Александр Фролов

Зачем сооснователи Lamoda инвестировали в сервис доставки еды

Вслед за интервью с основателями компании FoodFox мы публикуем разговор партнера фонда Target Global Александра Фролова с другими участниками раунда — бизнес-ангелами Флорианом Янсеном и Нильсом Тонзеном, сооснователями одного из крупнейших онлайн-ритейлеров в России и СНГ — Lamoda. 


Александр Фролов: Коллеги, наверное, нам стоит начать с того, как вы пришли в бизнес, чем занимались до Lamoda, какой у вас бэкграунд?

Нильс Тонзен: Мы запустили Lamoda вместе с Домиником (Доминик Пикер-Хухцермейер) и Буркхардом (Биндер Буркхард Эндрю) около 5,5 лет назад, до этого я работал с Rocket Internet, занимался различными стартапами, среди которых Groupon и Zalando.


Насколько я помню, вы совсем рано начали работать с венчурными проектами, не помните, когда был самый первый стартап?

Флориан Янсен: Да, мы начали довольно рано, я основал свой первый стартап в 18, а Нильс еще в 16 лет.


Флориан Янсен


А где получали образование?

Н.Т. Я получил степень в Европейской Бизнес Школе в Эстрих-Винкеле.

Ф.Я. А я учился по программе MPA в Колумбийском Университете в Нью-Йорке, а также получил MPA в Лондонской школе экономики и диплом в области экономики в Германском университете Виттен/Хердекке.


С учетом опыта в Lamoda вы отлично можете помочь предпринимателям ценным советом. Но все-таки основателей Lamoda четверо, какая экспертиза именно у вас?

Н.Т. Я думаю, что будет сложно назвать конкретные направления и зоны ответственности, потому что большинство решений мы в итоге принимаем вместе — и в целом работаем как команда, но, пожалуй, я больше занимаюсь продажами, маркетингом, закупками, финансами, правом, а Флориан больше сфокусирован на операциях внутри компании, таких как логистика или взаимодействие с клиентами. Он также работает с биржевой аналитикой, B2B, развитием бизнеса в СНГ, HR и организационным развитием.


Нильс Тонзен


Уверен, к вам часто обращаются различные предприниматели за возможными инвестициями и поддержкой в различных формах, что Вас привлекло именно в Foodfox?

Н.Т. В первую очередь я смотрю на Foodfox с точки зрения потребителя, сервис восполняет определенные мои потребности и предлагает мне то, чего раньше не было на рынке. Есть другие игроки, но у них либо нет той еды, которая мне интересна, либо правильного сервиса. Поэтому с точки зрения потребителя на рынке существовала абсолютно свободная ниша.


А с точки зрения инвестора?

Н.Т. С позиции инвесторов нас привлекла продуманная бизнес-модель сервиса Foodfox и отлично выстроенная логистика.

По сути, мы сейчас наблюдаем два поколения компаний, которые занимаются этим направлением. Первое — просто создатели маркетплейса, к которому подключаются рестораны. Но они не отвечают за тот опыт, который получит в итоге потребитель, потому что передают ключевые функции на аутсорс. А Foodfox — это уже новое, второе поколение компаний, которые отлично разбираются в операционном блоке, запустили собственную логистику и поэтому могут гарантировать пользователю отличное качество сервиса и позитивный опыт от заказа.


Как вы думаете, смогут ли эти два поколения работать вместе и делить рынок?

Ф.Я. Мы уверены, что второе поколение компаний будет постепенно вытеснять первое и в конечном счете станет победителем в гонке за огромный рынок еды на вынос, поэтому у Foodfox отличные перспективы и возможности в России.


Вы несколько раз упомянули операции, а Lamoda известна тем, что многие операционные функции выполняет самостоятельно, а не отдает на аутсорс как многие другие компании. Чему Foodfox мог бы научиться у вас?

Ф.Я.  Для начала я хотел бы отметить, что оба основателя Foodfox — и Максим, и Сергей — в свое время работали в нашей компании и занимались именно операциями в той или иной форме, поэтому, по сути, они сами наблюдали, какие процессы работают на деле, а какие, напротив, неэффективны. Это дало им определенную подготовку, которую они в дальнейшем использовали, когда решили создать свой бизнес уже после ухода из Lamoda.

У них есть отличное понимание того, как работает этот бизнес, как управлять командой, как ее ориентировать на потребности клиентов. Это то, чему они научились в Lamoda и это, несомненно, помогло им на этапе выстраивания своей собственной операционной модели внутри Foodfox, собственной логистика.


Foodfox удалось привлечь миллион долларов на сравнительно ранней стадии – это серьезное достижение на сегодняшнем рынке. Насколько легко привлечь посевное финансирование в России сейчас? И что бы вы посоветовали предпринимателям, у которых есть похожие отличные идеи?

Н.Т. Несмотря на то, что в целом инвестиционная среда сейчас достаточно сложная, деньги на рынке есть. Правда, объемы зарубежных венчурных инвестиций существенно сократились, особенно для стартапов на самом раннем этапе, что немного ограничивает возможности для привлечения финансирования.


Но все же капитал на рынке есть. Поиск каких фондов или бизнес-ангелов по-вашему должен быть приоритетом для стартапов?

Н.Т. Да, безусловно, венчурный капитал на рынке есть, например, у людей, которые уже выстроили свой успешный бизнес и знают, как его поддержать не только непосредственно деньгами, но и ресурсами для его масштабирования. Пожалуй, сейчас найти подобных инвесторов стало более сложно.

Я думаю, в итоге все сводится к тому, чтобы продемонстрировать инвесторам отличный продукт. Думаю, в нынешней инвестиционной среде есть все возможности для привлечения капитала. Но, с другой стороны, если речь идет о действительно экспериментальной бизнес-модели или о команде, у которой нет какой-то сильного бэкграунда или аналогичного опыта — это будет сложнее. 


С точки зрения личного опыта ангельских инвестиций — сейчас речь шла о сервисе, аналогичным успешно работающим за рубежом, о команде, бэкграунд которой вам понятен. Но не могли бы вы обозначить какие-то другие направления, которые вам сейчас интересны?

Ф.Я. Я мог бы обозначить ключевые направления, которые нам интересны. Это, в первую очередь, компании, работающие по бизнес модели маркетплейс. Стартапы в сегменте B2C в целом нам также интересны.

Мы инвестируем в те направления, где у нас есть аналогичный собственный опыт, в рынок, который нам понятен. И в России бизнес, ориентированный на конечных потребителей, пока недостаточно насыщен: есть свободные ниши, большое количество незатронутых аспектов жизни покупателя, много возможностей.


Я, пожалуй, тоже добавлю, что мы, в свою очередь, наблюдаем, как бизнес-модели маркетплейс и программное обеспечения (SaaS) становятся все ближе. Все больше компаний выдают программное обеспечение либо заказчикам, либо поставщикам услуг и товаров через маркетплейс, тем самым повышая их лояльность и сокращая издержки на привлечение.

Что касается тех направлений, которые вы обозначили — как вы относитесь к каким-то конкретным предложениям от начинающих предпринимателей, ищете ли вы активно новые идеи и были бы рады запросам на инвестиции?

Ф.Я. Конечно. Мы совершенно открыты для подобных предложений.


Материалы по теме:

«Наш бизнес – это три крупные составляющие. И в каждом направлении ты должен быть лучшим»

5 главных бизнес-моделей в фудтехе

Я пообщался с 2000 стартапов – и вот что могу сказать

10 лучших российских сервисов для ресторанов


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно