Михаил Ефимкин

Звезды Рунета рассказали о своих «ритуалах» перед полетами

Известно, что у летчиков, которые летают очень много, есть сложная система ритуалов для подготовки к полетам. Кто-то выкуривает полсигареты до рейса и полсигареты после, чтобы долететь удачно. Кто-то царапает фюзеляж, чтобы тот долго служил...

Главный редактор портала Airinme.com Михаил Ефимкин узнал, есть ли такие ритуалы у звезд Рунета, предпринимателей и управленцев ИТ-индустрии, а также попросил их рассказать самые запоминающиеся случаи во время путешествий по воздуху. Историй набралось немало — с удовольствием ими делимся.


Разрабатывая наш сервис, мы сами редко можем оторваться от мониторов и мышек, чтобы куда-нибудь полететь. Но всегда интересно поспрашивать об авиапутешествиях других. Обычно наши собеседники — представители интернет-индустрии, с которыми мы много общаемся по работе, да и просто так.

Вот некоторые истории из тех, что я услышал.

image description
Аскар Туганбаев,
интернет-продюсер, создатель порталов Rutube и Videomore

Мы с женой и четырьмя детьми очень любим путешествовать: на самолете — в зарубежные страны, на машине — по разным городам России. В подарок младшим детям я всегда покупаю специфические местные игрушки. Потом эти вещи годами напоминают о поездках.

Перед отлетом домой мы всегда приезжаем в аэропорт пораньше и берем там подарки друзьям и родственникам. Чаще всего это местные напитки и еда, поэтому их удобно покупать в последний момент. Иногда это выходит дороже, часто — сильно дешевле. А бывает, что это просто единственный способ официально купить редкие продукты, которые точно попадут на борт, вроде черной икры, коньяка или испанского хамона.

В каждой поездке стараемся забираться в самую аутентичную глушь, например, в португальскую деревню или удаленный виноградарский поселок в Италии. Там обязательно находим местный специфический ресторан, где нет не только русского, но и англоязычного меню. Заранее выучиваем несколько фраз и блюд на местном языке. Так выходит дешевле, но часто приходится доверять выбор блюд местному персоналу.

Так как мы путешествуем с кучей детей, у нас регулярно возникают сложности при рассадке в самолете, особенно при стыковках рейсов и трансфере крупногабаритного багажа (колясок). На местах прибытия — то же самое. В частности, выяснилось, что в Венеции на 300 с лишним мостов нет ни одного пандуса: нам с женой пришлось таскать двойную коляску для близнецов со спящими детьми на руках по всему городу.

Из смешного: вспоминается, как в одном европейском городе мы (без детей) залезли в велобар, где барная стойка располагалась в центре трамвайного вагончика. Все сидевшие за ней посетители пили пиво и крутили ногами педали, чтобы этот вагончик ехал. Но их усилий и энтузиазма явно не хватало, поэтому вокруг трамвайчика бежали специальные молодые люди, которые толкали его по всему маршруту.

Из острых ощущений во время недавних путешествий мне запомнилась паника, которая возникла пару недель назад во время экскурсии в военную тюрьму в Лиепае. Тогда экскурсовод запер меня в абсолютно темном бетонном карцере, но, к счастью, довольно быстро выпустил.

image description
Антон Носик,
общественный деятель и популярный ЖЖ-блогер

Я заранее знаю траекторию посадки самолета в аэропорту прибытия, поэтому сажусь у того иллюминатора, в который лучше виден город прилета в последние минуты перед посадкой. Для Хитроу и Бен-Гуриона это место А, для Марко Поло и Ниццы — место F. Для всех других аэропортов подходящее место можно определить на авиасайтах — нужно посмотреть, каким курсом там самолеты заходят на посадку.

image description
Дмитрий Чернышев,
культовый ЖЖ-блоггер

Мой главный ритуал в путешествиях: если выпью кофе по-ирландски перед отлетом в аэропорту, значит, поездка будет хорошей. Началось это случайно — с Англии, а потом стало повторяться во всех воздушных гаванях.

Из всех путешествий запомнилась история в Чернобыле. Там мы прочитали на дозиметре шутливую надпись «Здравствуйте, когда вы прочитаете эту надпись до конца, повреждения вашего организма, вызванные ионизирующим излучением, примут необратимый характер», после чего пошли внутрь четвертого реактора — саркофага. А потом нас на полном серьезе долго не хотели выпускать оттуда, так как один из посетителей болтающейся крышечкой от объектива зацепился за что-то очень радиоактивное.

image description
Константин Гаранин,
основатель краудсорсинговой платформы Citycelebrity и маркетингового агентства Mybrandbrand

Перед поездкой я стараюсь как можно меньше изучать место назначения, чтобы, прилетев, не смотреть через призму кем-то сказанного, а воспринять место максимально самостоятельно. Я не покупаю карты и не открываю путеводители — иду, куда глаза глядят, все познаю на собственном опыте. Лишь после этого я обращаюсь к тому, что пишут другие.

В одно из недавних путешествий на Бали я ездил на мопеде, и посреди дороги у меня закончился бензин. Я покатил мопед к бензоколонке — тут останавливается местный и предлагает меня оттранспортировать. При этом он не стал меня тянуть на веревке, как это делают с машинами, а ехал на своем байке и толкал мой ногой сзади. Пока мы ехали, нас догнал еще один, у которого была с собой бутылка бензина. И он, не останавливаясь, залил мне в бак литр топлива, а потом, не взяв денег, уехал дальше. Это было одновременно и страшновато, и необычно, и очень трогательно.

image description
Аркадий Сандлер,
исполнительный директор компании «Наносемантика»

В путешествиях у меня несколько ритуалов. Один из них — при регистрации на рейс стараться получить места на 13-м ряду. Это какое-то «наше» число в семье еще с детства.

Другой ритуал — найти в московском аэропорту Guinness и выпить пинту перед полетом. В России перестали продавать ирландский эль задолго до санкций, много лет назад, и теперь его варят по лицензии, кажется, в Калуге. Аэропорты остались единственным местом, где можно попробовать оригинальный напиток.

Еще одна традиция — в любом месте путешествии найти большую воду (главный водоём): реку, море, океан, озеро. Я в принципе очень люблю воду, но как мне пришла в голову эта идея, не помню. Могу только сказать, что появилась эта традиция в 2006 году, когда я работал директором по развитию HH.ru и очень много летал по делам этой компании.

image description
Константин Бочарский,
основатель сервиса для журналистов Pressfeed

Мне очень нравятся аэропорты как символ «большого путешествия». Нравится их атмосфера, пространство. Наверное, еще пару веков назад люди с такими чувствами смотрели на парусники в портах Лиссабона или Глазго. Они обещают открытия, новые миры, изменения.

На мой взгляд, самая лучшая инструкция по деловым авиапутешествиям — фильм «Мне бы в небо» (Up in the Air) с Джорджем Клуни. Никто лучше него не знает, как правильно выспаться в самолете, пройти досмотр и прочее. Правда я, в отличие от героя Клуни, никогда не спешу и не стараюсь оптимизировать время во время перелета. Как я уже сказал, авиаперелет — это «путешествие». Зачем портить его спешкой?

Что касается персональных ритуалов, то это скупка местной прессы. Видимо, сказывается профессиональная деформация — как-никак, 15 лет в деловых СМИ. А еще, если перелет не слишком тяжелый, люблю разбираться в местном транспорте: автобусах или электричках из аэропорта. Это гораздо интереснее, чем такси, и позволяет гораздо быстрее начать погружаться в тот самый «новый мир», в который попал. Возможно, это также часть «профдеформации» — заметка пишется лучше, если глубже погрузился в детали места.

Сейчас мы с командой Pressfeed планируем запуск в других странах, и я практически уверен, что первые же шаги по аэропорту Берлина или Мадрида приведут меня к прилавку с местной прессой. Что, кстати, снова окажется вполне уместной привычкой.

image description
Алена Макова,
блогер, основатель компании Podarking

Почти всегда в аэропорту я отмечаюсь в соцсетях. Это такое оповещение для всех, что я не в офисе, и после этого меньше людей мне звонит и пишет — все знают, что ты уехал.

В самолете я пролистываю бортовой журнал — очень их люблю и всегда нахожу там что-то полезное. Обычно там оказываются идеи по моему маршруту (а маршрут я редко строю заранее) или же я нахожу в этих журналах идеи подарков для своего бизнеса. Несколько раз мне попадались статьи про бизнес моих друзей, я фотографирую и шлю им, чтобы они порадовались. Например, в подборках мобильных приложений я дважды находила проекты друзей, они даже не были в курсе этих публикаций.

Историй во время перелетов было много — веселых и не очень. Когда мы летели из Красноярска в Хабаровск, были какие-то сложности на взлете: глушили двигатели, выключали свет, мы никак не взлетали. Некоторые начали комментировать: «Ага, так мы и не долетим никуда». Другие кричали: «Идиоты, прекратите такое говорить!». Весь самолет, в общем, чуть не передрался во время взлета.

А во время рейса в Израиль на борту человеку стало плохо с сердцем, и мы наблюдали поиск врачей среди пассажиров, споры и молившихся на полу в истерике родственников, но закончилось все хорошо.

Однажды мне пришлось покупать билет прямо на стойке регистрации с телефона буквально за пару минут — так как Qatar Airways не выпускали меня из Гонконга во Вьетнам без обратного билета. А в Тольятти продали билетов больше, чем мест, и меня одну везли на другой самолет , который уже ждал на взлетной полосе, отдельным автобусом. Конечно, перед этим минут 10 представители двух авиакомпаний ругались, разбираясь, кто будет этот автобус оплачивать.

image description
Светлана Берегулина,
директор по маркетингу компании «1С-Битрикс»

Я летаю довольно часто — каждый месяц один-два раза (чаще стараюсь не летать), и я из тех редких людей, кому это надоело и не нравится. Да, я не люблю путешествия, перелеты и всю эту дорожную романтику. Поэтому все свои полеты-путешествия стараюсь организовывать так, чтобы потратить как можно меньше сил и иметь возможность отдохнуть после.

Из ритуалов — съесть сырники и выпить кофе в аэропорту перед вылетом. Обязательно беру в поездку сиреневого вязанного медведя Нильса, чтобы от его лица вести репортаж в Instagram. В самолете слушаю аудиокниги и стараюсь не есть «самолетную» еду — она невкусная и вредная. Сижу всегда у прохода: не люблю летать на других местах.

Из самых запоминающихся полетов — наверное, перелет на Кубу после ледяного дождя в декабре. Аэропорт Домодедово был обесточен, рейс перенесли на сутки, потом пришлось просидеть в аэропорту шесть часов и в самолете — три, а по прилету на Кубу оказалось, что была потеряна половина багажа.

А еще был перелет с Бали в Москву с костылями. Я сломала палец на ноге, и врачи запретили наступать на ногу, чтобы не было смещения. Меня катали по аэропортам на каталке — у меня для этого и справка была. Жаль, но лучше всего запоминаются только вот такие экстремальные перелеты.

image description
Александра Вяль,
сооснователь бюро необычных экскурсий «Барселонер», сооснователь «Антипремии Рунета»

Я много лет очень боялась летать, но при этом летала каждый месяц, а то и чаще. Поэтому перед полётом я старалась по максимуму измотать себя, чтобы к моменту взлета было уже вообще все равно — лечу я, плыву или еду. Главное, что могу, наконец, посидеть в кресле.

Я много работала над собой и своим страхом. И несколько лет назад я, в рамках все той же борьбы, училась на летчика малой авиации. Теперь могу сказать, что почти полностью свой страх победила. До сих пор немного не по себе на взлете, но это чувство длится пару минут, и я отлично знаю, как с ним справляться. Поэтому нынешние мои ритуалы связаны, скорее, с тем, чтобы полет не был напрасной тратой времени: готовлю заранее книгу, планшет, плеер, чтобы можно было провести мои стандартные 4,5 часа (обычно я летаю из Москвы в Барселону и обратно) с максимальной пользой – почитать то, что не успеваю читать дома, организовать заметки, расшифровать интервью, сверить с самой собой планы.

После преодоления аэрофобии я стараюсь успокаивать того, кто боится лететь прямо сейчас. Отучившись на пилота, я поняла, что Airbus, Boeing, Cessna или «ЯК» — для всех самолетов законы полета те же. И мне кажется правильным успокаивать соседей (если они не против, разумеется), объясняя им, что и в какой момент происходит, что означают звуки внутри и за бортом, почему мы вообще не падаем, а летим, и так далее. А однажды, наоборот, я летела с пилотом гражданской авиации, и тут уж он всю дорогу рассказывал мне разные подробности и детали нашего полёта, а также истории из своего летного прошлого. Это было интереснее любого фильма и книги.




Материалы по теме:

В кризис жизнь закончилась? Что-то я не согласен...

Открытие Турции «уронило» цены на другие туристические направления

Как российский сервис для аренды частных самолетов попал в акселератор в США

Ричард Брэнсон дал 5 советов молодым предпринимателям

22 любимых книги Марка Цукерберга


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно