Петр Левич

Искусственный интеллект будет «доживать» за нас после смерти

Петр Левич, директор департамента взаимодействия науки, технологий и общества в МТИ, написал о «третьей части личности» человека – цифровом следе, который мы оставляем после себя.

Вот к чему приведет любовь к Facebook и развитие технологий.


Давайте подумаем, чем описывается в конкретный момент времени наша личность, сознание, «я»? В рамках данной статьи примем за данность факт, что описывается она исключительно состоянием мозга и остальной нервной системы. То есть положением всех связей нейронов, их возбужденностью, а также количеством гормонов и других химических элементов, влияющих на наше поведение.

В науке это называется коннектом (connectome) – совокупность и конфигурация всех нейронов, их связей, распределения зарядов, и метаболом (metabolome) – совокупность и конфигурация всех синапсов, молекул нейромедиаторов, гормонов.


Персональное цифровое окружение. Цифровой след

Если рассмотреть нашу современную жизнь в целом, то для полного описания состояния нужно добавить третью составляющую. Это персональное цифровое окружение – профили в социальных сетях, вся информация из писем в ящике электронной почты, наши комментарии и ответы.

Потому что мы в большой степени олицетворяем свою страницу в социальной сети с «я». Ее конфигурация явно зависит от нашей личности.

Доказать это можно методом «от противного». Сделаем это: если бы вы зашли в свой Facebook и обнаружили, что кто-то отредактировал там раздел «информация о себе» – и теперь она не соответствует фактам вашей жизни – что бы вы почувствовали? Наверное, неловкость, обиду, потерянность? И это вполне рационально: такой подмен информации введет в заблуждение друзей и коллег.

Но не только по этой причине, тут есть что-то еще… Что-то более глубокое. Кроме неудобства, вы бы, наверняка, почувствовали, будто кто-то влез к вам в голову и изменил что-то в вашем самосознании, разве не так?


Связность

Можно доказать это не только «изнутри», но и «снаружи».

Сейчас большее число людей составляет свое мнение о нас по цифровому следу, чем по личному общению. Пропорцию можно увязать с числом Данбара, но, не углубляясь в эту область, скажу, что эмпирически у меня эта пропорция 10 к 1. И тут можно вспомнить, что ко Дню друзей Facebook опубликовал исследование количества рукопожатий (речь идет о достаточно известной «теории шести рукопожатий»).

Социальная сеть вычислила граф для своих пользователей – полутора миллиардов человек. Получилось примерно 3,57. Надо понимать, что среднее «расстояние» равно примерно 4,57, а 3,57 – это среднее количество посредников, или так называемая «степень разделения»: именно это понятие подразумевается в теории шести рукопожатий.

Получается, что с 1969 года (именно тогда появилась эта теория), человечество с помощью Facebook стало более связным – в 1,68 раза. И даже еще в 2011 году (по 721 миллиону пользователей Facebook) этот параметр был равен 3,74. Повышение связности мы можем ощущать буквально при жизни.


Третья часть личности. Силиконом

Предлагаю называть этот цифровой след, это персональное цифровое окружение, третью часть нашей личности siliconome (силиконом), по аналогии с теми двумя ome'ами.

Наверное, вскоре личность в целом даже юридически будет неотделима от силиконома. Это идет сильно вразрез с анонимностью в интернете (а я ее сторонник).

Но будем честны – в большинстве случаем мы и не хотим этого отделения, а в случае с той частью информации, которые мы рассказываем о себе по собственной воле, даже боимся этого отделения. Проблема цифровой идентичности – пример из второго абзаца про изменение личной информации в профиле социальной сети как раз об этом.


Переходя в виртуальный мир

Ну а потом придет развитая VR  и AR – и глубинное обучение нейронных сетей (deeplearning) тоже достигнет нового уровня.

В момент того, когда мы офлайн, наш аватар ­– deeplearning интеллектуальный агент, собранный и обученный на нашем силикономе – будет вполне активно действовать в VR-мирах. Правда, не проявлять явной инициативы (все же мы пока не рассматриваем вариант «сильного ИИ»).

Но так ли часто мы сами будем проявлять в виртуальном мире явную инициативу? Не думаю, что этот deeplearning-аватар внутри VR можно будет отличить от аватара, управляемого человеком онлайн.

В целом, технологический пакет для этого уже почти собран. Нейронные сетки обучаются на записях с форума и обманывают студентов. Компьютер узнает человеческую мораль, «читая» книги.


Смерть

И тут возникает интересный вопрос о смерти. Умирает только коннектом и метаболом. Силиконом «живет» сколь угодно долго. А обученный на нем deeplearning-агент может действовать в VR так же, как при жизни «прототипа». В этом ограниченном смысле цифровое бессмертие возможно.

Человек приходит на сервер VR и далеко не сразу может понять, сколько процентов от его «жителей» – обученные на силикономе уже мертвого человека нейронные сетки. Думаю, в этом случае первый раз в истории слово «призрак» можно будет употреблять без всякого смещенного смысла.


Вместо вывода

Описанная ситуация «сращивания» силиконома с нашей личностью, скорее всего, приведет к переосмыслению человеком самого себя. Это ослабит нетерпимость к киборгизации и редактированию генома человека. Ведь если Homo sapience – это не только мозг, но и цифровой след, который человек может легко редактировать, то и к редактированию того, что внутри человека, мы отнесемся проще.

А киборгизация и редактирование генома – это, прежде всего, здоровье и полноценная жизнь для людей, которые без этих технологий умрут либо останутся инвалидами. Так что, силиконом спасет еще много жизней.


Материалы по теме:

Этические проблемы в генетике: о чем спорят ученые

Искусственный интеллект будет заниматься рекрутингом на Уолл-стрит

Билл Гейтс назвал две полезные книги по искусственному интеллекту

Стартап Luka выпустил чат-бота на основе переписки умершего человека

Google научит искусственный интеллект рисовать и сочинять музыку


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно