Евгения Овчинникова

Выживаемость проектов хакатона. Опыт HackDay


Здравствуйте, наши дорогие читатели. Мы продолжаем серию статей об организации хакатонов. В этой статье мы поговорим на очень болезненную тему для любого организатора хакатона — сколько проектов из разработанных на мероприятии выживают и становятся бизнесом?

По большому счету, главная задача наших мероприятий — дать толчок новому бизнесу, помочь ему с прототипом, командой и нужными контактами и отпустить в злой мир. И количество работающих проектов — прямой показатель результативности хакатона и серии.

Но жизнь — это боль. Под катом — сравнение результатов выживаемости проектов HackDay в разные годы, общий показатель живых проектов и печаль.

Развитие сообщества и рынка — процесс долгий. Изменения к лучшему происходят годами. Первые два-три года мы работали с тем, что было. А были бойкие одиночки, которые сбивались в команду, весело проводили двое суток и показывали на демофесте мобильное приложение, в котором надо было поймать и убить муху. Конечно, приходили и серьезные товарищи, но они были в меньшинстве. Заметные изменения к лучшему начались в 2011 году, когда у российского рынка появился минимальный опыт успешных проектов, и мы стали массово изучать методологии и опыт Долины.

В 2012 году подход к организации HackDay стал системным, а формат стал чуть бюрократичнее. Начиная с 2012 года мы начали вести трекинг проектов после мероприятия. В том же году мы ввели чекпойнты (скрамы) проектов на мероприятии, непосредственно во время наших 48-ми часов.

Даже не имея на руках статистики, мы видели, что жизнеспособность идей, а затем — прототипов зависит напрямую от развитости инфраструктуры, стартап-сообщества, от того, насколько привлекательной кажется отрасль предпринимателям в конкретном регионе.

Опишу взаимосвязь подробнее:

1. Выживаемость на мероприятии и после него зависят от города проведения мероприятия: где сообщество и инфраструктура более развиты и дольше существуют, процент превращения из прототипа в бизнес больше.

2. Выживаемость зависит от готовности команд до мероприятия. Чем больше на мероприятие приходит готовых или полуготовых команд, а не одиночек, тем больше шансов у проектов-выпускников не протянуть ноги по окончании 48-ми часов.

3. Выживаемость в первые полгода зависит от наличия в команде человека с опытом ведения бизнеса.

4. Выживаемость зависит от направленности проектов: где больше проектов, нацеленных на зарабатывание денег, там больше выживаемость. И, напротив, города, выдающие сильные технические проекты just for fun\code (а это города с сильными техническими ВУЗами), находятся в хвосте графика выживаемости.


Наглядно

Мы делаем сводные ежегодные таблицы по выживаемости начиная с 2013 года, и на графике ниже можем сравнить прогресс:

График не показывает количество мероприятий и города их проведения. В 2012 году мероприятий было всего три. В 2014 году у нас было рекордное количество мероприятий в новых городах, незнакомых с форматом. Это сильно влияет на выживаемость в отрицательную сторону. Поэтому ежегодными показателями можно оперировать с большими оговорками. В идеале нужно трекать проекты по городам, сравнивать команды и учитывать дату проведения мероприятия относительно конца года, так как у февральских проектов фора по сравнению с проектами ноября. Но такое возведение HackDay в науку нам, к сожалению, не по карману.

Что мы сделали для повышения выживаемости

Большую роль в выживаемости проектов непосредственно на мероприятии сыграло введение т.н. «чекпойнтов». Их мы впервые ввели на HackDay в Петербурге в 2012 году. Чекпойнт — это стендап, проводимый 4-5 раза за мероприятие. Мы собираем лидеров команд, и каждый за пару минут рассказывает, что команда сделала за время, прошедшее с последнего стендапа и что планирует сделать на следующий промежуток. Там же обсуждаются проблемы, которые не удалось решить и коллективно придумываются пути их решения или обхода.

Удивительно, но когда HackDay фактически взял на себя менеджмент проектов на 48 часов, процент идей, доживающих до демофеста, вырос с 30-40% до 70-80% за мероприятие. То есть двухминутные отчеты-планирования повышают шансы завершения прототипов в два раза. Объяснение заключается в факте, что изначально участники находятся на нулевом уровне менеджмента, что деструктивно влияет и на прототип и сильно бьет по проекту в перспективе полугода-года.

Одновременно с чекпойнтами мы ввели платное участие в мероприятии. Стоимость участия стала от 400 до 800 рублей в зависимости от города. Это меньше, чем мы тратим на питание каждого участника за мероприятие. Таким образом мы отсекли праздношатающуюся аудиторию, которая ходит по хакатонам, потому что может. Удивительно, но такой крошечный порожек на порядок повысил качество аудитории – к нам стали приходить гораздо более вменяемые стартаперы с идеями, выдерживающими хоть какую-то критику.

С нашей стороны мы сделали только эти две вещи. Сложно сказать, насколько велик их вклад в выживаемость, а что произошло само собой в процессе неумолимого развития рынка, но надеюсь, что вклад HackDay есть и мы работаем не зря.

Дополнительную сложность в оценке результатов добавляет непубличность многих проектов и их нежелание делиться достигнутыми успехами.

По этой теме все.

В следующей статье я расскажу о команде хакатона, распределении ролей, необходимом минимуме, а также о взаимоотношениями и выстраиванием процесса с командами локальных соорганизаторов. Не переключайте канал.

Автор — Евгения Овчинникова — сооснователь Студии Михаила Кечинова, организатор HackDay. Технические подробности организации хакатонов того же автора.

 


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно