Анна Винокурова

В церкви на нас смотрели с неодобрением

Анна Винокурова, основатель «Поставь свечу», рассказывает, как проект пытался развиваться на специфичном религиозном рынке, что им говорили священнослужители и почему в итоге пришлось закрыться.


Привет! Меня зовут Аня.

Последние 8 лет я работаю в большой IT-компании. Мне нравится моя работа, компания, наверное, лучшая в России. Но моя жизнь не была бы полной без собственных начинаний.

Одним из них стал проект «Поставь свечу». На нашем сайте пользователь мог выбрать одну из трех церквей в Москве, где мы ставили свечку. Нужно было описать, за что ставится свеча, выбрать ее размер, потом – дату. И оплатить услугу.

Когда свеча была поставлена, мы присылали на указанные им email и телефон подтверждение c фотографией.

На момент запуска прямых конкурентов у нас не было. Были только сайты, на которых можно было зажечь свечу виртуально. В Европе же обычное дело – зажечь светодиодную свечу в церкви, отправив SMS на определенный номер. Мы слышали, что планируется сделать сервисы, где можно совершить молитву онлайн, и решили разработать свой продукт для пользователей, которые не могут посетить церковь. Начали со свечей, позже думали добавить и другие услуги.


О рисках и проблемах

Во всех книжках по управлению проектами написано: «Учитывайте риски». Я много раз видела, как неочевидные события губили проекты. Но даже сейчас я не до конца уверена, что нужно учитывать какие-то маловероятные специфические вещи, которые могут повлиять на проект.

Как было в нашем случае? Никто не думал про то, что Pussy Riot станцуют в церкви. После этих событий было реально страшно продвигать проект, показательные процессы были в тренде, не хотелось попасть под горячую руку.

К тому же, представители церкви были настроены весьма скептически. Я надеялась найти если не поддержку, то хотя бы партнерство с некоторыми прогрессивными представителями. И один раз мне показалось, что я была близка к цели. С тем служителем я познакомилась на парапланерных полетах: подумала, что если человек не боится лететь к солнцу, то он сможет рассмотреть и онлайн-сервис для своего прихода.

Но… после предложения о сотрудничестве мне была обещана в подарок написанная им книга «400(!) страшных грехов». Снова встретиться с ним получить книгу у меня не хватило духа.

Чудом мы смогли подключить оплату свечек. По правилам платежных систем, нельзя оплачивать картой услуги, у которых нет точных критериев исполнения. А это тоже было слабым место. Многие друзья говорили: «Клевый проект, но вы же не ставите свечки на самом деле!».


Про мотивацию

Не знаю, правильно это или нет, но одним из важных критериев было получение удовольствия от создания проекта. Этот подход распространялся и на работу с фрилансерами. Я нашла дизайнера, которому было интересно работать. Я чувствовала, что некоторая свобода в самовыражении его мотивирует, а нам приносит дополнительные варианты исполнения. Мы платили только за дизайн, но в реальности этот человек продвинулся и помог с юзабилити нашего сайта. Интересно, что в какой-то момент он пропал. Нет, он не получил полную сумму. Просто он почему-то не выслал окончательные результаты работы и перестал заходить на сайты, на которых у него была анкета. До сих пор непонятно, почему.

Поскольку мы не могли платить программисту много, наш сайт был написан на Scala. Это специфический язык программирования, который не был бы выбран из-за трудности поддержки такого кода – как минимум. Но он был интересен программисту. Это обеспечило быстрый запуск. Почему нет? Для проверки идеи работают такие способы. Думать об идеальной архитектуре и правильно выбранных технологиях нужно на следующих этапах, когда ясно, что проект взлетит.


О чем я жалею

Мы не попробовали продвигаться в социальных сетях. В нашем случае, конечно, больше всего бы подошли «Одноклассники». Красивая фотография свечки, реально поставленной в церкви за успехи друга, в его ленте могла бы привлечь новых пользователей к нам.

Но все сложилось так, что примерно через полтора года после запуска мы решили, что нам не удается привлекать пользователей с терпимой конверсией в покупки, и закрыли проект. Кстати, пользователи, которые начали ставить свечи, показывали удивительные результаты по возвращаемости. Мы знали всех членов некоторых семей – когда у кого экзамен, кто болен – за все это наши самые преданные пользователи ставили свечки.

Нельзя сказать, что неудачи сближают. Мы перестали общаться с человеком, с которым начинали проект. Нет, мы не ссорились, но если бы проект был успешным, наши дружеские отношения бы тоже развивались.

Видимо, совет не работать с друзьями – верный. Поэтому близкими друзьями я рисковать не буду.


Мои выводы

Я оценила свои силы. Хорошо, что проект сильно ни на кого не влиял. Когда я устала, то cмогла просто закрыть его, что было бы совсем непросто, если бы я, например, платила зарплату сотрудникам.

Полноценный проект делать в фоновом режиме нельзя.

В то же время, я поняла, что вполне реально пробовать новые идеи, это не так уж сложно. Хорошо иметь знакомых фрилансеров, которые готовы сотрудничать. Вести дела с новым человеком – всегда большой риск, либо обходится дорого.

Еще я стала по-другому относиться к основной работе. Порой кажется, что ты знаешь лучше, как надо, и в компании принимаются неправильные решения. На примере собственных проектов легко понять, что не существует простых идеальных решений, которые ведут к успеху.

Тем не менее я уверена, что это не последний мой опыт. Я буду рада знакомству с потенциальными партнерами, программистами, дизайнерами, музыкантами, летчиками и просто хорошими людьми :)


Материалы по теме:

Какими будут религии будущего?

Как мы развиваем «Открытое кладбище»

200+ мертвых российских стартапов

7 ошибок, которые мы совершили на старте

3 губительных решения предпринимателей

Видео по теме:

Фото на обложке: Shutterstock.

Свяжись с героем материала
Анна Винокурова
Анна Винокурова
связаться
Rusbase Connect: медиа как сервис

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно