Кристина Манжула

Интервью с SAP: как рисование на стенах помогает в Big Data


Накануне Big Data Russia мы встретились с Дмитрием Армяковым и Дмитрием Шепелявым, топ-менеджерами компании SAP, крупного международного поставщика ПО для бизнеса, в частности — big data платформы SAP HANA. Дмитрий Армяков отвечает за инновационное направление в компании, возглавляя студию разработок SAP Labs, а Дмитрий Шепелявый руководит департаментом развития технологических решений SAP СНГ. 

О том, что позволяет удерживать лидирующие позиции на рынке, что включает в себя понятие «стартап», в чем сила российских специалистов и как рисование на стенах помогает в стратегии big data — читайте в интервью. 

SAP второй год подряд получает звание лидера в отчете компании Gartner. Что на ваш взгляд, позволяет компании удерживать такие позиции по сравнению с конкурентами?

Дмитрий Шепелявый: Нам удается совмещать технологические инновации в big data со знаниеми бизнеса, в котором мы работаем. Мы являемся не просто поставщиком ПО. SAP известна как компания, которая поставляет бизнес-решения на рынок уже сорок лет, помогая крупнейшим мировым российским компаниям строить эффективный бизнес, а не просто просто поставлять IT-инфраструктуру, либо программно-аппаратные платформыпоставщик операционных систем. Мы обладаем знаниями о внутренних процессах наших заказчиков, которые мы же за годы существования и оптимизировали, и изучили.

Расскажите, пожалуйста, как работает лаборатория SAPlabs. Насколько мне известно, целью ее создания было удешевить стоимость и упростить внедрение на рынок продукции SAP. Удалось ли этого достичь?

Дмитрий Армяков: Прямой задачи удешевить не было. Россия не самая дешевая страна с точки зрения разработчиков. Задача стояла в другом. Мы действительно очень давно работаем на российском рынке, уже более двадцати лет, и очень плотно интегрированы в российскую экономикуие компании. Наши решения используются очень большим числом российских и крупных, и средних, и мелких российских компаний. Соответственно, всегда была идея, что необходимо быть ближе к своим заказчикам. Быть ближе к своим заказчикам — это размещать производство рядом с ними, чтобы лучше понимать их требования и разрабатывать решения, точнее удовлетворяющие их потребности. Одним из драйверов открытия лаборатории SAP Llabs в России было то, что регион — один из ключевых рынков, и пора было уже приземлять здесь наше производство.

Какие самые инновационные решения в каких областях и направлениях удалось найти SAP Labs?

Дмитрий Армяков: SAP Labs является частью глобальной организации. Мы работаем как на российский, так и на зарубежный рынок. Из того, что мы здесь делаем, большую часть занимают вещи, связанные с локализацией решений, с адаптацией их под требования российского рынка, но кроме этого также ведем проекты в области Cloud и, безусловно, в области Big Data. В том числе, совместно с нашими заказчиками реализуются проекты по адаптации их потребностей в области больших данных.

Дмитрий Шепелявый: Есть еще одна немаловажная часть работы SAP Labs. Когда крупные заказчики начинают задумываться о больших данных (что-то читали, что-то слышали, но не знают, с какой стороны начать), они приходят к нам с просьбой поделиться нашим опытом на международном уровне. В режиме совместного мозгового штурма мы помогаем понять им, как они могут зарабатывать больше с помощью тех больших данных, которые у них есть или которые они могут собрать. Эта методолгия называется design thinking. SAP Labs поднаторел в использовании инновационных методов в разработке как идей, так и продуктов. Обычно такое сотрудничество заканчивается успехом, когда мы совместно с заказчиком в режиме мозгового штурма, понимаем, что делать с большими данными в его конкретном случае.

Дмитрий Армяков: Design thinking — действительно очень интересная тема. Мы недавно на одной из конференций обсуждали ее с коллегами, которые занимаются этим глобально, и пришли к интересному мнению. Есть большое количество компаний, которые занимаются дизайном (не в смысле дизайна помещений, а именно design thinking). Многие из них делают скорее методологию для методологии. То есть они профессионалы именно в области дизайна, помогают заказчикам использовать эту методологию для решения тех или иных задач. SAP тоже имеет большое количество сотрудников по design thinking, но существенное отличие SAP от обычного дизайн-бюро — глубокое понимание как раз бизнеса. Мы используем эту методологию со знанием того, что должно получиться в конечном этапе. Наши специалисты хорошо обучены индустриям — они хорошо понимают например нефтегазовую отрасль или любую другую отрасль, где существуют наши решения.

Кстати, собственно, помещение, где мы сидим, тоже в основном создано благодаря design thinking. Здесь можно писать на стенах, на стеклах! Когда мы начали применять эту методологию в России, начиналось все с того, что люди говорили: можно я попробую что-нибудь написать? Первую неделю так и было: писали лозунги, рисовали картинки, цветочки — сейчас же эти стены, по сути, используются как очень мощный рабочий инструмент. На первый взгляд может показаться, что это не имеет отношения к большим данным, но в реальности это связано. Когда идет разработка системы на маленьком кусочке бумаги, то люди ограничены им ограничены, то есть их мышление становится замкнутым. Для того, чтобы перейти к следующей связанной мысли, нужно перелистнуть листочек бумаги. Когда задействована стена, то этого ограничения уже нет. Обсуждая и иллюстрируя какую-нибудь идею, людям не нужно переходить на какой-то новый листочек, они продолжают мысль в одном пространстве. Ќогда нет разрывов в мышлении, идет поток мышления, и обсуждение льется непрерывно и становится более продуктивным. Кроме того, один из принципов design thinking: как можно больше экспериментировать с концепцией. Если вам надо что-то поменять, на бумаге вы этого уже не сделаете. Тут вы просто берете — стираете с доски, и у вас уже другая блок-схема. Гибкость людей, которые занимаются разработкой с помощью этой методологии, и эффективность их работы существенно повышается. Это позволяет создавать решения, в том числе, и для работы с большими данными.

Сотрудничает ли SAP со стартапами? Как бы вы могли оценить рынок стартапов в области big datа сейчас?

Дмитрий Армяков: На самом деле, тема быстро растущая, как и вообще, сфера big data. Одна из проблематик, которые мы видим, особенно для России, большое количество компаний работают в режиме copycat (copypaste), то есть они копируют чью-то идею. Как мы видим, уникальные идеи начинают появляться как раз в области big data. Возможно, это связано с тем, что страна большая, и люди привыкли мыслить большими масштабами и большими данными. Кроме того такие задачи есть у индустрии: у многих компаний, которые работают в России. Они видят примеры использования big data которые приносит SAP, наши партнеры, клиенты, и иногда наши конкуренты. Видят, что это не просто сказка, а реальная технология, которую можно использовать, в том числе, и для получения коммерческого выигрыша. И рынок, в том числе и молодые предприниматели, начинает все больше проявлять интерес к big data.

Один из плюсов, который есть у российских компаний — большое количество людей, которые умеют разрабатывать математические модели, а big data — очень часто это не только программирование, а разработка идеи с точки зрения математической модели, модели логической. В России много людей с одной стороны с предпринимательской жилкой, а с другой — с хорошим техническим образованием, в том числе, математическим или физико-математическим.

Дмитрий Шепелявый: Я бы расширил само понятие «стартап». Обычно у нас «стартап» понимается, как мелкая компания из двух-трех человек, которые родили идею и хотят ее коммерциализировать, и, в итоге, продать за миллиард долларов Facebook. На самом деле, сейчас все больше крупных корпораций делают внутренние стратапы. Примеры на рынке мы знаем: это и «Альфабанк» с AlfaLab, и «Мегафон» с Megalabs. Есть примеры, когда большая корпорация понимает, что без анализа больших данных ей никуда, но в режиме рутинной работы она ничего с ними не сделает, потому что все погрязли вслишком заняты операционныхми процессах и включить для свежено взгляда просто нет времени фантазию не могут. Поэтому корпорации выделяют специальные компании, специальные подразделения, дают им независимость, обеспечивают их ресурсами и кидают их на штурм бизнес-идеи по использованию big data, чтобы потом лучшее взять и применить к себе уже в операционной дея€тельности. Я бы тоже такое стартапом назвал, конечно. SAP много очень работает с такими компаниями, потому что материнские компании этих стартапов почти 100% наши клиенты. Поэтому здесь у нас особо складывается особо успешное сотрудничество складывается.

Какие самые перспективные сферы для внедрения решений SAP в области больших данных?

Дмитрий Шепелявый: Да любые. Назовите индустрию, и мы придумаем, где там есть big data.

Дмитрий Армяков: Мы мониторим рынок на экономические тренды. Необязательно по конкретной индустрии, а в целом, какие драйверы, механизмы рынка меняют те индустрии, которые нас окружают. Сейчас мы видим несколько таких мощнейших трендов. Во-первых, это глобальный рост среднего класса: растет потребление и все те процессы, индустрии, которые связаны с производством товаров для среднего класса, с логистикой, с хранением и т.д. То есть фактически один тренд сразу задействует, как веером, огромное количество индустрий, в которых рождаются потребности в big data.

Еще один тренд, которые меняет многие экономические процессы на глобальном уровне, это мобильные устройства, постоянно подключенные к интернету или к сетям передачи данных. Их количество растет огромные темпами: в некоторых странах оно даже выше одного-двух устройств на человека, включая маленьких детей и старшее поколение. Все эти устройства рождают определенные данные, задействовано множество индустрий, которые заняты как производством этих устройств, так и написанием программ для этих устройств, предоставлением сервисов и прочее.

Еще один очень интересный тренд — это интернет вещей, то есть это даже не просто мобильные устройства, а все большее количество датчиков во всем, начиная от холодильников и заканчивая тележками в магазинах, которые также подключены к сетям передачи данных. Это рождает еще большое количество информации, которое требует постоянной переработки и попыток сделать из этих данных какое-то полезное применение. Например, в ритейле огромное количество данных рождается из каждой покупки — сам чек уже содержит огромное количество информации о потребителе, которая предоставляет огромную ценность для той или иной компании. С интернетом вещей это становится еще более значимым.

Все это ведет к тому, что за последние 5-10 лет человечество уже нагенерировало данных больше, чем за всю предыдущую историю. Возникает вопрос, как все эти данные обработать и превратить их в какие-либо знания, либо в какие-либо модели, помогающие развивать экономические процессы.

Расскажите подробнее о программных решениях SAP в области big datа.

Дмитрий Шепелявый: Что такое big data? Есть определение. Это три V: Velocity — скорость, Volume — объем и Variety — разнообразие. Есть данные и они не структурированы: разные цифры, видео и аудио тексты в одном флаконе. Та технология, которая умеет работать с данными, характеризуются этими тремя V и называется платформой big data. У нас такая платформа есть на базе нашей in-memory БД SAP HANA. Она является не единственным участником платформы, но ее ядром, вокруг которого вращаются остальные наши решения: например, методы работы с теплыми/холодными данными, средства интеграции, средства бизнес-аналитики, предиктивная аналитика, математические алгоритмы, которые позволяют строить прогнозы на базе больших данных. Все это опробовано в реальных проектах, все это работает у наших заказчиков и интегрируется с бизнес-приложениями от SAP и другими приложениями. Вот это то, что дает нам уверенность. Возвращаясь к предыдущему вопросу про приоритетные индустрии, то это те, где идет общение с розничным покупателем, есть конечный покупатель, человек. Там, конечно, big data востребована в первую очередь: банки, ритейл, телеком, транспорт, программы покупки-продажи билетов.

Дмитрий Армяков: Кроме того, есть вещи, связанные с медициной и с фармакологией, где объем данных огромный: для того, чтобы разработать лекарство нужно не только вложить огромное количество денег, но и исследовать и перелопатить огромное количество данных. Напрямую это, конечно, связано с тем, каким образом обслуживаются конечные люди, но с точки зрения разработки, скорее, относится к классу b2b. Это те решения, которые покупают или используют учреждения или компании, занимающиеся медициной, биомедициной, чтобы в конечном итоге разработать продукты или новые подходы к лечению.

Вы устраиваете стартап-форум SAP, посвященный технологиям в больших данных, а так же являетесь спонсором Big Data Russia. Расскажите, в чем вы видите цель подобных мероприятий. Что вы хотите извлечь из этого и что могут вынести участники?

Дмитрий Армяков: Тематика в какой-то степени схожа, но стартап-форум, скорее, носит очень прикладную задачу. Мы используем его для общения с компаниями, которые заинтересованы в разработке решений в области big data на наших платформах, но в то же время, это входное мероприятие в программу акселерации SAP, программой которого оно является.

Big data Russia, с моей точки зрения, это скорее возможность рассказать о себе, показать, что у нас есть реально мощнейшая технология, которую можно использовать, и есть понимание того, для чего и как это используется, есть механизмы работы с очень разными сегментами заказчиков и партнеров. Это может быть интересно более широкой аудитории, нежели той, которую мы собираем на стартап-фокус программу.

19 сентярбя RUSBASE и SAP приглашают на конференцию Big Data Russia, посвященную сфере больших данных.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно