Михаил Зельдин

Как выглядят «мейкеры» в России?

Михаил Зельдин, краудфандинговый евангелист, ex-коммуникационный директор Группы «СТАЛЬ» и генеральный продюсер «Шанти Продакшен», поделился с читателями Rusbase своими наблюдениями о мейкерстве в России.


С 2012 года я был сильно завязан с технологиями и стартапами. Эмпирически осознавал абсурдность объема digital’а и того, что чистое IT затухает, технология оборачивается обратно к реальности и самим вещам, преимущественно в виде концепта IoT (интернет вещей). Поэтому полтора года назад я решил заниматься конкретно российскими хардверными проектами.

После того, как я провел множество мероприятий, оказал поддержку значительному количеству стартапов – люди сами стали обращаться ко мне за советом и помощью.

Изначально я был в поиске гуру-экспертов, которые знают полноценную таблетку инноваций для страны. Позже пришло осознание, что это заблуждение – и, скорее, существует системный дефект. Все держится на немногочисленных лидерах, которые тащат за собой свои направления, например кружки, образование, фестивали, краудфандинг и так далее. К сожалению, если сопоставлять их число с развивающиеся или развитыми странами, у нас таких людей немного.

Акселератор «СТАЛЬ» начинался с реалистичной идеи, что в России есть мейкеры (в данном случае подразумеваются инженеры энтузиасты, стартаперы, гики, кулибины и т.д.), однако зачастую они ничего не смыслят в маркетинге.

Мы считали, что, получив финансовую поддержку и помощь в упаковке проекта, за несколько месяцев они смогут успешно выйти на рынок. Примерно на такую модель ориентируются классические акселераторы. То есть акселератор в первую очередь не «кузница» проектов, а финансовый институт. Его задача – не проекты, а «экзиты» – успешная продажа своих долей и реинвестирование.

Быстро осознав, что всеобъемлюще переучивать инженера (да кого бы то ни было!) – дело гиблое, мы остановились на своеобразном акселерационном аутсерфе вокруг команд, который определил дальнейшее понимание оптимальной модели для России. Система дорогостоящая, но реализуемая.




Постепенно я разобрался, кто такие мейкеры в России

Мейкеров я разделил на несколько типов:

  1. Технари 30+ – мужчины, получившие достойное образование, с основным местом работы. Со студенческих лет в свободное время и на свои деньги они «пилят» зачатки стартапов в виде хобби DIY, «давай попробуем сами». Встречаются те, кто уже владеет маленьким бизнесом. Эту группу можно назвать в некой степени узко компетентными специалистами.

  2. Студенты-выпускники – в молодежном драйве пытаются создать что-то оригинальное. Обычно далеки от рынка и страдают отсутствием ответов на банальные вопросы «зечекап»: Зачем? Что? Кому? Когда? Куда? Как? Почему? Обладают преимущественно поверхностными знаниями.

    Изредка встречаются очень талантливые ребята, первопроходцы новых индустрий, которые, например, разбираются в двигателях квадрокоптеров лучше, чем кто-либо у нас в стране.

  3. Гики – люди из других сфер, зачастую из рекламы и digital, увлёкшиеся трендами. Например, темой создания «умного дома» или «электросамокатов». Правило гиков: чем больше гиков среди населения, тем больше новых стартапов и технологической культуры.


Акселератор «СТАЛЬ». Фото: из группы в Facebook


Также я выделил бы еще четыре менее распространенные, но от этого не менее важные категории мейкеров:

  1. Олд-профинаучные сотрудники и представители космической, атомной, авиационной, материаловедческой и других в своё время передовых индустрий. К сожалению, эти профессионалы были выброшены за борт в период «роспила» и пертурбаций в стране.

    Среди профессионалов старой школы встречаются как сумасшедшие грантоежки, так и настоящие кладези знаний, опыта – и столпы инженерной культуры. Даже многие пенсионеры из указанных индустрий, пусть уже давно оторванные от реальности, за счет своего уровня могли бы быть очень полезны в новых проектах, но этого вообще не встречается.

  2. Профи – действующие или бывшие сотрудники корпораций, которые на протяжении пяти и более лет занимались узкой тематикой и знают о ней все.

    За это время у людей появляется множество идей, предложений, проектов, которые невозможно реализовать внутри организации, так как решения в ней принимаются не на основе оптимальности и рациональности, а на основе мнений, лени менеджеров и инвестиционных циклов. Именно эти люди – благодаря социальным лифтам – создают наиболее успешные проекты во всем мире.

    Так было с мгновенно восставшими из пепла Nokia стартапами и многочисленными бизнесами (гироскутеры, 3D-принтеры Hori и др.), которые «выросли» из инициатив китайских инженеров на заводах. В России мейкеры этого типа почти всегда не находят условий и возможности накопления финансов для того, чтобы стартовать со своим проектом.

    Эта категория – особенно в последние годы – попадает в ловушку «я зарабатываю маловато, поэтому надо начать работать на себя, но мне нужна стабильность ради семьи, я теряю мотивацию, все никак не начинаю свое дело»… Вовремя не сориентировавшись в изменениях, они часто теряют работу…

  3. Альфа-поколение (следующее за Z) – дети, родившиеся в информационной среде. Еще в детсаде они непостижимым для нас способом освоили способы взлома родительских телефонов, в начальной школе проектируют в AutoCAD, а основной телеканал для них даже не YouTube, а Twitch или GameShowTV. Супергерой для них – не Гагарин и не Супермен, а технарь – Железный Человек.

    У этого поколения абсолютно другое, «нео»-мировосприятие. То, что мы пытаемся, понять, создать и формализовать, для них – уже принятая часть мира. Мне кажется, что таланты этого поколения сметут предыдущие такой волной, какой не было ранее.

  4. Военные – по моему опыту, среди предприятий ВПК, специальных инженерных организаций Министерства обороны встречаются уникальные специалисты и практики. Их количество на самом деле очень ограничено, а ответственность – запредельная. Опыт и компетенции этих людей, даже в минимальном масштабе, могут давать прорывные преимущества коммерческим проектам.

    Я не встречал реального взаимопроникновения, хотя и есть такое намеренье у руководства Правительства и Министерства. Мы кардинально отстаём от того, что в США было запущенно с DARPA, и от израильской системы коммерциализации и адаптации военных разработок.

Две ремарки, на которые хотелось бы указать:

  • Большинство наших инженеров-изобретателей делают проекты «для себя», ориентируясь на собственные внутренние воззрения и интересы, но никак не на рынок и потребителей.
  • Стереотип: «А это производится в России?», «А комплектующие из России?». Хочу заметить: не существует в современной рыночной экономике задачи производить все в одной стране, есть задача – производить конкурентоспособный товар для мирового рынка, ценность которого смещена в интеллектуальную деятельность предприятия.

Если хотите делать крутой проект, то заказывайте научные и технологические исследования и детали в Германии, Израиле или Японии, промышленный дизайн – у скандинавов или в Тайване, открывайте юридические лица в Гонконге или Сингапуре, производите в Китае или Японии. Попросту работайте с лучшими подрядчиками.




О проблемах «выращивания» мейкеров

Если ты дашь место, компетенции, партнеров и даже станки – этого зачастую мало, чтобы в России развивались серьезные технологические стартапы. Помимо красивых цифр в отчетах GenerationS, количество стартапов в стране невелико, поэтому также необходимо подталкивать мейкеров к созданию оных по актуальным направлениям. Это можно успешно делать в университетах, на хакатонах и при помощи проектных конкурсных заданий.

И все же – вот пять моих причин, почему все же в России нет технологических стартапов.


Причина 1. «Болтовники»

Многочисленные чиновники и «властьимущие», будучи непрофессионалами, в конечном счете не мотивированы решать предпринимательские проблемы. Они используют свои рычаги для популизма «инноваций», для создания ореола активности или вообще – в коррупционных целях. А, как говорится, рыба гниет с головы.

Российский гигантизм, постройки под заказ собственных кремниевых долин, кружков юных инноваторов (без наличия кадров и сетевых программ), импортозамещение и замкнутость – все не к добру.

Из-за отсутствия понимания, как в действительности устроены успешные кейсы, какой должна быть благоприятная экосреда современного предпринимательства, деятельность чиновников становится деструктивной. Кроме того, у большинства из них задача – отчетность, а не реальный результат. 

Все мы знаем об утечке умов за границу, но кто-нибудь слышал о массовой миграции кадров в России – помимо убегающих от налогов боксеров и актеров?

Радует, что создаются институты, такие как АСИ – чья деятельность направлена в обратную сторону – и исходит из создания экспертным сообществом специальных программ. Но пока это идет туго.

На мой взгляд, идеологически прекрасной программой является НТИ, на которую, по сообщениям СМИ, на все направления (рынки) выделяют до 10 млрд рублей. Это много для нашей страны. Но на самом деле, в сравнении с другими странами, катастрофически мало!


Причина 2. Инфраструктура

Как и в спорте: установка спортивных уличных площадок без пропаганды ЗОЖ, поддержки активистов и привлечения тренеров будет, конечно, давать результат… Но несопоставимый со стимулированной программой.

Чтобы обеспечить офлайн-коммуникации и обмениваться опытом, нужны свои площадки – хабы/хакспейсы, на которых люди могли бы учиться и производить. Говоря доступным языком, требуется своеобразный «отрытый гараж», что-то среднее между коворкингом, антикафе и открытой мастерской. Это можно назвать западным словом «хаб» – ресурсный центр.

Согласитесь, в однушке с бабушкой творить сложно. А, например, в США любой может себя обеспечить гаражом с минимальным мейкерским оборудованием. У нас ситуация выглядит иначе.

А дальше, уже с запиленным «чем-то», мейкеры доучиваются/докручивают или идут в организации, которые обеспечивают им «лифты».

В основе развития должна быть кооперация, офлайн-мероприятия, митапы, онлайн-платформы для мейкеров, как в свое время это все наплодилось для IT. За счет кооперации люди обмениваются имеющимся опытом, знаниями и организуют совместный процесс решения проблем стоящих перед проектом.

К сожалению, для молодых стартаперов многие ресурсные центры либо слишком закрыты, бюрократизированы, либо дороги, а в регионах их просто недостает. К части из них можно отнести порок цели существования в «отчетности», а не результате. Поэтому, например, создание многочисленных ЦМИТов, фаблабов на базе вузов очень позитивно – при условии, что мейкеров будут подталкивать к созданию проработанных проектов или стартапов, а не к игре в предпринимателей.



Печально, когда в хорошем вузе по какой-нибудь очередной программе делается фаблаб – и управляющим ставят бедного бывшего завкафедры чего-то там. В результате оборудование поставляется не специализированное, проекты везде – детского уровня.

Требуется выстраивать международный обмен опытом и внедрять лучшие практики со всей страны. Также нужна прямая связь с вузами и инновационными предприятиями.

Пока старые добрые советские кружки «юнных техников» по содержанию преобладают над новым перевоплощением.

В любом случае, на первой стадии необходимо людей направлять через информационное поле, практикумы в виде хакатонов к инициации собственного проекта. Многие решения принимаются на этой стадии несознательно, а выводы поспешны. Важно подхватывать этих людей, объединять в команды и направлять.


Причина 3. Финансы

Надо просвещать инвесторов, фонды и государство, а также делать финансы более доступными. Про финансовую и юридическую грамотность у большинства стартаперов вообще не стоит говорить.

Свободного капитала в России очень много, но с перчинкой «русского бизнеса». И он где-то далеко. По сути, никто уже не готов идти в «Сколково» и инвестировать.

Для большинства предпринимателей в России является откровением финансирование проектов на уровне идеи, или pre-seed. Кроме того, для хардвера суммы российских IT-акселераторов – например 600 тысяч рублей – ничтожно малы. Обычно требуется в 10-100 раз больше. Международных и российских активных венчурных фондов и реально действующих инвесторов очень мало.

Так или иначе, в России выстроилась система форм инновационных грантов, субсидий, которые пытаются компенсировать недостатки инвестиционного рынка. Но в стратегическом плане на проектах они отражаются чаще негативно, так как команда начинает играть с государством, а не заниматься бизнесом.


Причина 4. Технологии, рынок, бизнес

Существует огромный разрыв в умах мейкеров между идеей и ее технической реализацией, выводом на рынок, бизнесом. К тому же, рынок маркетинга в инновационной сфере отстроен слабо, финансово страдает и на самом деле почти ничтожен. Политика государства делает его все более замкнутым, промышленность не готова принимать новых малых предпринимателей.

​Кстати, могу рекомендовать Московский Политехнический Университет, созданный на базе МАМИ и МГПУ, который с молодой командой руководства запускает в этом году кафедру Технологического предпринимательства.


Причина 5. Проблема в мейкерах?

В «СТАЛИ», взявшись за поддержку мейкеров, мы столкнулись с их неопределимой слепотой и ослизмом по отношению к своему продукту. Именно это, а не отсутствие инфраструктуры, денег и прочего, является самой большой проблемой.

Большинство проектов перегорают в зародыше. Почти никто даже не проводит нормальные исследования конкурентов, аналогов и технологий, канвас, никто не составляет адекватное ТЗ к своему продукту.

Кроме того, в России катастрофически мало кейсов и компетенций. Назовите больше трех действительно российских больших технологических проектов, вышедших на мировой рынок за последние лет пять. Yota? А еще?

По моим ощущениям, у нас B2C-стартапов выходит на мировой рынок меньше, чем в Украине. Занавес закрывается.

Усугубляется проблема российскими псевдо-экспертами. В которых есть потребность, но они зачастую являются ораторами-выскочками или «детскими коммерсами». У них нет актуальных знаний. Особенно ярко выражено это в маркетинге или робототехнике.

В России есть опытные специалисты по выводу на рынок йогуртов, но практически нет таких людей в технологической сфере. При этом у наших ребят встречаются прекрасные идеи. Людей, заинтересованных в создании проектов, увлеченных какими-то технологиями, действительно много. Можно сказать, что люди полупассивно разбираются в узких темах.

Итак, если мы хотим, чтобы проекты становились коммерчески успешными, необходимо «руками» ковать всю цепочку – от идеи до рынка – для этих команд.

Отсюда было и название «СТАЛЬ. Кузница технологий». Пока, к сожалению, значительной части проектов для того, чтобы воплотиться, необходимо уезжать за границу.

По моему опыту общения в Израиле с уехавшими командами, стартапер – это профессионал, знающий свою индустрию и имеющий ответы на большинство вопросов. Видимо, здесь таким специалистам пока что неоткуда браться.

 


Материалы по теме:

Москва для мейкеров: куда пойти изобретателю?

США выделяет «техническим энтузиастам» 2,5 млрд долларов в год

Бизнес в Литве: стоит ли перевозить проект?

Стартапы должны присмотреться к модели spin-off

Почему в России не развиваются технологии


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно