Иван Афанасов

Весь мир учится у Стэнфорда работать с биотех-стартапами

Руководитель образовательной программы акселератора «Формула БИОТЕХ 2016», основатель ООО «НАПОЛИ» Иван Афанасов рассказал про Стэнфордскую программу Stanford Biodesign Innovation, нацеленную на работу с биотех-стартапами, и ее аналоги по всему миру. Конечно, в стороне не осталась и Россия.

В подготовке материала помогал заместитель генерального директора Научного Парка МГУ Василий Петреченко.


В мире все большую популярность набирает модель «от потребностей к продукту». Ученые и рынок идут на максимальное сближение: наука изначально фокусируется на существующих «пробелах» отрасли и предлагает разработки, способные их заполнить.

В американских биотехнологиях такую модель реализует программа Stanford Biodesign Innovation, в российских первой стала акселерационная программа «Формула БИОТЕХ 2016» на базе Научного парка и Биотехнологического бизнес-инкубатора МГУ.

Во многих странах мира ориентация науки на бизнес – довольно новая история. Традиционно ученые создавали технологии, не задаваясь вопросом ее дальнейшего применения. В результате рыночно ориентированные инновации были скорее исключением, чем правилом.

 Не избежала этой проблемы и Россия. Наука и бизнес в нашей стране традиционно развивались параллельно, поэтому первой нередко не хватало инвестиций, второму – новых технологических решений.

Кузница кадров

Стэнфордский университет – один из «зубров» американской науки, поэтому неудивительно, что биомедицинская программа взяла свое начала именно здесь. Долгое время предпринимательство в этой отрасли строилось по принципу «придумал – ищу применение». То есть ученые создавали технологии без оглядки на бизнес, упуская из виду отраслевые запросы. Наука двигалась вперед, в то время как насущные потребности рынка «зависали» в ожидании.

Чтобы решить эту проблему, в 2001 году в Стэнфордском университете была организована и существует по сегодняшний день программа Stanford Biodesign Innovation. Она предлагает курсы сроком от одного до трех лет для обучения рациональному биомедицинскому предпринимательству.

Основная идея состоит в том, чтобы сформировать мультидисциплинарные команды из трех-четырех человек. Молодые инженеры, ученые, медики, предприниматели собираются для решения конкретных отраслевых проблем. Научная степень значения не имеет: в одной команде намеренно объединяют и магистров, и докторов наук. Цель одна – обмен компетенциями и взаимозаменяемость звеньев.

В течение нескольких недель технологические «новобранцы» проходят ускоренный курс во всех областях биомедицинского предпринимательства: инженерное дело, менеджмент, бизнес. Команды взаимодействуют с самым широким кругом экспертов: от практикующих врачей до венчурных инвесторов и лидеров отрасли. В результате программа получает работоспособные команды, полностью готовые к общению с рынком.

От каждого – по потребности

Самое важное – участников учат структурировать инновационный процесс. И под номером один в этом списке – выявление тех сегментов рынка, где новые технологии жизненно необходимы и, главное, реализуемы на практике.

Команды  Stanford Biodesign Innovation «с головой» погружаются в наблюдение: общаются с пациентами и врачами, следят за новостями, изучают страховые случаи, жалобы. Итоговый список потребностей нередко включает сотни пунктов: нехватка оборудования, низкая чувствительность тестеров, неэффективные лекарства – его можно продолжать бесконечно.

 Однако все это – лишь первый шаг к решению проблемы и верхушка айсберга,  не дающая полного представления о том, в чем действительно нуждается рынок биотехнологий. Поэтому задача команд – тщательно изучить массив полученных наблюдений, найти среди них не просто проблемы, а их источники и сформулировать «якорные» запросы. Те, которые имеют не всегда очевидное, но оптимальное решение, заинтересованность рынка и финансовые перспективы.

В свое время Генри Форд сказал: «Если бы я спросил людей, чего они хотят, они бы попросили более быструю лошадь», – но он не стал ускорять лошадей, он придумал автомобиль.

Именно из-за риска ошибок и неправильной трактовки запроса участникам настоятельно не рекомендуется думать о решениях на начальном этапе. Ухватившись за первый попавшийся запрос, команда может попросту не увидеть настоящую проблему.

Простой пример: специалисты медицинского центра просят второй экран для рентгеновского аппарата. Решение, казалось бы, лежит на поверхности: разработать его. Но более глубокое изучение показало, что суть проблемы – в несовершенной визуализации данных, которую можно улучшить программным обеспечением. Это быстрее и дешевле, чем создавать технологию с нуля.

Поэтому слишком быстрое движение к решению задачи губительно. Команды действуют поступательно, выбирая потребности с наибольшим масштабом, легким решением и эффективной финансовой отдачей.

Мозговая атака

Только после того, как список запросов многократно профильтрует пул экспертов, команды берутся за разработку технологических решений. На мозговой штурм дается относительно немного – 8-10 месяцев.

За это время ребята придумывают десятки потенциальных решений. А затем подбирают их, как пазлы, к конкретным условиям:  бизнес-моделям, технологической осуществимости, наличию интеллектуальной собственности. Отчеты для экспертов формируются еженедельно. Неудачные идеи отправляются в мусорный ящик, перспективные – на разработку первичного прототипа.

На этом задачи не кончаются: каждая команда обязана следовать «Правилу двадцати». То есть не начинать бизнес, пока как минимум 20 клиентов не подтвердят, что именно об этой разработке они мечтали всю свою жизнь.

Это своего рода лакмусовая бумажка, чтобы определить консьюмеризацию, то есть приспособление нового продукта на рынке.

Программа обязывает участников мыслить стратегически на всех этапах: от разработки проекта до его коммерциализации. Им необходимо всегда быть на шаг впереди, заглядывая в будущее и обозначая потенциальные проблемы. Проект может быть гениальным, но если его реализация требует слишком много времени и средств, команда должна понимать – перспектив у него нет.

Безусловно, уровень неопределенности до конца остается высоким, как и уровень рисков, что является особой проблемой для ученых, привыкших к доказательствам и сухой статистике. Но в этом и состоит еще один плюс программы – научить принимать решения в условиях ограниченной информации, то есть  реальных условиях рынка. Поэтому в модели Stanford Biodesign Innovation шансы на «приживаемость» технологии намного выше, чем может дать любая научная лаборатория.

Один к пятнадцати

Думать, что Stanford Biodesign Innovation – лагерь отдыха для талантливых биотехнологов, ошибочно. Попасть в программу непросто: на 100-120 заявок всего 8 мест, то есть поступает каждый пятнадцатый конкурсант. Однако эту гонку компенсируют бонусы, которые получают участники, успешно завершившие проекты.

Во-первых, это карьерный рост: крупные биотехнологические компании борются за выпускников программы, которые обладают самыми широкими компетенциями в отрасли. Программа учит их мыслить нелинейно, с расчетом на будущее.

В то время как многие специалисты фокусируются на абстрактных концепциях, эти ребята умеют переводить концепции в технологии, а технологии – в готовый коммерческий продукт.

Во-вторых, это возможность начать собственный бизнес. По данным исследований Стэнфорда, почти половина всех выпускников программы организовали стартапы. И тому есть объяснение: молодые биотехнологи готовы рисковать, зная, что даже в случае неудачи они смогут получить работу в корпорациях.

В-третьих, это богатый опыт в рамках научной деятельности. Магистры и доктора, освоив программу предпринимательства, становятся опытными бойцами научного фронта.

Атака клонов

Программа Stanford Biodesign Innovation оказалась настолько продуктивной, что у нее появилась масса последователей. В 2011 году Массачусетский технологический институт совместно с Мадридским научно-исследовательским институтом организовали биомедицинскую программу M + Visión. На участие в ней ежегодно приходит до 200 заявок, из которых одобряют только 10. Но, как и в случае со Стэнфордской программой, плюсы перевешивают чашу весов в свою сторону.

Принятые экспертами проекты получают финансирование на ранней стадии реализации, благодаря чему шансы на успешный стартап повышаются в разы. Например, один из выпускников M + Visión совместно с командой адаптировал обычный эндоскоп для получения 3D-данных, чтобы снизить смертность от рака ободочной и прямой кишки. Прототип прошел испытания в одном из крупнейших клинических учреждений США – Массачусетской больнице в Бостоне.

Модель прижилась и в других странах: INNO-X Healthcare в Дании, BioInnovate Ireland в Ирландии, Design Health Barcelona в Испании, Clinical Innovation Fellowships в Швеции, CD2 Innovation Fellowship в тех же США.

В основе  этих инициатив лежит все та же Стэнфордская программа, так или иначе связанная с ними партнерскими отношениями. Несмотря на национальную специфику каждой, их объединяет общая миссия участников –  изучение сотен неудовлетворенных потребностей рынка.

В России уже упомянутая «Формула БИОТЕХ 2016» отличается от других программ тем, что охватывает не только медицину, а целый ряд биотехнологических отраслей: среди них производители медицинских изделий, частные клиники, академические институты, сельскохозяйственные компании  и представители промышленных биотехнологий.  

Сегодня на площадке акселератора молодые ученые под руководством биотех-компаний изучают рынок и разрабатывают инновационные технологии, и уже на начальных этапах известно, под решение какой проблемы будет заточена их разработка. Поэтому и проблема невостребованности их будущих изобретений перед участниками не стоит.

Кроме того, команды не одиноки во взаимодействии с рынком: им активно помогает Научный парк МГУ и партнеры программы ОАО «РВК» и «Иннопрактика». Это объясняется традиционной закрытостью биотехнологического рынка, с которым технопарк может налаживать необходимые контакты. В результате в программу были вовлечены 40 компаний, которые предложили свои задачи для решения, 13 компаний – нашли самостоятельно участники акселератора, которые пришли на программу со своей идеей и смогли привлечь к ней внимание игроков рынка.

Таким образом, успех подобных программ (а значит, и ключ к эффективному управлению инновациями в биотехнологиях) складывается из нескольких основных факторов: концентрация на конкретных проблемах рынка, исследование, оценка и поиск реальных запросов, сильная междисциплинарная команда,  генерация оптимальных решений и вхождение в рынок. 


Материалы по теме:

Биотехнологов испортил кадровый вопрос?

Из-за кризиса стартаперы стали умнее

Кто инвестирует в биотехнологии и биомедицину?

В Москве откроют коворкинг с лабораторией для биотеха


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно