Ксения Гейн

Что такое «умные контракты» — или как законно украсть $50 млн

Управляющий партнер юридической компании «Гейн и партнеры» Ксения Гейн уверена: за «умными контрактами» будущее — несмотря на то, что они оказались уязвимы и мы все еще не можем чувствовать себя в безопасности.

Вот какие риски есть у технологии.


В 1994 году американский программист Ник Сабо придумал идею о так называемых умных контрактах. Это компьютерный протокол, который на основе математических алгоритмов самостоятельно проводит сделки с полным контролем за их выполнением. Главные ценности «умного контракта» — снижение издержек, отсутствие возможности вмешательства третьих лиц и отсутствие рисков неоднозначных трактовок и несправедливых решений судов.

Но в то время технологий для исполнения подобных задач еще не существовало. Первые «умные контракты» появились только в 2013 году.

Слово «контракт» в вышеупомянутом словосочетании наталкивает на мысль о чем-то юридическом и закрепленном в законодательстве. Однако «умный контракт» как раз к простым юристам имеет совсем отдаленное отношение.

Составляя договор, юрист стремимся снизить все возможные риски неисполнения обязательств одной из сторон. А «умные контракты» делают все автоматически. Казалось бы, в этом случае контракт нельзя не исполнить или исполнить ненадлежащим образом: за всем следят математические алгоритмы. 

Вот что можно отметить, если разбирать «умный контракт» по правилам гражданского законодательства. Предметом «умных контрактов» должен являться объект, находящийся в том же поле, что и сам контракт. То есть в виртуальном мире. Платой за контракт выступают либо криптовалюты (вроде известных всем биткоинов), либо взаимные обязательства, что роднит контракт с бартерной сделкой.

Прав и обязанностей сторон в смысле, который закреплен в российском законодательстве, не существует. Ведь главное отличие «умных контрактов» — это возможность их автоматического исполнения. Здесь нельзя изменить условия контракта в одностороннем порядке. Программный код прописывает все условия и возможные ситуации, регулируя отношения сторон.

Кто такой сетевой юрист?


Одной из профессий будущего, по версии Forbes, является профессия так называемого сетевого юриста. В его обязанности входит создание законодательства виртуального мира, урегулирование вопросов интеллектуальной собственности, не попадающих под правила Гражданского кодекса, а также другие функции, направленные на обеспечение порядка в Cети.  


Будущее, очевидно, за юристами, которые смогут идти в ногу со временем и защищать клиентов не только офлайн, но и в онлайн-режиме. Именно поэтому одной из задач в собеседовании на должность юриста в нашей компании, например, будет правовая оценка ограбления The DAO.

Работает ли «человеческий фактор»?

Кажется, что «умные контракты» невозможно обмануть. Но недавно оказалось, что «человеческий фактор» здесь тоже играет свою роль.

В 2016 году был запущен проект The DAO, первая Децентрализованная автономная организация (ДАО). Проект, за созданием которого стоит команда стартапа Slock.it, ставил перед собой амбициозную цель: создать венчурный фонд, работающий без участия человека — инвесторы получали возможность голосовать за решения этого фонда через алгоритмы. Никаких лидеров и руководителей, только правила, заложенные в код, за исполнение которых отвечают компьютерные протоколы.

Проект привлек около $100 млн инвестиций — в криптовалюте, а затем его взломали. Хакеру удалось вывести около $50 млн.

Ограбление проекта The DAO — а это один из самых амбициозных проектов на базе Ethereum — опровергло теорию «идеального мира».

Тот баг, которым воспользовался некий недобросовестный человек (хотя его можно назвать и гением) — это операция по выходу из проекта. Процесс предполагает создание дочерней компании и вывода на нее «денег» участника. И затем обновление баланса системы. Именно между двумя эти процессами и произошло зацикливание, в результате которого система снова и снова выводила долю участника на дочернюю компанию, не обновляя баланс для завершения операции.

Описанные действия в системе проекта The DAO не подпадают под действие Уголовного кодекса — и их действительно затруднительно квалифицировать, а еще труднее доказать. Этим, к слову, и воспользовался хакер, который пообещал подать в суд, если у него отберут полученные деньги.

Сложилась парадоксальная ситуация. Человек, по сути, своровал $50 млн (пусть и в криптовалюте). При этом, согласно закону, он не считается мошенником.

При этом я считаю, что за «умными контрактами» будущее. Это близкий к идеальному способ заключения сделок и структурирования отношений сторон. Но, как мы видим, очень важно связывать виртуальный мир с реальным законодательством.



Материалы по теме:

Зачем в Украине внедрять блокчейн на госуровне

Фейл Ethereum: удастся ли громкому проекту вернуть доверие пользователей?

5 самых смешных цитат чиновников о технологиях

Внутри секретной биткоин-шахты в Китае

Карточки: кому нужен блокчейн и где его взять?

Австралийское правительство собирается приравнять биткоин к валюте

Свяжись с героем материала
Ксения Гейн
Ксения Гейн
связаться
Rusbase Connect: медиа как сервис

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно