Софья Терехова

Scorista: Доступное решение проблем рынка микрокредитования


Продолжаем серию интервью с командами-участниками Russian Startup Rating.

«Скориста» — это аналитическое агентство, предлагающее компаниям, специализирующимся на выдаче мелких и средних кредитов, услуги по быстрой и качественной оценке платежеспособности заемщика. Сервис, появившийся в 2013 году, представляет собой SaaS-решение, в основе которого лежат технологии DataMininig, MachineLearning и DataAnalyse. В марте 2014 году эксперты RussianStartupRating присвоили проекту рейтинг А.


Команда


Мария Вейхман (управляющий директор), Роман Клочков (директор по развитию и PR), Иван Третьяков (CEO).

Привет! Расскажите, пожалуйста, когда родился ваш проект?

Роман: Мы много работали над другими проектами в финансовой сфере, за плечами каждого из нас 10-15 лет опыта работы в этом секторе. И в какой-то момент стало очевидно, что проблемы российского рынка микрокредитования, связанные с оценкой заемщиков, очень острые и требуют решения.

Мария: Отстройка системы скоринга для компании с нуля не только очень сложна технически, но и дорога: её стоимость составляет от 6 до 10 млн рублей. И мы захотели создать понятное и доступное альтернативное решение — как для стартапов, так и для уже развивающихся бизнесов. Вообще, командой мы переходили от финансового стартапа к стартапу и занимались антикризисным управлением, помогая реанимировать бизнес и привлекать инвестиции тогда, когда всё разваливалось. И однажды, сделав в поте лица очередной проект, мы осознали, что пора решать проблему системно. Линейную контору делать не хотелось, хотелось что-то наукоемкое, чтобы было не стыдно, чтобы выйти на американский уровень.

Иван: И вот все свелось к тому, что в октябре 2013 года мы запустили проект Scorista. 5 февраля 2014 открыли офис, и 8 апреля начали работать в тестовом режиме с первыми клиентами.

Какой получилась Scorista? Какие задачи она решает?

Иван: У микрофинансовых организаций есть две задачи: снизить количество финансовых задолженностей и невозвратов, и при этом выдавать побольше денег. А поскольку их клиенты — это, в основном, люди с плохой кредитной историей и с большим количеством (семь и более) набранных кредитов, то задача МФО сводится к тому, чтобы точно понять, стоит кредитовать того или иного человека, основываясь на той кредитной истории, которую они получили из кредитного бюро. Но не у всех это получается. Интерпретировать кредитную историю в разрезе их нужд очень сложно — для этого нужен профессионал очень высокого класса или специальный софт. И выходит так, что объем выдачи у микрофинансовых организаций маленький, а показатель невозврата высокий и находится на уровне 30-60%. Вот мы и решили: с одной стороны, помочь микрофинансовому рынку улучшить операционную деятельность, а с другой, оградить людей, которые принципиально не смогут вернуть кредит, от того, чтобы взять таковой. То есть, такая социальная функция получается.

Мария: Мы оцениваем кредитоспособность заемщиков микрофинансовых организаций. Мы находим тех, чью кредитную историю можно улучшить, приняв положительное решение и выдав минимальный займ. Для этого мы разрабатываем новые методы и подходы. Кроме кредитной истории, или если таковой нет, мы анализируем информацию о человеке, в том числе, в социальных сетях. И пытаемся оценить, вернет он займ или нет. То есть Scorista — это экспертно-предсказательная система. В некоторых моментах она работает на «старушке» логарифмической регрессии, а в некоторых — на тех собственных подходах, которые мы применяем. Например, теории шторма из гидродинамики, которая предсказывает поведение человека в том случае, если к его долговой нагрузке добавятся еще какие-то факторы (анализ строится на основе ретроспективы поведения людей в сходных ситуациях). Есть ещё «теория кляксы», как мы ее называем. Тут имеется в виду визуально-аналитическое представление кредитной истории. Чем больше «ног» у кляксы и чем больше ее площадь, тем хуже кредитная история.

У меня есть МФО. Почему я не могу обойтись без вас?

Мария: Вообще, для того, чтобы определить качество заемщика, микрофинансовой организации нужна накопленная статистика. То есть просто так, с нуля открыть такую компанию, не имея данных по ретроспективе, невозможно. Поэтому мы предоставляем всем желающим осуществлять такую деятельность — гейт в нашу систему, куда они заносят данные по своему заемщику (анкету, паспортные данные и кредитную историю). Мы обрабатываем всю предоставленную ими информацию и даем ответ: выдать или отказать. И к этому прилагаем отчет с разъяснением того, почему мы отказали или одобрили сделку. Вся эта операция осуществляется в течение одной минуты.

А какая информация из социальных сетей влияет на кредитный статус человека, по параметрам Scorista?

Мария: Мы учитываем количество постов, число друзей, активность человека в соцсетях. Используем информацию о том, в каких группах человек состоит. У нас есть тематический классификатор групп, которые могут быть связаны с мошенничеством. Можно сказать, что мы смотрим на степень открытости человека. Более открытые люди с развернутыми постами в соцсетях, с хорошо заполненными профилями, возвращают кредиты чаще, чем те, кто только иногда «трындит» — эти возвращают хуже. Нужно иметь в виду, что социальные сети — это лишь дополнительный фактор в принятии решения. В большей степени мы основываемся на классических инструментах оценки.

Насколько ниже получается процент невозврата по кредитам, одобренным с помощью инструментария Scorista?

Роман: Вообще, они используют разные системы скоринга, и показатели у них разные. В среднем, показатель первичной просроченности по кредитам у них находится на уровне 36%, у Scorista этот показатель равен 22%.

Мария: И это при среднем процентном показателе одобрения по рынку.

Есть ли доверие к вашему сервису со стороны финансовых организаций? Как удаётся его завоёвывать?

Иван: Конечно, есть. Для этого мы предлагаем бесплатное тестовое пользование системой. Организации какое-то время загружают обезличенные данные по тем заемщикам, про которых уже знают, вернули они кредит или нет, насколько быстро они это сделали и т.п. Они видят, что оценочные показатели Scorista оказываются более реалистичными, и принимают решение о сотрудничестве с нами.

Роман: Вообще, нас удивило: несмотря на то что приглашать компании к сотрудничеству мы начали совсем недавно, месяц назад, уже набралось около пятидесяти желающих провести тестирование. Уже заключены договоры о сотрудничестве с десятью компаниями. Мы недорогие, мы профессиональные, мы даём достаточно точный результат. Ценник для финансовых организаций составляет 22 рубля за запрос по одному заемщику. В конце каждого месяца мы проводим аудит по числу заявок, и считаем итоговую сумму.

Мария: Нас отличает то, что мы даем гарантию. Например, по доведению показателя первичного невозврата до уровня менее 12,8%. Если мы не достигаем заявленных показателей, то финансовые организации могут не платить нам за услуги. Но как правило, даже если показатели выше заявленных, но при этом существенно ниже обычного уровня для организации, они все равно этому рады, и платят нам. Единственное условие гарантии — ответное предоставление данных о возврате или невозврате денежных средств клиентом, которого мы проверили. Они нужны для корректировки и развития интеллектуальной составляющей нашей системы.

Существуют ли аналоги Scorista?

Мария: Конечно, есть, и их много. Например, CRIF, Scortо, Xperia. Но они работают на западных рынках — преимущественно, на американском. За счет того, что у них рынок кредитования сложился давно, они все могут работать на основе анализа ретроспективы кредитных историй, по классической схеме. И они, как правило, больше ориентированы на банки, а не на МФО, как Scorista. Наша задача — отобрать лучших из худших, то есть произвести повторный отсев из тех, кому банки уже отказали. К тому же, у рядовых финансовых организаций есть большие сложности с интерпретацией предоставляемых ими данных. Готового и понятного решения они не выдают.

Планируете ли вы сами выходить на зарубежные рынки?

Мария: Сначала мы хотим закрепиться в России и сделать систему Scorista для заемщика. А потом уже можно задуматься о выходе на западные рынки: препятствий к этому никаких нет, везде рынок кредитования активно работает. Думаю, к этому шагу мы перейдем уже в следующем году.

Кстати, с темой кредитов в последнее время связано немало скандалов. Как вы вообще оцениваете жизнеспособность рынка микрокредитования в России?

Мария: Это самый жизнеспособный рынок. Сейчас у нас, как вы, наверное, заметили, идет тенденция по укрупнению банков, по ужесточению законодательных нормативов по выдаче кредитов — с точки зрения оценки заемщиков, страхования банковских рисков и т.п. А микрофинансовые организации так жестко не регламентируются. Соответственно, все мелкое кредитование населения постепенно уйдет в их нишу. Что касается повышения ими процентных ставок по кредитам, то это происходит потому, что у них нет партнеров по оценке заемщиков. Решение этой проблемы позволит скорректировать эту ситуацию.

Роман: Вообще, ситуация, конечно, достаточно напряженная. И у нас уже есть наработки по созданию информационного социального проекта для людей, который поможет им научиться взаимодействовать с кредитной системой.

Вы привлекали инвестиции для развития?

Роман: Привлекали, конечно. У нас пролонгированные инвестиции, которые мы привлекаем, что называется, step by step. Не хотелось бы сейчас озвучивать суммы и конкретику, потому что у нас есть еще несколько инвесторов, которые хотят войти в проект. И мы сейчас ведем с ними интенсивные переговоры.

Мария: Если говорить о каких-то конкретных интересных цифрах, то вот, например, есть такая. Когда мы только запускались и показали наш алгоритм, нас оценили примерно в $3 млн. Только за интеллектуальную собственность и команду.

А сегодня готовы ли вы продаться, скажем, за $100 миллионов?

Роман: Может быть, за $105 миллионов (улыбается). И оставим себе контрольный пакет. А если серьезно, мы всегда открыты хорошим предложениям, но тут нужно понимать, что наш бизнес без профессиональной команды работать не будет. И серьезный инвестор, как правило, настаивает на сохранении команды.

Как попали к нам в RSR и получили ли какие-то «полезности» от него?

Иван: Наверное, как и все стартапы, мы искали пути развития и пиар-продвижения проекта. Рейтинг в итоге дал нам возможность принять участие в выставке «Открытые инновации» в прошлом году и стать её финалистами. В целом, оценка RSR интересна не только для нас, но и для инвесторов. Когда мы им говорим, какой у нас рейтинг на вашем ресурсе, они начинают смотреть на нас другими глазами. Это во многом связано с большим пулом ваших экспертов, которым инвесторы склонны доверять. Это аргумент в нашу пользу и в диалоге с партнерами — микрофинансовыми организациями, потому что рейтинг показывает нашу значимость для отрасли в целом.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно