Петр Жегин

Британский опыт запуска MOOC: ни профита, ни инноваций


В России будет запущена Национальная платформа онлайн-образования. В проекте принимают участие восемь вузов: МГУ, СПбГУ, Высшая школа экономики, МИСиС, Санкт-Петербургский политехнический университет, Санкт-Петербургский национальный университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), МФТИ и Уральский федеральный университет. Вузы хотят обмениваться онлайн-курсами для студентов, а также платно предоставлять их всем желающим.

«Ведомости» сообщают, что на первом этапе проект обойдется в 400 млн рублей — по 50 млн рублей в ближайшие три года предоставят 8 вузов-учредителей. Об окупаемости создатели не думают — для университетов это возможность «продемонстрировать… конкурентные преимущества и разработать качественные курсы от лучших преподавателей страны».

Петр Жегин (эксперт венчурного фонда ABRT) решил обратить внимание на опыт Великобритании — Лондонский университет (The University of London, UoL) в 2013 году запустил 4 MOOC (массовых открытых онлайн-курса) на платформе Coursera.

Подразделение международных программ Университета Лондона (The University of London International Programmes) опубликовало отчет по результатам запуска четырех MOOC на платформе Coursera.

Помимо данных об операционных аспектах запуска платформы (время подготовки, бюджет, кадровое обеспечение и пр.) из отчета можно заключить, что запущенные университетом MOOC’и:

A. Не решили важную задачу по привлечению студентов на традиционные программы;

B. Несмотря на технологические возможности, не стали прорывной инновацией на момент подготовки отчета.

Только 35 студентов традиционных программ сообщили, что использовали MOOC

Как утверждают авторы, среди студентов, подавших заявления на традиционные программы, только 35 человек указали, что были пользователями университетских платформ, притом что курсы насчитывали более 200 тысяч зарегистрированных пользователей.

Даже с учетом краткого периода времени между запуском MOOC’ов и подачей заявок на традиционные программы — конверсия менее 0,1% выглядит неутешительно.

MOOC’ам в исполнении The University of London (UoL) также трудно приписать характер прорывной инновации, которая, согласно К. Кристенсену, «приносит пользу тем, кто не мог потреблять оригинальный продукт».

Как видно из отчета, пользователями MOOC’ов по-прежнему остаются не лишенные шансов на образование жители «третьего мира», а профессионалы развитых стран.


Портрет пользователя MOOC от UoL выглядит так:

  • 34 года (моложе 37 — у Coursera);

  • житель развитой или развивающееся страны, например, 22% студентов из США, 6% из Индии;

  • хорошо разбирается в предмете курса — менее 30% студентов сочли свои знания «скудными»;

  • в более 60% случаев уже получил высшее образование.


Принимая во внимание аудиторию университетских MOOC’ов, не кажется удивительной низкая доля завершивших обучение — около 6-18% «активных студентов» (то есть, тех, кто совершил больше действий, нежели регистрация на курс, это 32-50% от зарегистрировавшихся).

Изучив отчет, можно предположить, что MOOC’и являются скорее дополнительным инструментом образования для уже продвинутых пользователей, нежели единственным доступным источником знаний для начинающих.

Хочется согласиться с Кристенсеном в том, что MOOC’и имеют шансы эволюционировать в нечто большее, нежели каналы привлечения студентов или edutainment, однако путь предстоит неблизкий.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно