Эдуард Фияксель

Все еще хотите стать венчурным инвестором?

Эдуард Фияксель, член административного совета в НАБА (Национальная ассоциация бизнес-ангелов), президент Ассоциации бизнес-ангелов «Стартовые инвестиции» и профессиор НИУ ВШЭ, а также соучредитель Venture Club, составил краткий гид для начинающих венчурных инвесторов.

Оказывается, в России сейчас не самое худшее время для инвестиций.


С самого начала нужно понять, что традиционный бизнес и венчурный бизнес, как говорят в Одессе – две большие разницы. Общее – только одно: желание инвестора заработать деньги. А дальше все становится разным.

Можно, конечно, говорить, что в России любой бизнес – венчурный.

Но у венчура все-таки свои риски, а именно – риск невостребованности продукта, который вы разрабатываете. У вас может быть уникальная технология, вы прекрасно все сделали, но не угадали, например, со временем выхода на рынок. Рынок не созрел. А создать его или подтянуть под ваш продукт – это колоссальное усилие и огромные деньги. Это смог сделать Олег Тиньков, но это исключительный случай.

Тому, кто собрался стать венчурным инвестором, нужно сделать две вещи:

  1. Разобраться: сколько у вас денег, которыми вы готовы рискнуть. Когда человек идет в венчурный бизнес, он должен определить сумму рискового капитала. Психологически нужно быть готовым к проигрышу. У меня, допустим, на руках сто единиц. И сейчас я готов потерять две, не больше.
  2. Понять, что для него эта отрасль новая. И если он пойдет туда один, то его риски резко возрастают. Потому что он не разбирается в отрасли или в технологии, в том, как поднимать и развивать стартапы. Поэтому я бы посоветовал не идти одному, а идти с кем-то опытным.

Для этого и существуют понятия синдиката и лид-инвестора. Лид-инвестор – это человек, который разбирается в технологии и который готов не только инвестировать в проект деньги, но и сопровождать его своими знаниями и опытом.

Чему учиться?

Потенциального инвестора необходимо учить: на примерах, кейсах, неудачах и рисках. Нужно понимать, что только 1-2 проекта из 10 выстреливают. Еще пара проектов выйдет на уровень обычного бизнеса, а остальные просто пролетят и к этому нужно относиться спокойно. Нужно учить инвестора терять деньги и зарабатывать их в коллективе.

После того, как этот новичок поучаствует в нескольких синдикатах, разберется в сфере, определит область, в которой он может быть лидером, он может попробовать себя как лид-инвестор, возглавить синдикат. Это всё  –  поэтапная работа и долгое развитие.

Вот, например, Uber. В него недавно инвестировал Алишер Усманов, у которого есть большой опыт успешных инвестиций (Facebook, Apple, Mail.ru). После туда пришел Михаил Фридман и его холдинг LetterOne, посмотрев на опыт Усманова – это правильный вариант.

Кому идти в венчурные инвесторы

Начинать посоветую людям с хорошим образованием, умом. Тому, кто в своем бизнесе использовал инновации и понимает, что такое smart money.

Типичные ошибки

  1. Когда начинающий инвестор хочет быть единственным, он старается взять контрольный пакет и выбивает этим мотивацию фаундеров. Те, в свою очередь, просто бросают проект.
  2. Инвесторы часто либо совсем не контролируют проект, либо слишком контролируют  –  и то, и другое приводит к тому, что команда становится как лебедь, рак и щука – каждый тянет в свою сторону. Принцип «схватил и тащи к себе в нору» в венчурном бизнесе не работает. Здесь надо решать дела за общим столом.

Иногда мне говорят: «Ну как же так, он придумал такую идею, компания стала огромной, а у него осталось всего 10%!». И фаундеры спрашивают: «Ну что такое 10%?». Я отвечаю: «Вот сейчас у тебя есть 100%, компания твоя стоит 1000 рублей, а дальше у тебя будет 10%, но компания будет стоить 10 млн, что лучше?»

Стоит ли сейчас идти в венчур?

Сейчас как раз хорошее время для того, чтобы инвестировать.

Потому что инвестиционных денег меньше, фаундеры и предприниматели сговорчивее, хороших проектов пока остается столько же, потому что они начинали раньше. И можно за меньшие деньги купить долю в лучшем проекте.

Вообще, на пике какой-то отрасли инвестировать нельзя. Это заведомо проигрыш: давайте вспомним хотя бы кризис доткомов, пузырь которых лопнул в 2000-м год. В 1998-99 годах банки (и все, кому не лень) инвестировали сюда огромные деньги. Можно было на салфетке написать идею и под нее получить миллионы долларов. А вот те, кто инвестировал сразу после кризиса, в 2001-2002 хорошо заработали – не очень большими деньгами легко было получить прибыль.

Еще сейчас хорошее время, потому что не во что вкладывать деньги. Спросите у тех, у кого есть свободные деньги ­– они не знают, куда вкладывать, особенно в нашей стране, так как наиболее жирные куски в традиционном бизнесе захватывают компании, подконтрольные государству или чиновникам. Вкладываться в расширение своего бизнеса в условиях санкций и стагнации национальной экономики тоже опасно.

В венчуре хорошо то, что можно инвестировать не очень большие деньги и получить через несколько лет хороший доход. Тем более, что сейчас многие статапы, ищут выходы на мировой рынок и тем самым не попадают под стагнацию российской экономики. А вообще я оптимист, я считаю, что венчурный бизнес в России не умрет, а будет развиваться.

Материал подготовлен платформой Venture Club и журналистом Евгенией Андольщик.

Ищете инвестиции в свой стартап?


На Rusbase есть специальный сервис Pipeline, в котором более 200 инвесторов ждут, когда вы заполните анкету.


Чтобы вы смогли правильно подготовить документы для инвестора, скачайте бесплатные шаблоны для презентаций.


Материалы по теме:

Burn rate, P&L и еще 4 важных термина

Notamedia: «Мы не просто новый инвестор в сфере wellness»

4 главных показателя для оценки вашего рынка

Почему плохие продукты могут быть успешными на рынке

Инвестиции на раунде А: путеводитель для стартапа

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно