Екатерина Бочкарева

Художник провёл 48 часов в виртуальной реальности

«В 2026 году будет в порядке вещей зайти в виртуальную реальность, чтобы повидаться с друзьями из других стран и вместе отправиться в безумные приключения».


После десятилетий разрушенных мечтаний виртуальная реальность, кажется, начинает оправдывать ожидания. Дело не в том, что сочетание аппаратной и программной составляющей в итоге вылилось в шлемы Oculus Rift и Samsung Gear (от укачивания не спасает ни один); а в том, что художники, игровые разработчики, режиссеры и другие креативщики, наконец, создают для них значимые миры. Наряду с этим некоторые люди хотят узнать, сколько времени человек способен провести в виртуальной реальности — ради проверки на прочность и ради самого перформативного акта.

Торстен Видеман, основатель и художественный руководитель фестиваля A Maze Festival, недавно провёл 48 часов в разных мирах виртуальной реальности. Перформанс Видемана и дизайнера Сары Лизы Вогл под названием Disconnected проходил на мероприятии HTC Vive в Берлине с 8 по 10 января и включал в себя ряд специально созданных виртуальных миров, объектов и необходимых программных условий.

Фото: собственность художника.

Видеман рассказал, что суть проекта Disconnected — не в проверке на прочность. Вместо этого Видеман и Вогл ссылаются на то, что в будущем — если быть точнее, к 2026 году, — большинство людей будут проводить львиную долю времени в виртуальной реальности. Будущих пользователей ВР привлекать будет не длительность пребывания, а свобода погружения в другие, ещё неизведанные, миры, знакомство с новыми видами искусства, с образовательными методиками и многим другим.

«В 2026 году будет в порядке вещей зайти в виртуальную реальность, чтобы повидаться с друзьями из других стран в социальных комнатах и вместе отправиться в безумные приключения, — говорит Видеман.— Тем не менее, затянувшееся погружение будет считаться нетипичным и приравниваться к контролируемой наркотической зависимости».

Фото: собственность художника.

Идея ВР как контролируемой зависимости заставила Видемана назначить Вогл своим «ВР-шаманом». Он пошёл на эксперимент, чтобы понять современную технологию, «увидеть её недостающие пробелы и в будущем создать умопомрачительные индивидуальные путешествия».

Вогл запрограммировала и распределила время Видемана так, чтобы тот мог играть в теннис с самим собой, ходить на руках в мире Lucid Trips и слепить горящего снеговика в Titlbrush (аналоге Microsoft Paint и MacPaint для ВР). Видеман тискал кота, решал головоломку в Fantastic Contraption; ставил рекорд в прыжках в VRLympix; отслеживал и убивал людей в Hover Junkers; тусил с друзьями в Altspace VR; путешествовал по волшебным местам с новыми друзьями в VRChat; позировал в розовой пижаме, изображая президента в Белом доме; несколько раз исчезал в зале ожидания SteamVR; несколько часов расслаблялся в диораме Blocked In и так далее.

Всё это безо всяких передышек. Все эти миры, в основном, в демо-версиях, транслировались в режиме реального времени напрямую Вогл и Видеману.

«Подписчики эксперимента связались со мной в чате. Они хотели, чтобы Видеман поиграл в их игры, — говорит Вогл. — Отправляли сделанные ими или друзьями демо мне в Фейсбук или на электронную почту, а я скачивала и играла в них в шлеме Vive. Когда я составляла ежедневный список дел Торстена, я связывалась с уймой разработчиков, но меня поразило то, сколько из них вышло на связь именно во время эксперимента. Это сильно разбавило контент и предоставило Торстену шанс, например, поиграть в ВР-минигольф с его разработчиком».

Фото: собственность художника.

По словам Вогл, взяв на себя роль проводника в ВР, она хотела эмоционально поддержать Видемана, погрузив его в сложную программу, которая занимала его настолько, что время проносилось незаметно. «Я построила для него уютную пещеру с видом на звёзды, чтобы он мог расслабиться, отдохнуть и поспать», — говорит Вогл. Поэтому даже когда Видеман засыпал на пару-тройку часов, просыпался он во включенном шлеме Vive, чтобы ощутить, каково это — просыпаться утром в виртуальной реальности.  

«Я удивился, ощущения были необычные. — сказал Видеман. — Для меня приготовили специальную жидкую еду, много воды, чая, кофе на завтрак, много шоколада и бананов и даже лекарства для запора, чтобы я не отвлекался от игры. Некоторые из посетителей принесли чипсы, баварские сосиски, пиццу, когда я попросил солёненького. В следующий раз я всерьёз позабочусь о том, чем насыщать свой ум и тело в такого рода марафонах».

Вогл помогла координировать Disconnected Lifestream, 48-часовую онлайн-трансляцию их игры. 

«Ребята оттуда перестроили Торстена и наше игровое пространство, транслируя нас в онлайн из виртуальной комнаты, — объясняет Вогл. — Таким образом, люди могли наблюдать и болтать с нами в ВР. Мы назначали встречи и общались с ними в онлайн-чате. Нас с Торстеном поддержала куча людей, подбадривая и находясь рядом в социальном и эмоциональном плане».

После перформанса Видеман убедился в том, что «долговременные погружения в ВР» возможны, и что нынешние технологии годятся для этих целей. Единственной проблемой стала паническая атака, которую он почувствовал после 25 часов игры, и чуть было не сдался».

«Никаких физических проблем не возникло, не зудели глаза, не трещала и не кружилась голова, — говорит Видеман. — Дорога к будущему прокладывается сегодня — для этого нам нужен только специально разработанный контент, чтобы добиться ощущения полного погружения. Возможно, мы полностью придём к этому в 2026 году. Но что есть время? Я готов проводить эксперименты в этом направлении и дальше».

Источник.


Материалы по теме:

Oculus Rift превратит своих пользователей в рок-звезд

Бабушке подарили очки виртуальной реальности. (Видео)

10 удивительных способов использования Oculus Rift

Я едва не изменил жене c Oculus Rift

Может ли виртуальная реальность спасти порнобизнес?

Как устроен рынок виртуальной реальности

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно