Мария Глазкова

Чего хотят инвесторы

Мария Глазкова — экс-глава по PR в LinguaLeo и Profi.ru — написала о том, почему инвесторы и предприниматели по-разному смотрят на проекты.


В группе AmBAR в Facebook развернулась дискуссия на тему отношений между инвесторами и предпринимателями. Основатель социальной сети для родителей «Znaka» Даниил Баренбойм поделился наблюдением, что сегодня инвесторов интересует только монетизация проекта. Идея, команда и «горящие глаза» давно перестали цеплять венчурных капиталистов. Инвесторы не хотят становиться частью команды, помогать развивать продукт и искать новые источники дохода. Их интересуют только финансовые показатели, продажи и модель монетизации.

Как инвестор ты должен понимать, что инвестируешь в команду людей, в идею, в желание создать что-то, чего не существует, и в результате добиться успеха (Dania Barenboym).

Попробуем разобраться, что на самом деле движет предпринимателями, которые ищут финансирование, и инвесторами.

О том, сколько миллионов стартапов появляется ежегодно

Global Entrepreneurship Center (GEC) провел исследование, согласно которому в 2010 году ежедневно появлялось около 137 000 новых бизнесов. В анализе приняли за равное показатели «смерти» и «жизни» стартапов, кроме того, учитывались специальные расчеты GEC. Согласно этим расчетам, за год около 300 миллионов человек создают 150 миллионов предприятий, из которых треть будет запущена. Итого — 50 миллионов новых компаний ежегодно. И это только страны-участники Глобального мониторинга предпринимательства (GEM), в которых суммарное население на тот же 2010 год составляло 4 миллиарда человек. Как пишет исследователь Мойя К. Мэйсон (Moya K. Mason), если применить полученные данные ко всему населению вне зоны GEM, то получается, что в 2010 году 472 миллиона предпринимателей запустили 305 миллионов компаний. При нынешнем количестве жителей планеты, по той же формуле, ежегодно рождается более 275 млн предприятий.

Сегодня только в США за год появляется более 600 тысяч бизнесов, и примерно такое же количество закрывается. Ничего удивительного, что при таких показателях инвесторы стали жестко подходить к составлению портфеля. Представьте, что фонды слушают питчи про то, как новый сервис или приложение изменит жизнь какой-то аудитории (или всех людей в мире сразу). И еще представьте, что ребенок рассказывает вам, как построенный макет из макаронин поможет освоить Марс — стоит лишь купить еще больше таких макаронин. Чувствуете, как в вас зарождается снисхождение? А если это не ваш ребенок, а чужой, а за ним стоят еще сто таких же чужих детей с поделками в руках?

О том, как заставить инвестора поверить в волшебство

У предпринимателей тоже все непросто. Им приходится разрываться между желанием сделать мир лучше и необходимостью прикрутить инструменты продаж. Стартаперу нужно продать свою идею, причем сделать это быстро, красиво, иногда с презентаций в стиле Стива Джобса — за минуту в лифте объяснить, почему их идея, проект или продукт лучше, чем у конкурентов, и уверить, что компания вырастет в нечто нереальное.

Если вам повезло, и вы не стартапер, представьте, что у вас есть волшебная палочка, но с виду она как обычная ветка. В то время как для вас очевидно, что это нечто бомбическое и невероятное, остальным ветка кажется чем-то повседневным и глупым. И, конечно, неприбыльным. Так же и предприниматели должны объяснить инвесторам, что все выиграют, если поверят в чудо. Вы верите в успех (пусть в половине случаев это заблуждение), но «выпрашивать» деньги на создание, масштабирование и т.д. совсем не хочется.

Не так солнечно, как в Калифорнии

По словам Павла Черкашина, партнера российско-американского фонда Vestor.In, в России искажают суть венчурного бизнеса, которая заключается в специализации: один разрабатывает продукт, другой его финансирует, потом второй покупает первого — и все довольны. При этом оценка бизнеса в момент продажи зависит от возможности монетизировать проект.

Это как раз главная вещь, которую не понимают в России! – говорит Павел. – Олег Тиньков в интервью про лентяев-стартаперов и смузи писал, что если ты не можешь построить бизнес от начала до конца, то ты никому не нужен. Это не так (Павел Черкашин).

У тех, кто действительно владеет интересным проектом, шанс получить инвестиции достаточно высок. По крайней мере, в долине. На самом деле, утверждает Павел, все крупные фонды Кремниевой заинтересованы, в первую очередь, в аудитории проекта, а не в монетизации.

Алиреза (Alireza Mansour), глава Plug and Play Ventures (первый инвестор Dropbox и PayPal), кричал на меня: «Даже не хочу слышать про монетизацию, покажи мне продукт, которым пользуются 100 миллионов человек». А если фонд отказывает в инвестициях, значит, партнеры просто не поверили в идею. Увы (Павел Черкашин).

Но это не повод опускать руки. Любой стартапер должен помнить, что вариантов получить средства для бизнеса может быть несколько. Например, для тех, у кого социально важный проект, созданы государственные программы с выдачей грантов. Как советовали Даниилу в том же треде про боль предпринимателей, можно принять участие в американских SBIR (Small Business Innovation Research) или STTR (Small Business Technology Transfer). Также есть различные фонды, которые развивают индустрию. В России грант можно получить, например, от Microsoft Ventures.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно