Станислав Сажин

Осенью я решил отдать все финансы в руки сотрудникам – и вот что вышло

Станислав Сажин, основатель социальной сети для врачей «Доктор на работе»продолжает рассказ о внутреннем устройстве своей компании. Сегодня – о втором управляющем органе, финансовом комитете.


Как появился финансовый комитет

Есть такой известный человек, Рикардо Семлер, я уже цитировал его несколько раз. Он написал две книги – «Маверик» и «Выходные всю неделю». В книгах рассказывается о компании, в которой у акционеров очень мало власти, но при этом такая компания оказывается куда более эффективной, чем другие.

Я прочитал книги летом 2015-го, после чего у меня в голове зародилась идея – попробовать и в «Докторе на работе» пойти на такой же риск. Почему бы и нет? Самое большое, что обычно боятся потерять акционеры, – это власть над деньгами. Они считают, что сотрудники при первой удобной возможности эти деньги заграбастают и сбегут.

Да, мне тоже было страшно. Но я подумал, что если не рискнуть, то «Доктор на работе» продолжит развиваться по образцу десятков других маленьких компаний, которые не находили внутри себя ресурсов для роста, поэтому искали их снаружи. А я боюсь, что в нынешней экономической ситуации искать ресурсы для роста снаружи очень тяжело.

Финансовый комитет стал самым рискованным нашим экспериментом.

В начале осени я предложил правлению выбрать трех человек в свежесозданный комитет (причем все трое не должны быть акционерами) и дать этим людям на месяц, в качестве эксперимента, право принимать все финансовые решения и подписывать финансовые документы. Сначала это было воспринято с недоверием, даже, скорее, с шоком, потому что я вообще не слышал, чтобы в России нечто подобное происходило. Ну, шок не шок, а идею решили реализовать. Выбранными людьми оказались главный бухгалтер, главный разработчик и один из руководителей направления продаж. По сути, это три компетенции: финансовая компетенция; по самой ресурсоемкой части – это разработка; и компетенция тех, кто нам приносит деньги, – это продажи.

Мы создали подробную инструкцию о том, как они могут работать. Кстати, у финансового комитета, как и у правления, предусмотрены ежеквартальные и ежегодные премии в виде процента с прибыли – у них также есть мощная мотивация снижать расходы и повышать выручку. 


Что решает комитет

Мы решили, что финансовый комитет будет утверждать и подписывать, по доверенности от меня, все финансовые документы, все документы с подрядчиками и клиентами. Будет утверждать и проводить все платежи. И ежегодно будет утверждать финансовый план компании.

Без согласия финансового комитета ни один из акционеров не может подписывать никаких финансовых документов.

Как это выглядит – детальнее.

Для любых платежей, которые не превышают бюджет, утвержденный на год, финансовый комитет принимает решения сам. Для платежей, которые превышают бюджет не более, чем на 10%, нужно единогласное решение. Для того, чтобы превысить бюджет более, чем на 10%, либо изменить бюджет – нужно согласие акционеров. У всех членов комитета есть доверенности, поэтому они от моего имени подписывают все финансовые документы, включая банковские.

Сейчас финансовый комитет встречается пару раз в неделю, обычно по вторникам и четвергам, и рассматривает все платежи, все запросы от сотрудников, от отделов, потом принимает решения, публикует их и проводит соответствующие платежи.

Самая крупная задача у комитета была в декабре, когда мы утверждали бюджет на год. Это было тяжело, потому что было в первый раз. Двое из трех человек вообще в первый раз имели дело с такими финансами. Им пришлось ознакомиться с тем, как мы платим налоги, как можно спрогнозировать выручку, сезонный спрос, разные колебания, текучку кадров, расходы на поиск новых сотрудников, различные непредвиденные обстоятельства. В общем, мы где-то два месяца делали бюджет – с ноября по декабрь. За это время было много сложных ситуаций, но в итоге финансовый комитет обо всем договорился.

Мы приняли бюджет, затем показали его всем акционерам, инвесторам. Причем я прямо сказал, что этот бюджет писали не мы, его писал финансовый комитет, где нет ни меня, ни моего партнера Ильи Куприянова – то есть нет акционеров. Это было воспринято с удивлением, естественно. Но в итоге весь бюджет был принят почти без замечаний – только внесли одну небольшую правку. Так что работу финансового комитета можно считать успешной. Конечно, по итогам этого года посмотрим, насколько бюджет соответствовал реальности. Но думаю, что все сделано неплохо.

Чем еще занимается финансовый комитет? Он утверждает бонусы, премии. Например, за январь они придумали мотивационную систему для всех направлений, в том числе и для руководства – поквартальную, ежемесячную, годовую. В других компаниях, насколько я знаю, акционеры сами придумывают, как себя мотивировать. У нас наоборот – сотрудники придумали, как мотивировать топ-менеджмент.

Мотивационная система включает множество критериев, в том числе предусмотрено лишение премий. Например, вчера финансовый комитет обсуждал, лишить ли премии за неделю трех сотрудников, которые серьезно вчера утром накосячили. В обычной ситуации это решение бы принимал я, но если эти полномочия финансового комитета, они об этом думают вместо меня. В чем еще плюс лично для меня? Если они все-таки лишат коллег премии, то коллеги, конечно, будут недовольны, но их недовольство будет направлено не в адрес меня, а в адрес финансового комитета. С другой стороны – так выше мотивация, потому что все сотрудники понимают, что премии или отсутствие премий, которые придумывает финансовый комитет, вызваны не желанием акционеров забрать деньги себе, а решениями их же коллег.


К чему это привело

Первый месяц, экспериментальный, прошел успешно. Я опасался, что деньги разворуют – не разворовали. А после этого мы программу продлили бессрочно – с конца октября финансовый комитет работает в полную силу.


О будущем

В будущем я рассчитываю, что финансовый комитет возьмет на себя финансовое планирование в большей мере. Потому что сейчас мы, скорее, прописали, что мы ожидаем в ближайшем году, исходя из текущих условий, и надеемся, что это будет исполняться. При этом, к сожалению, мы никак не учитываем совершенно новые рынки – сколько надо на них тратить денег или какую отдачу мы от них можем получить.

За рамки текущей операционной деятельности финансовый комитет пока не выходит. Это можно понять – они существуют всего 3-4 месяца. Но все же я надеюсь, что через год-два этот орган в работе превратится в такой аналог настоящих финансовых комитетов крупных корпораций. То есть там будут приниматься действительно долгосрочные решения, влияющие на жизнь компании на многие годы вперед. Ну и, в любом случае, для меня гордость, что «Доктор на работе», наверное, первая в России компания, где финансовые решения акционеры осознанно передали в руки простых сотрудников – а не акционеров.


Материалы по теме:

Не даете сотрудникам принимать решения? Будете убыточны!

«Мне казалось, что я гениальный предприниматель...»

13 вещей, которые руководители стартапов делают лучше других

Что такое холакратия?

Размер имеет значение: почему стартапу лучше быть Давидом, а не Голиафом?

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно