Юлия Епифанцева

Куда приводит импортозамещение?

В последние годы государство обратило пристальное внимание на IT-отрасль. Причин тому немало – объем рынка, связанный с интернетом, составляет 16% ВВП.

Серьезность намерений подтверждают не только активные меры Роскомнадзора и прочих ведомств в попытке взять ситуацию под контроль, но и законодательные нововведения, в том числе касающихся курса на импортозамещение, который был взят в 2014 году. По словам властей, импортозамещение должно стать подспорьем для развития отечественного бизнеса.

Однако насколько это здравая идея и, если так, то были ли прецеденты с положительным результатом?

Разобралась Юлия Епифанцева, директор по развитию PROMT в России.


В XX веке история знала несколько примеров импортозамещения

...И безболезненных среди них не было.

Та ситуация и та стратегия, которая выбрана сегодня Россией, напоминает путь Латинской Америки в 50-е годы.

Тогда основными инструментами стали как раз протекционистские импортные пошлины и прямое участие государства в ряде отраслей. Правда, там были еще дешевые государственные кредиты и льготы – чего, к слову, IT могут лишить через некоторое время. За 30 лет политики импортозамещения ежегодный рост ВВП в Бразилии и Аргентине оценивался в 5,5% (по открытым данным). Рос и ВВП на душу населения, и уровень жизни. Однако, как показали впоследствии крупные международные исследования Бруклинского института, Манчестерского университета, CINDES и российских экспертов, экономическое чудо быстро кончилось.

«Отсутствие конкуренции, внедрение политики импортозамещения во все сферы производства,  ориентация на ограниченный рынок приводили к неэффективности, росту издержек и, как следствие, росту цен. Инфляция в период действия программы импортозамещения была очень высокой и измерялась двухзначными, а в 80-е годы даже трехзначными цифрами», – отмечает Светлана Молчанова, директор Союза производителей легкой промышленности, в аналитической статье по ВЭД.  

Коварство заключается в том, что импортозамещение, проводимое по пути тотального закрытия своих внутренних рынков без ориентации на экспортное производство, дает кратковременный скачок вперед с мучительным откатом на два шага назад и долгосрочным кризисом. В результате в период с 1980 по 1990 заработная плата в Латинской Америке упала с 32% до 28% от ВВП, дефицит дохода вырос с 2,4 до 4,1% от ВВП. А процент бедного населения от общей его численности приблизился к 46%.

В этот же период по пути изолированности рынка пошли страны Азиатско-Тихоокеанского региона (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Китай), однако они в 60-е сменили курс на производство товаров и технологий на экспорт, начав субсидировать и кредитовать предприятия и компании, производящие продукцию с высокой добавочной стоимостью в больших объемах.

Долгое время бизнес в сфере информационных технологий в России развивался без активного участия государства и особых барьеров: из маленьких стартапов вырастали компании международного уровня, их основатели вкладывали свои средства и самостоятельно искали инвесторов, не сомневаясь в перспективах новой отрасли. И это принесло свои плоды: под подсчетам аналитиков IDC, в 2013 году российский IT–рынок составлял  $34 млрд. Во многом причина такого успеха была в том, что IT-отрасль не попала под жесткий контроль государства.

Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства компаний-разработчиков программного обеспечения РУССОФТ, в свое время дал четкое определение этому явлению: «…российские программисты изначально жили в чисто рыночных условиях – без господдержки, но и без защиты внутреннего рынка. Можно считать, что мы вступили в ВТО с первого дня перестройки и сразу же стали конкурировать с глобальным бизнесом. Практика показала, что если у нашего программиста есть образование и опыт участия в сложных наукоемких проектах, если он понимает азы рынка и хочет учиться, у него есть шансы на успех».

 Однако начиная с 2014 года рост российского IT-рынка под влиянием глобальных макроэкономических факторов замедлился. Российские власти, помимо тех или иных компенсационных мер, поддерживают IT-индустрию, пытаясь создать иностранным компаниям менее благоприятные условия на российском рынке – в том числе в рамках собственного законодательства.

Для этого, кстати, и создается единый реестр российского ПО, которым компании должны пользоваться, делая закупки для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

С 1 января 2016 запрещается закупать импортное ПО при наличии российских аналогов.  

Предложение о  введении налога на добавленную стоимость иностранным компаниям вроде Google и Apple, которые продают услуги через интернет – другой яркий и спорный пример поддержки российских IT-компаний.

Импортозамещение в сфере ИТ

Это непривычная для мировых рынков практика. Страны со здоровой экономикой предпочитают иной путь поддержки и развития своих отраслей. Он, прежде всего, должен быть связан со стимулированием инновационных процессов, в том числе и налоговыми льготами, развитием широкой сети инновационных центров, поддержкой международного сотрудничества.

IT – это транснациональная отрасль, и отечественные компании всегда равнялись на передовые мировые разработки и глобальные рынки, что в итоге и привело к появлению конкурентоспособных продуктов не только на российском, но и на мировом рынке. Для PROMT и для наших коллег по отрасли зарубежный рынок – это важный ориентир, позволяющий оставаться в русле мировых трендов, взаимодействовать с европейскими и американскими клиентами и партнерами, участвовать в международных проектах.

Именно международный вектор позволяет развивать технологии и совершенствовать продукты.

Кроме того, это и сохранение финансовой стабильности. Несмотря на общий спад и приостановку роста, в 2014 году IT-индустрия вышла на второе место в технологичном экспорте России после военно-промышленного комплекса (ВПК). В нынешней экономической ситуации для многих возможность предлагать свои продукты за рубежом – это и способ продержаться на плаву, и возможность развиваться как бизнесу.

Предлагаемый же российскими властями экономический путь не сулит качественного роста и развития. Даже несмотря на все обещания по финансовым вливаниям со стороны Минкомсвязи, которое заявило о создании российского Фонда развития ИТ для разработки и продвижения отечественного программного обеспечения так как новейшие разработки, на которые были затрачены усилия многих мировых компаний в партнерстве, защищены патентами.

Несмотря на постоянную конкуренцию, компании по всему миру объединяются для поиска решений тех или иных проблем, обмениваются компетенциями.

Кроме того, ценность продукта, создаваемого для внутреннего и внешнего потребления – в том, что его будут покупать из-за его достойного качества, а не из-за отсутствия доступа к альтернативам. Чем больше клиентская база, чем больше распространение продукта, тем больше перспективы совершенствования продукции и роста компании как эксперта.

Путь импортозамещения – по сути, попытка имитации чужих достижений, копирование, а не прорывы в области  собственных технологий.

В нынешней ситуации экономическая политика слишком зависит от политических решений. Рассматривать санкции как подспорье недальновидно: во-первых, многие компании не спешат внедрять у себя свое, отечественное – расцветают «черные рынки» покупки импортного приобретения ПО и оборудования через третьих лиц или закрытые тендеры. Во-вторых, финансовая ситуация вкупе с отсутствием выгодного кредитования и политической нестабильностью делает предпринимательство в принципе более рискованным делом.

Для IT-отрасли, равно как и для других сфер экономики, открытость рынков имеет большое значение.  

Гораздо более эффективной себя показала другая стратегия по продвижению своей продукции на рынки внешние. Например, Израиль не только поддерживает развитие отрасли, создавая ей комфортные условия и предлагая максимальные льготы, но и продвигает продукцию своих компаний через полсотни торговых представительств по всему миру. И на вторую часть программы идут затраты ничуть не меньшие, чем на первую.

Импортозамещение должно быть только в той узкой нише, где оно связано с безопасностью и государственной тайной, в остальном  миссия государства – помогать отечественным компаниям и их продукции выходить на международный рынок.


Материалы по теме:

8 российских стартапов из области интернет-безопасности

Импортозамещение в IT – опыт SkyparkCDN

6 вопросов, которые спасут проект

«Роль инвесторов в России очень скромна»

Из-за кризиса стартаперы стали умнее

Фото на обложке: Shutterstock.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно