Наиль Байназаров

Почему произошел раскол биткоина?

Вот мы и дожили. Интернет-сообщество разделилось на два лагеря, как и сама система биткоин. По разные стороны баррикад — сторонники первоначальной Bitcoin Core и сторонники вариации той же программы под новым названием Bitcoin XT. По состоянию на 15 августа полная версия релиза уже была доступна.

До сих пор такого раскола не было. И хотя читатель может и не знать всей предыстории вопроса, проблема может быть интересна широкой аудитории. Поэтому бывший инженер Google и разработчик первого Java-приложения для биткоинов Майк Херн решил объяснить происходящее. А мы публикуем перевод его статьи.


Основное представление о биткоине было весьма точно и просто сформулировано самим Сатоши Накамото. Отвечая на вопрос о перспективах развития биткоина в 2008 году, он заявил:

«Visa в 2008 финансовом году обработала 37 млрд транзакций, или в среднем по 100 млн транзакций в день. Такое количество операций требует пропускной способности в 100 ГБ, что соответствует 12 фильмам в DVD-формате или двум — в HD-формате. Такой объем трафика стоит примерно $18 в текущих ценах. Чтобы система доросла до таких размеров, может потребоваться несколько лет. К тому времени скачать из интернета два фильма в HD-качестве уже не будет большой проблемой».

Конечно, он лучше, чем кто-либо представлял будущие масштабы биткоина. Он с самого начала рассчитывал на популярность криптовалюты и знал, что грядущий успех системы изменит способы ее использования. Вот что он говорил об этом в 2010 году:

«Было бы хорошо как можно дольше сохранять маленький размер файлов из базы block chain. В последующем можно будет уже не заботиться об их размере. Но сейчас, пока файлы еще небольшие, пользователи могут без труда войти в систему и начать в ней работать. Когда же я внедрю режим программы-клиента, размер уже не будет иметь значения».


Примечание редактора: Block chain (произносится, как «блок чейн») — публичная база всех транзакций, когда-либо совершенных в системе Bitcoin. Используя эту базу, каждый пользователь имеет возможность узнать, какое количество биткоинов принадлежало какому-либо конкретному адресу в определенный отрезок времени. База поддерживается с помощью распределённых усилий множества майнеров.


В 2011 году я подтвердил предположения Сатоши о росте системы некоторыми расчетами, попытавшись выяснить, что произойдет, если биткоин станет настолько популярным, что вытеснит VISA? Оказалось, что его план вполне вероятен. Для работы в системе нужен всего лишь один компьютер, подключенный к интернету, даже если трафик велик. Я также попробовал реализовать модель, о которой он говорил, и которую он не смог завершить.

План Сатоши объединил нас всех. Он смог изменить жизни сотен тысяч людей по всему миру. Некоторые бросили свои работы, другие посвятили проекту все свое свободное время, третьи сменили для этого место жительства. Люди объединились в целое сообщество, благодаря этой идее — платить друг другу через систему электронных кошельков blockchain.

Это идея, в которую поверил я, в которую поверил Гевин Андресен (главный научный сотрудник Bitcoin Foundation — американской некоммерческой корпорации, продвигающей идеи биткоина ради выгоды пользователей) и сотни других разработчиков и стартап-основателей, пользователей и клиентов-евангелистов по всему миру.

Теперь эта идея под угрозой провала. В последние несколько месяцев объявилась небольшая группа людей, которые имеют совершенно другие взгляды на будущее биткоина. Эти люди никогда не верили в намерения Сатоши, потому что они боятся успеха: что если технология не сможет развиваться дальше, что если биткоин не сможет работать на обычных ПК? Означает ли это, что биткоин перестает быть одноранговой сетью и превращается в обычную банковскую систему? Что если продолжат пользоваться системой и доверять ей, даже если она несовершенна?

Теперь, после ухода Сатоши, они намерены провести кардинальные реформы — ввести сеть центров маршрутизации платежей, резко повысить комиссионные сборы, прекратить поддержку мобильных P2P-кошельков, запретить неподтвержденные транзакции и сделать еще много такого, чего никогда не было в первоначальном варианте проекта.

Так называемая сеть Lightning network, призванная заменить изначальную модель, разработанную Сатоши, на деле не существует. Была лишь опубликована одна работа, посвященная этой сети. (Ее адепты хотят создать протокол Bitcoin, который может охватывать глобальный объем финансовых транзакций во всех электронных платежных системах, без необходимости в дополнительных устройствах, кроме компьютера с подключенным интернетом, а также без необходимости защиты средств от третьего участника. — прим. ред.)

В случае ее реализации это будет означать полный отказ от того биткоина, который мы все знаем и любим. Чтобы понять степень разницы, стоит лишь упомянуть, что перестанут работать биткоин-адреса. И что их должно заменить — неизвестно. Есть еще множество подобных непонятных нововведений и подводных камней, о которых я написал отдельную статью. В конечном счете, совершенно непонятно, почему то, что должно прийти на смену нынешнему биткоину, должно быть лучше.

Что стало со свободным рынком?

Теоретически ничто из перечисленного не должно стать проблемой. Lightning network является всего лишь надстройкой на blockchain, и для того, чтобы эта сеть начала функционировать, нужно лишь слегка ее апгрейдить. И если кому-то хочется попробовать это нововведение, их никто не держит. Если то, что будет создано, окажется лучше, чем простой биткоин, тогда рынок предпочтет новую систему платежей — и тем лучше. Биткоин в нынешнем виде — это не идеальная система. Разумно предположить, что однажды она будет заменена чем-то более совершенным.

Но дело в том, что система, которую мы имеем сегодня, работает. У нее есть своя экосистема, свои разработчики. Там проводятся торги, люди через нее покупают и продают. По ней пишутся книги, проводятся конференции, новые люди приходят в систему и узнают, как она работает.

Готовы ли все эти люди массово перейти на новую систему, если у них будет свободный выбор? Об этом нам не известно. Но те, кто толкают нас к этому, не хотят, чтобы рынок свободно выбирал, — вот в чем загвоздка.


По теме: Криптовалюты: будущее или временный тренд?


Давным-давно Сатоши поместил в программу временный кладж: он ограничил размер каждого блока одним мегабайтом. Он сделал этого для того, чтобы blockchain на раннем этапе оставался небольшим, до того, как будут введены кошельки SPV (simple payment verification — простая проверка оплаты — прим. ред.) — через программу-клиент. Как видно из цитаты, приведенной выше, он с самого начала предполагал, что это — временная модель, и она постепенно будет отменена. В конце концов это ограничение перестало иметь смысл, и я написал первую реализацию SPV в 2011 году, а позже, совместно с моим уважаемым коллегой Андреасом Шильдбахом, — первый и на сегодняшний день самый популярный биткоин-кошелек на платформе Android. С тех пор кошельки SPV были сделаны на всех платформах. Так что временное ограничение, введенное Сатоши, перестало действовать уже давно.


Блок — это контейнер, в который производится запись новых транзакций в системе и заголовка, содержащего основную информацию о блоке. Именно появление такого объекта, как блок, составляет основу технологии Blockchain. Источник.


По мере развития биткоина росли и блоки. Разумные прогнозы роста трафика показывают, что при существующих темпах распространения биткоина мы достигнем предела возможностей текущей системы где-то в следующем году, максимум — в 2017. А еще один цикл сжатия может продлить этот срок. Хотя и не надолго.

Так что теперь настало время увеличить лимит или полностью его отменить. Таков был первоначальный план. Но здесь и начинается проблема: те, кто не хочет видеть развитие биткоина по сценарию Сатоши, предлагают вообще остановить этот процесс. Они хотят раз и навсегда изменить развитие криптовалюты и запустить его по совсем другому пути. Они не знают, что это за новый путь, и даже не пробовали создать что-то своими руками, но им без разницы. Они думают, что, ограничив рост blockchain, тем самым «стимулируют» биткоин-сообщество перейти на что-нибудь другое, что-нибудь, что им больше по душе.

Зачем нужно ограничивать размер blockchain?

До сих пор не было возможности тщательно изучить аргументы противников биткоина. (Это горстка людей, которая намерена заполучить доступ к хранилищу исходного кода кошелька, а также примкнувшие к ним). Лучше всего об этом написано в блоге Гевина Андресена. Подводя итог длинному и изматывающему спору, все наши контраргументы можно свести к нескольким тезисам:

  • Если биткоин прекратит свое существование, то нам придется создать другую систему, которая придет ему на смену.

  • Лимит размера файлов нужно повышать, но не сейчас.

  • Если биткоин продолжит набирать популярность, то он станет менее централизованным и тогда перестанет быть собственно биткоином.

Есть и другие тезисы. Их полный перечень представлен в блоге Гевина Андресена.

Первый пункт однажды может стать реальностью. Впрочем, довольно трудно сравнивать биткоин с теоретическими системами, которые пока существуют лишь на бумаге. Но все, кто видел расчеты этих систем, скажут, что их невозможно воплотить в течение одного года, который, возможно, остался до достижения пределов возможностей системы биткоин (здесь пример, см. последний параграф, и еще один пример). Это типичный пример «заблуждения нирваны», то есть сравнения реальных вещей с нереалистичными, идеализированными альтернативами. «Заблуждением нирваны» также называют склонность считать, что существует идеальное решение конкретной проблемы. Другое название этой логической ошибки — «заблуждение идеального решения». Человек, использующий «заблуждение нирваны», может легко опровергнуть любую идею. Для этого он строит ложную дихотомию, в которой один из вариантов очевидно лучшебит и при этом совершенно неправдоподобен. А так как любая идея заведомо несовершенна, то возразить таким образом можно чему угодно. При «заблуждении нирваны» выбор стоит не между двумя вероятными решениями одной проблемы, но скорее между одним реалистичным решением и другим — нереалистичным, но выглядящим «лучше».

Второй аргумент слишком обширен, чтобы его здесь обсуждать. Есть достаточно оснований полагать, что полное обновление каждого узла биткоина может занять около года, а полное исчерпание возможностей системы приведет к серьезным нарушениям. Начинать действовать надо было раньше. Среди разработчиков биткоина есть два человека, которые точно разбираются в вопросах планирования возможностей системы, и оба они считают, что начинать работу нужно прямо сейчас. Откладывать начало оптимизации системы на неопределенное время неразумно.

Последний, третий аргумент — наиболее проблемный. Он основан на двух предположениях:

  • Если биткоин может расти, он будет расти. И он будет расти быстрее, чем в результате развития технологий снижаются цены.

  • Децентрализованный, но менее популярный биткоин — лучше, чем биткоин с мощной централизацией, превратившийся в корпорацию.

Было бы хорошо, если бы биткоин был настолько популярен, что рост числа его пользователей был бы бесконечным. Тогда мне можно было бы перестать работать над улучшением его структуры и просто ждать, когда рекой поплывут деньги. Но реальность такова, что биткоин существует в конкурентной рыночной среде. Рост системы — не богом данная благодать. Каждый новый пользователь завоевывается с трудом. Да, биткоин растет, но небольшими шагами. Я бы хотел с уверенностью сказать, что стоимость управления всем биткоином будет только повышаться. Это бы означало, что наши совместные усилия опережают темпы роста отрасли в целом. А отрасль растет семимильными шагами. Так, в 2007 году был выпущен iPhone стоимостью 500 долларов. Семь лет спустя появился смартфон Forme P9 стоимостью 30 долларов и набором тех же функций, что и iPhone.

Второе предположение подводит нас к сути спора: продолжится ли развитие биткоина, даже если в результате этого развития структура сети полностью изменится? Вот что об этом говорил Сатоши Накамото в 2010 году:

«Текущая система, в которой каждый пользователь является узлом, не подходит для больших масштабов. Это как если бы каждый пользователь Юзнета (компьютерной сети для общения и публикации файлов — прим. ред.) управлял собственным сервером NNTP (Network News Transfer Protocol — сетевой протокол для обмена сообщениям в телеконференциях — прим. ред.). Дизайн системы предполагает, что пользователь должен быть только пользователем».

То есть основатель проекта дал четкий ответ на этот вопрос: ДА.

С тех пор мы работаем над реализацией этого плана. Пытаться поменять ответ на «нет» значит не только подрывать основы общественного договора биткоина, но и идти против воли многих и многих членов сообщества.

Решения, которые никогда не примут

Почему данный спор не мог быть разрешен каким-то более цивилизованным способом, нежели раскол? Говоря просто, процесс принятия решений в Bitcoin Core нарушен.

Теоретически, как в любом проекте с открытым исходным кодом, у Core должен быть «куратор». Работа куратора заключается в том, чтобы следить за жизнью проекта и решать, какие изменения в него вносить, а какие — нет. Куратор — это руководитель проекта, босс. Хороший куратор собирает отзывы, взвешивает аргументы и затем принимает решения. Но в случае с Bitcoin Core спор о размерах блоков продолжается годами.

Проблема в том, что любое нововведение, насколько бы очевидным оно ни было, может быть отвергнуто, если оно признано «спорным» любым человеком, имеющим право голоса. Учитывая, что к исходному коду имеют доступ пять коммиттеров и множество не-коммиттеров, которые также могут «оспорить» любое решение, то создаются все условия для тупика. И уже не имеет значения, что размер блоков не обязательно должен быть неизменным. Сам факт того, что это обсуждается, означает, что решение принято не будет. Как комитет, который бесконечно заседает без председателя. Как сказал один из коммиттеров, «биткоину нужен лидер, как рыбе — велосипед».

А как же остальные?

Проблему усугубляет абсолютное нежелание выслушать мнение большинства пользователей. Увеличение размера блоков, кроме прочих, поддерживают:

  • Разработчики самых популярных кошельков для iOS, Android и одного из самых популярных веб-кошельков. В общей сложности ими пользуются миллионы людей.

  • Ряд крупнейших торговых площадок биткоин.

  • Два крупнейших платежных процессора, в общей сложности обслуживающие львиную долю рынка.

  • Ряд крупнейших майнинг-пулов, включая китайские.

  • Двое из пяти коммиттеров биткоина (Гевин Андресен и Джефф Гарзик).

  • От 75 до 80% всех пользователей, согласно онлайн-опросам.

И это — далеко не полный список. Многие другие ключевые игроки не признавали этого публично, но выражали поддержку мне и Гевину в личных беседах.

Так что очевидно, что это не единоличная кампания, развернутая мною и Андресеном. Если мы не подготовимся к грядущим переменам, найдутся другие.

Так что скажут сторонники 1-мегабайтных блоков всем этим людям? Да ничего, потому что они никогда и не спрашивали мнения большинства. Вот что говорит об этом один влиятельный член сообщества Bitcoin Core: «Ссылаясь на мнение компаний, можно получить ложное представление о консенсусе».

Сотрудники компаний составляют немалую часть наиболее преданных, пассионарных и технически подкованных членов сообщества биткоин. Они являются очень важной частью инфраструктуры. Тем не менее, мнение этих людей может породить «ложное представление о консенсусе».

Что же говорят разработчики кошельков? Ведь это те люди, которые ежедневно сталкиваются с простыми пользователями и знают об их настроениях. Однако их никто не спрашивал. Если же они сами выражают свое мнение, к ним никто не прислушивается. Их мнение считают незначительным.

Что не удивительно. Эта группка людей считает значительным мнение лишь тех, кто имеет доступ к исходному коду ядра. Теперь становится ясно, что тот «консенсус», о котором так много говорят в сообществе Bitcoin Core, на самом деле означает мнение кучки людей, независимом от того, что думают остальные члены сообщества.

Другими словами, «консенсус разработчиков» — это такая маркетинговая уловка, которая скрывает правду от пользователей биткоина: двое-трое смутьянов могут поменять всю систему так, как им заблагорассудится.

Они хоть осознают, что огромное количество людей не согласны с этим? Нет, не осознают. И снова процитирую одного из коммиттеров: «Гевин [Андресен] занимает одиночную позицию среди технических разработчиков Bitcoin Core. В моей компании многие обеспокоены вопросом выживания биткоина в качестве децентрализованной системы, и это — мнение подавляющего большинства технических специалистов».

Это может быть правдой только в том случае, если вы считаете огромное число инженеров сообщества биткоин «нетехническими специалистами».

Как разрешить спор?

Ясно, что назрела серьезная проблема. Нарушена коммуникация. Обе стороны конфликта считают, что только они защищают децентрализацию и «единственно верный путь развития биткоина». Сообщество разделилось.

Остается один последний способ разрешить спор. Можно разработать модифицированную версию софта и представить ее на суд майнеров. Если большинство выберет новую версию, то они могут перейти на новый софт, а несогласное меньшинство — продолжать пользоваться прежним блокчейном. Система в конце концов сама себя отрегулирует. Такое решение кажется наиболее приемлемым. Если все другие способы исчерпаны и не принесли результатов, то проведение некого подобия голосования может помочь решить вопрос.

И здесь мы подходим к последнему и самому неразрешимому противоречию.

Двое из пяти коммиттеров Bitcoin Core — Гевин Андресен и Джефф Гарзик — поддерживают новый форк. Другие трое считают, что появление спорного форка немыслимо, безумно, необдуманно, а если это все же случится, то будет означать большой вред для всего биткоина и, возможно, даже гибель системы.

Мы категорически не согласны с таким предположением. Мы не считаем, что если появится новое ответвление, то упадут небеса. Мы считаем, что те, кто пока остаются на стороне маленьких блоков, со временем перейдут на использование больших блоков. Времени у них будет достаточно для того, чтобы оценить преимущества нововведения. Но, разумеется, для противников форка это не аргумент. Они отстаивают свое мнение.

В общем, они считают, что единственный механизм, который поможет сохранить работоспособность системы, не должен быть использован. Они считают, что альтернативы их подходу быть не должно. А биткоин для них — игрушка, с которой можно делать все, что заблагорассудится.

Такое положение дел не может продолжаться долго. Проект Bitcoin Core показал, что он не может больше реформироваться, и поэтому от него нужно отказаться. Вот почему и произошел раскол.


Об авторе: Майк Хёрн – бывший инженер Google, разработчик bitcoinJ (первого Java-приложения для биткоинов), один из разработчиков биткоин-кошельков Core и bitcoin-qt.

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно