Антон Токc

Слабоумие и отвага помогают нам развивать проект

Основатель и совладелец бара «Петров и Васечка» Антон Токс рассказывает, как выбиралась концепция заведения, каких баров не хватает в Москве и почему «дикость» фаундеров не мешает развиваться проекту.


Антон Токс


Мы всегда были немного дикими. Мы могли пройти за ночь 14 баров, а на следующий день пробежать половинку этого марафона. Даже бармены порой удивлялись, откуда у нас столько сил? Оказалось, мы готовились к совершенно новой стадии — открытию собственного бара.

Идея витала в воздухе давно, наша компания сидела в чате и обсуждала основные вопросы, что тревожат обычных парней в районе 30 лет: как сыграл «Спартак» (тут подойдет любое название, даже более успешного клуба), вопросы, касающиеся политики, кто с кем переспал и стоит ли это того — в общем, ничего интересного. Раз в неделю возникал совершенно справедливый вопрос: когда мы откроем свой бар?!

До реализации идеи оставалось больше года. Когда мысль созрела окончательно, часть парней отвалилась, причины были разными: ипотека, развод, поездка к перевалу Дятлова с целью выяснить причины трагедии... Пришлось потратить еще месяц, чтобы найти инвесторов, и еще месяц, чтобы найти место. Проблем в этой истории не было только с точки зрения идеи и ее реализации. 

Об этом я и расскажу.

Мы хотели открыть бар, удовлетворяющий следующим условиям:

  • Негламурный, очень простой бар;
  • Бар не для маргиналов;
  • Бар, куда будут ходить не за едой или напитками (хотя и за ними тоже), а к людям, что там работают. Как к себе домой.
  • Небольшой бар для людей, которые по духу близки к нам.

 

Название бара, «Петров и Васечка», оказалось отличным маркером. Фильм из нашего детства практически незнаком тем, кто младше тебя на 10+ лет. А у нас и правда есть и Петров (управляющий), и Васечка (инвестор), и даже Маша. Могу тебе я, Маша, вмазать так, что ты об этом долго будешь помнить и сразу перестанешь быть строптивой! Ну, сами знаете. 

Того же принципа мы придерживались, придумывая названия коктейлей и вообще всего меню. Например, что в этом коктейле? Портвейн? Портвейн — первая ассоциация? Довлатов. Что из Довлатова? Абанамат? Отлично.

Таким же образом мы придумывали последние детали интерьера. О, ковер из дома принесли! Давайте сделаем из него костер. А давайте еще из ковра коня вырежем! Будет у нас ковровый конь на стене...

То же самое — с саундтреком. О, а давайте когда будем закрываться — ставить Дмитрия Маликова и его практически бессмертное «До завтра, прощальных слов не говори»? И да, оказалось, что это тоже маркер.

И это — сколько мы еще «написали в стол»!

Те, кто прижился в нашей атмосфере интеллектуального разгильдяйства, привели своих друзей. А те уже своих. На том и стоим.

В «Этюде в багровых тонах» Шерлок Холмс старается поскорее забыть полученную от Ватсона информацию, что Земля вращается вокруг Солнца: для него эта информация бесполезна. Мы не всегда помним, где работает наш гость, с кем он ушел в последний раз и за кого голосовал на выборах, зато знаем, что он, например, любит кислые коктейли на роме, не переваривает текилу, а еще у него аллергия на горчицу. Не забыть в конце налить шот кофейной водки. Сразу, как вызовет такси.

У нас всегда было много идей, и наша гордость — что некоторые из них мы реализовали. Мы играли в баре в «Угадай мелодию», в пунш-понг, мы пересматривали несколько сезонов любимого сериала, чтобы сделать сет тематических коктейлей.

Сеты мы вообще меняем раз в два месяца. Самым популярным оказалось реагирование на повестку дня. Гости до сих пор заходят и просят смешать что-нибудь из набора, посвященного Виталию Леонтьевичу Мутко: «Лет ми спик фром май харт», «Ноу криминалити», «Туморроу будет евро ассоциэйшн» и «Может, будет рекомендейшн».

В июне 2016 года мы попали в топ-15 баров Москвы для одиноких людей по версии 4sq. И это не потому, что у нас дикий безудержный съем, у нас даже танцев нет. Может, этому помог «Коктейль сильной независимой женщины» (конечно, на водке). А раньше еще прищепкой котика картонного цепляли. Хорошо, если одного.

С первыми названиями коктейлей странно получилось. Мы получили лицензию через десять дней после запуска. Все проработали, позвали людей, а за 20 минут до открытия бара поняли, что забыли придумать названия коктейлей.

— Окей, у нас 20 минут, давай придумывать. Вот коктейль — текила, пюре маракуйи, миндаль, лимон.

— Какого цвета будет, желтый же?

— Да, давай назовем как конечную станцию желтой ветки метро. Жулебино?

Через два месяца добрые люди рассказали, что Жулебино — это фиолетовая ветка, но было уже поздно. Жулебино стало топ-коктейлем, и сейчас в баре даже есть счетчик — сколько раз его выпили.

Нам кажется, что в Москве сильно не хватает небольших уютных баров, где небольшая текучка кадров. Так, у нас только один бармен работает не с открытия — мне кажется, это важно. Не хватает мест, где общение важнее интерьера, и главные в баре — бармены, а не инвесторы или учредители. Поэтому мы очень радуемся, когда нас сравнивают с барами в Питере или Амстердаме. А один раз даже сравнили с ярославским баром...

В текущем меню всего десять коктейлей, но, не считая классики, наши ребята всегда ориентируются на вкусы гостей и часто импровизируют. Отсюда родилась теория 2:1. Гость заказывает первый коктейль по меню, потом мы узнаем его вкусы и предпочтения, готовим второй коктейль, а при третьем заказе мы берем инициативу на себя. Даже если мы не угадали / не попали — все равно счёт, как правило, 2:1 в нашу пользу. Все довольны, увидимся в следующие выходные.

Мы общаемся с гостями на ты, у нас нет бейджей, мы угощаем шотами последних гостей каждый день. На день рождения мы втыкаем свечки в бургер, а не в торт. Можем на день поменяться местами (кухня в качестве официантов, инвестор на кухне, бармен — директор), а можем всем баром танцевать лезгинку. Кто-то говорит, что это слабоумие и отвага, мы же просто так себя ощущаем.

Мы всегда были и будем дикими. Почему? Потому что можем.

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно