Элина Кириллова

Три в одном: фонд, акселератор и инкубатор


Недавно появилась новость о том, что Роман Абрамович выкупил долю Sape.ru у Mail.ru Group. Учитывая, что основатели SAPE одновременно являются руководителями фонда Impulse VC (участник RusBase Partners Program), всем сразу стало интересно, имеет ли "сырьевик" Абрамович какое-то отношениек нему? Мы обратились за комментариями к представителям Impulse VC. Вадим Дьяков и Кирилл Белов сказали только то, что инвестиционная структура фонда не является частью SAPE, а комментировать чужие сделки у них нет права.

Тем не менее, основатели Impulse VC рассказали подробности о своей новой компании.

Что есть Impulse VC? Как одна венчурная единица может быть одновременно и инкубатором, и фондом?

Impulse – это акселератор и инкубатор технологических интернет-проектов, который осуществляет посевное финансирование компаний с потенциалом масштабирования бизнес-модели и выхода на международные рынки.

Мы ориентируемся на опыт Израиля и США, смотрим на китайские венчурные механизмы. В нашем понимании, акселератор - для людей с идеей, инкубатор - для людей с прототипом, фонд - для людей с работающей моделью бизнеса, требующего расширения.

  • Как акселератор, мы предлагаем cовременное офисное пространство в Москве, бесплатную инфраструктуру. Инвестируем $50 тыс. за 15%.
  • Как инкубатор, мы предлагаем доступ к сети опытных менторов, бухгалтерское и юридическое сопровождение, широкую базу контактов по всему миру, экспертную, консалтинговую, дизайнерскую, дистрибуторскую поддержку на всех этапах развития проекта. Инвестируем $400 тыс. за 35%. Участвуем в управлении проектом.
  • Как фонд - вместе с соинвесторами инвестируем до $1 млн.

Мы стараемся финансировать команды, которые прошли вместе с нами первые шаги по поиску и формированию оптимальной бизнес-модели и протестировали продукт в инкубаторе.


Все-таки, не очень понятно. Подскажите хотя бы одну практику, схожую с вашей? Те же 500Startups и Plug&Play - это типичные акселераторы, и венчурными фондами они себя не называют.

Можем привести в качестве примера Plus Ventures (Израиль). 

На текущий момент нам важнее узнаваемость среди проектов ранних стадий, чем звание венчурного фонда. Поэтому, если это принципиально, можете называть нас инкубатором. Только в России это понятие никогда не связывают с доступом к финансированию. Инкубаторы воспринимаются как посредники, консультанты. У нас же под управлением есть собственный капитал.


Как проходит отбор проектов? Может ли команда подать заявку сразу по трем направлениям? Как вы определяете, по какому из направлений стартап может присоединиться к Impulse VC?

Инвестиционная команда направляет краткие резюме и экспертизу по проектам на рассмотрение партнерам фонда. Решение принимается исходя из суммы необходимых на развитие инвестиций, степени готовности продукта, а также оценки потенциала команды инициаторов. В акселератор мы готовы брать сильные команды с глобальной идеей и первыми наработками. Для следующего раунда финансирования мы проводим экспертизу и тщательно изучаем бизнес-модель, конъюнктуру и потенциал развития рынка. Если речь идет о венчурном раунде, то без Due Diligence не обойтись.


Ранее вы вкладывались в проекты для синергии с SAPE, а теперь ушли в акселерационную модель. Что подтолкнуло?

Все верно. Мы стремимся диверсифицировать активы. Текущие портфель и внутренние сервисы SAPE позволяют нам протестировать проект на самой ранней стадии и получить конверсии привлечения пользователей, так как покрывают практически все каналы продвижения в интернете.


Какие вы ставите KPI на год для Impulse? Ставят ли перед вами задачи инвесторы?

За первый год мы планируем профинансировать 10-15 проектов на предпосевной стадии, осуществить инвестиции в 3-5 проектов на посевной стадии и закрыть 1-2 сделки раунда А.


Где вы ищете проекты?

На RusBase проекты просматриваем. Ищем команды на рынке. И предлагаем им лучшие условия. Помимо этого, мы ориентируемся на то, что будем растить наших резидентов от идеи до первых венчурных раундов.


В "Ведомостях" вас сравнили с ФРИИ - прокомментируете? 

ФРИИ выполняет прекрасную задачу и социальную функцию. Мы собираемся формировать сообщество молодых, амбициозных предпринимателей, которые не боятся реализовывать идеи. Наша задача - помочь им на всех этапах развития проекта. Мы с радостью будем рассматривать проекты, прошедшие программу ФРИИ.


Планируете ли вы, что все проекты в результате найдут других соинвесторов? Или планируете создавать "доморощенные" компании? (например, для синергии с Sape?)

Мы планируем искать соинвесторов на стадии, когда проекты готовы к масштабированию. Мы считаем, что должны держать инвестиции ровно до тех пор, пока наше участие является не только финансовым, когда мы можем предложить уникальную экспертизу. Чтобы выходить на другие рынки, нам понадобятся партнеры, которые уже сейчас активно идут на контакт и рассматривают варианты сотрудничества.


На каких условиях вы бы согласились вступить с синдицированную сделку? Как вы думаете, есть ли смысл "прятать" некоторые проекты от соинвесторов?

Думаем, что российскому рынку не хватает открытости. Мы рады рассматривать предложения от соинвесторов по текущим портфельным компаниям. Готовы предложить свое участие в новых проектах вместе с технологической и маркетинговой экспертизой.


Многие считают, что если предприниматель сам по себе является крутым интерпренером, то инкубатор ему не нужен, и он все равно сделает классный бизнес. Если же он из себя ничего не представляет, то акселератор ему не поможет. Что скажете?

Хорошее замечание. Однако, вряд ли хороший предприниматель откажется от бесплатной инфраструктуры и относительно дешевых длинных инвестиций. Мы не навязываем образование, менторов и консалтинг. Все инициативы носят добровольный характер.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно