Полина Тодорова

Интернет вещей — против свободы горожан?

Эра интернета вещей уже наступила. Он способен захватить наши города, если мы позволим.


Когда на прошлой неделе пользователи не смогли получить доступ к множеству веб-сайтов, жители Америки вдруг начали задаваться вопросами об интернете вещей.

Оказалось, что десятки миллионов цифровых камер и других устройств, подключенных к интернету и защищенных лишь заводскими паролями, которые легко угадываются простым перебором, могут быть использованы в целях организации грандиозных DDoS-атак. Когда эти устройства получили инструкции отослать огромное число сообщений компьютерам, обеспечивающим доступ к некоторым популярным сайтам, эти компьютеры оказались неспособны обработать любой запрос.

Источник: Backchannel

Внезапно, без какой-либо причины, огромное количество сайтов стало недоступно. Кто бы мог подумать, что интернет вещей сможет так сильно повлиять на нашу повседневную жизнь?

На самом деле, многие люди это предполагали. IoT-индустрия выросла в весьма большой бизнес.

Пока мы обновляем эти уязвимые домашние видеозаписывающие устройства, маршрутизаторы и веб-камеры, давайте взглянем на вещи более комплексно и поговорим о влиянии интернета вещей на общественные ценности в целом. Ведь не только веб-сайты могут быть подвержены неограниченному воздействию со стороны интернета вещей. Мы не просто используем интернет вещей в своих домах, мы также будем использовать его значительно шире там, где 80% людей живут, работают и отдыхают – в городах.

Множество компаний привлекает потенциальная экономическая выгода от внедрения интернета вещей в городах. (Издание ReadWrite, которое отвело все свои колонки освещению этой темы, сообщает, что к 2020 году рынок «умных городов» вырастет до $1,4 трлн).

Несмотря на то, что ажиотаж вокруг этих технологий сильно превосходит масштабы их реального принятия, количество конференций, посвященных теме умного города, резко увеличилось. Это значит, что толпы разработчиков уже предлагают технологии городам, рассчитывая развернуть целые экосистемы из датчиков и ПО, с помощью которых можно будет отслеживать и организовывать транспорт, энергетику, экологию, водоснабжение, трафик и другие важные аспекты.

Вот что важно: города собираются приватизировать информацию, передаваемую из общественных мест, – данные с улиц, тротуаров и общественной инфраструктуры – не задаваясь вопросами политики и не имея четкого единого ответа на вопрос, каким ценностям все это служит.

Никто не говорит, что будет легко прийти к консенсусу. Идея «общественных ценностей» очень расплывчата по определению. Она может касаться вопросов обеспечения безопасности, чтобы снизить риск возникновения инцидента, подобного тому, что мы наблюдали (или не наблюдали) на прошлой неделе – но все не должно ограничиваться только этим.

Если вы хотите, чтобы умные города служили общественным ценностям, вы должны задавать следующие вопросы. Какую социальную проблему решает эта технология (голод, отсутствие доступа к медицине или образованию)? Затрагивает ли планируемая технология, а также используемые с ней данные, этические проблемы и проблемы неравенства? Как данная технология улучшит качество жизни в городе? Как было задействовано общество в рассмотрении этой проблемы? Как от технологии можно будет отказаться или изменить ее в последующие годы, если общество изменит к ней отношение? Общественные ценности тяжело оценить – значительно легче собрать данные и сделать отчет о повышении эффективности и экономических выгодах.

Чиновники местных органов власти с огромным энтузиазмом относятся к вопросам установки оборудования, способного собирать и обрабатывать информацию. Умный город сможет отслеживать все: от привычек граждан до состояния инфраструктуры. Учитывая неравномерное распределение ресурсов между местными органами управления и компаниями, продающими им IoT-системы, кто-то должен постоянно задавать все эти вопросы про общественные ценности.

В этом году Нью-Йорк предпринял попытку решить все эти проблемы, опубликовав на своем официальном сайте директиву по вопросам интернета вещей. Несколько крупных городов США (включая Атланту, Остин, Бостон, Чикаго, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Вашингтон) недавно присоединились к инициативе, выступив в поддержку директивы Нью-Йорка. (Летом следующего года Национальный институт стандартов и технологий США планирует вступить в игру на федеральном уровне и издать руководство по внедрению IoT-технологий.)

Похоже, что на данном этапе главной движущей силой диалога являются вопросы конфиденциальности. Наглядный пример: в нью-йоркской директиве первым делом и наиболее подробно упоминаются требования к неприкосновенности личных данных.

Но сфокусируемся на Директиве 5.3, которая гласит:

Город устанавливает приоритет доступа к своим активам и общественным сетям для размещения IoT-устройств, которые распределены на равноправной основе и имеют наибольшую общественную пользу. Государственно-частное партнерство и бизнес-модели, которые компенсируют затраты или приносят прибыль в соответствии с наибольшей общественной выгодой, поощряются при тщательной оценке рисков.

Таким образом, Директива 5.3 представляет собой попытку выразить словами идею о том, что общественные активы города (улицы, освещение и т.д.) должны быть использованы в первую очередь для нужд общественности – то есть честно служить гражданам. Но директива также поощряет государственно-частное партнерство, приноcящее городу прибыль «при тщательной оценке рисков».

Что это значит? Должны ли города быть включены в эксклюзивное распределение доходов, полученных при использовании данных, собранных общественными активами? Работает ли это по принципу договоров лизинга на физические элементы общественных мест, таких как столбы или уличные фонари? Если города участвуют в бизнесе, для которого граждане являются источниками невидимых информационных товаров, и претендуют на долю прибыли этого бизнеса в будущем, смогут ли эти города учесть интересы граждан в вопросах независимости, свободы и достоинства? И что насчет безопасности – будут ли города, имеющие партнерские отношения с поставщиками устройств, иметь рычаги, позволяющие требовать высокий уровень безопасности и гарантии защиты от DDoS-атаки на муниципалитет?

И что вообще значит «наибольшая общественная выгода»? Сумма, которая будет поступать в городской бюджет? Или то, что жизнь многих людей станет лучше, чем до внедрения технологий?

Не нужно ждать резкого вылета сети, чтобы начать задумываться об интернете вещей. Но мудрые политики никогда не позволят значительному кризису пройти впустую. Когда доходит до внедрения IoT-технологий, может быть полезен следующий афоризм: «То, что вы можете что-то сделать, вовсе не значит, что вы это делать должны».

Источник.


Материалы по теме:

Инфографика: краткая история интернета вещей

Путину предложат создать российский стандарт для интернета вещей

«Зеленым» быть легко: как интернет вещей изменит все в нашей жизни

Как построить умный мир, используя большие данные


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно