Артем Франич

Жизнь — это тетрис. Хватит пытаться играть c ней в шахматы

Бывший шахматист, специалист по контент-менеджменту Тор Бейр написал статью о том, почему наша жизнь больше походит на тетрис, а не на стратегическую игру. Представляем ее перевод.


С семи лет я играл в шахматы постоянно и профессионально. Сначала в школе, потом в Сети, на национальных турнирах. Шахматы научили меня терпению, настойчивости и умению критически мыслить — ключевые качества в решении жизненных проблем и поиске выхода из сложившихся ситуаций.

Благодаря шахматам я с малых лет начал искать во всем причинно-следственные связи. Передвинь Коня сюда, чтобы заблокировать Слона. Забери пешку — ослабишь правый фланг противника. Каждый продуманный шаг вёл меня к победе, каждая ошибка была чревата поражением.

Шахматы познакомили меня с идеей «другого»: черные против белых, наша школа против их школы, в каждой игре может быть только один победитель. Каждая партия заканчивалась одним очком в счёте: ты либо отдавал его сопернику или оставлял его себе. Игра не даёт никакой возможности «увеличить размер пирога».

Я серьезно увлекался шахматами до 15 лет. До того момента, когда у меня появился мой первый мобильник — важный символ свободы для подростка. Помню его, как сейчас — маленькая раскладушка с цветным экраном. Он не был мне особо полезен, но я носил его везде как символ своей независимости. С него нельзя было выйти в интернет, отослать сообщение в Snapchat, хотя он и помогал мне справиться со скукой. На нём был тетрис, который стал моей новой любовью.

Тетрис у кого-то вызывает раздражение: слишком монотонный, в него невозможно выиграть, в нём многое зависит от удачи. Для меня же тетрис стал настоящей метафорой жизни. В сравнении с ним шахматы — просто глупая военная игра.

Я больше не играю на шахматных турнирах. Сегодня на моём телефоне есть только тетрис. Его, как постоянное напоминание о жизни, я оставил себе на экране наряду с другими приложениями. Потому что жизнь больше похожа на тетрис, а не шахматы. И я попробую объяснить по пунктам, что имею в виду. 

1. Единственный соперник в реальной жизни — это вы.

Я всю жизнь искал себе врагов: людей для борьбы, для того, чтобы обвинить или убедить их в неправоте. Я представлял себе врагов там, где их не было, потому что бороться было легко. Я относился ко всему так, будто я могу только выиграть или проиграть, не видя никаких других возможностей.

Это образ мысли шахматиста, и он мешает идти вперёд.

Тетрис устроен по-другому: ты играешь только против времени и бесконечно падающих сверху кубиков. Тетрис заставляет сосредоточиться: вы испытываете себя, чтобы правильно распределить входящий поток фигур. Никакого соперника, которого можно и нужно одолеть.

Жизнь, как игра, происходит полностью внутри тебя. Нет никаких врагов и плохих парней, которым только и нужно, чтобы ты страдал. Нет неправильных ходов, на которые твой оппонент может ответить контрходами. Что касается твоего счёта, то он может увеличиваться до бесконечности: знай себе только иди вперёд. Твой счёт в игре жизни может увеличиваться быстрее или медленнее — все зависит от того, делаешь ты что-то или нет. И это приводит ко второму пункту моей аргументации.

2. Жизнь не становится труднее — только быстрее.

Некоторые игры, вроде шахмат, становятся со временем сложней. Усложняются позиции, противники становятся более свирепыми, ставки растут. У тебя есть публичный рейтинг.

В тетрисе всё не так. Игра одинакова с самого начала и до самого конца, который наступает только тогда, когда не остаётся места на экране. Всё, что меняется — это скорость.

Если вы играете в тетрис на медленной скорости до конца жизни, вы никогда не проиграете. Единственный твой враг тут — усталость. Однако алгоритм победы в тетрисе понять несложно. У тебя есть достаточно времени, чтобы передвигать фигурки по экрану и расположить их в оптимальном порядке. Но именно в тетрисе мы сами себе бросаем вызов: нам не просто нужно убрать один ряд, мы хотим максимума — убрать четыре ряда сразу, сделать «тетрис». В этом смысл игры. Зачем в неё вообще играть, если даже не пытаться.

Я слишком долго относился к жизни как к шахматам — как к серии всё более сложных вызовов. Там, где не было проблем, я их придумывал и тут же становился в позу жертвы. Но ведь жизнь не становится сложней со временем — с возрастом мы мудреем, обрастаем средствами, становимся независимыми. Нам не обязательно отвечать на новые вызовы, если нам того не хочется. Мы делаем это только потому, что хотим самореализации.

Впрочем, жизнь ускоряется. Каждый день мы проживаем небольшую её часть, чтобы заметить, как постепенно время движется быстрее. Наша ответственность растёт до тех пор, пока задачи не начинают нас раздражать и отвлекать от чего-то, что нам кажется более важным.

Единственный способ научиться играть в жизнь, как в тетрис — обрести умение сосредотачиваться на большой скорости. Нельзя поступаться своими целями, в каком бы положении ты ни находился. Нужен контроль над разумом, над действиями и над собственным временем. Что приводит меня к третьему пункту моего рассуждения.

3. В жизни ты не способен контролировать игровое поле.


Как я уже говорил выше, шахматы — игра причинно-следственных связей. В ней есть место для «лучшего хода» в любой выбранной позиции. Ты можешь загнать оппонента в угол. Можешь просчитать всё на 20 шагов вперёд, особенно если у тебя суперкомпьютер вместо мозга. У тебя есть правила и предписания, вроде е4 – хороший ход для белых, а h4 — нет. А всё потому, что шахматы — это закрытая система. Нет случайностей, нет удачи. Все элементы игры одинаковы, стартовые позиции одни и те же.

Что касается тетриса… Тут ты можешь увидеть только следующую фигуру. Твоё полё — настоящий момент, в котором ты пытаешься собрать все кубики в лучшую из возможных мозаик. Но ты знаешь и то, что не можешь предугадать даже следующий шаг, не говоря уже о контроле над будущим.

Я всю жизнь думал, как шахматист, пытался найти лучший ход и продвинуться к определённому результату. Я видел вокруг только причинно-следственные связи, пытаясь контролировать ситуацию.

Жизнь плохо уживается с причинно-следственным мышлением. Существует целый букет возможных событий, некоторые из которых кажутся абсолютно невероятными, но всё равно происходят. И нет никакого просчитываемого ответа на наши действия. Всё потому, что наша жизнь — это открытая система, в которой любое событие может кардинально изменить нашу перспективу. Мы не можем предугадать даже, к чему приведут самые важные решения. Вот почему, кстати, множество браков заканчивается разводами.

Не стоит пытаться предугадать, какая фигура будет следующей. Как в тетрисе, можно только поставить себя в самое удобное положение без попытки контроля над системой. Контролировать и настраивать нужно в первую очередь себя. В жизни лучше использовать принцип тетриса, но не стоит ждать от неё благодарности только за то, что ты вдруг решился изменить образ мыслей. И еще одно…

4. В жизни никто не может сказать тебе, проиграл ты или выиграл.


В шахматах ты можешь дождаться момента, когда твой соперник сдаст Короля, затем ты увидишь результаты турнира. Ты даже можешь почувствовать удовлетворение от победы, если, конечно же, не проиграешь. Я помню тот момент, когда бросил играть. Нет, я не проиграл партию и не бросил играть в порыве гнева. Я даже выиграл. Только после этого я ничего не почувствовал.

Согласно древнему своду правил, в шахматах есть два способа проиграть: шах и мат или сдача. В день, когда я ушёл из турниров навсегда, до меня дошло, что есть и третий способ: если ты не учишься, не получаешь удовольствия от игры, не кайфуешь от её вызовов, и тем более от побед, — ты проиграл.

Решение уйти вызвало чувство облегчения, недоумения и ужаса. Почему я чувствовал себя так легко? Я же расстался со своей первой любовью. Потом я понял, что мне было легко потому, что я сам захотел когда-то играть в шахматы. И то, и то — мой собственный выбор. Так что, уйдя из турниров, я сослужил себе хорошую службу: мой «военный» образ мысли стал ослаблять хватку, в конце концов, освободив и мой взор.

Пустоту, которую раньше занимали шахматы, стал постепенно заполнять тетрис. Сегодня я играю в него каждый день, и каждый день я начинаю играть, зная, что всё равно проиграю. Как быстро я проиграю? Как быстро начнут падать фигуры? Какой будет счёт? В игре есть своя метрика. Я же добавил в неё ещё и способ выиграть. Нужно просто играть каждый день.

Мне нравится быть бескомпромиссным, когда я ставлю себе цели. Я получаю огромное удовольствие от того, что каждый день могу заставлять себя идти вперёд. Только я знаю, достиг я результата или нет.

Ежедневная игра в тетрис тренирует мою волю, упорство и умение сосредотачиваться на тех вещах, у которых нет окончательного решения. Я играю теперь не для того, чтобы выиграть. Я играю ради игры.

***

Играть ради игры нужно научиться каждому. Не надо искать везде врагов или пытаться управлять ситуацией. Пора понять, наконец, что всё зависит лишь от угла зрения. Играя в шахматы или в тетрис, можно чувствовать себя одиноким. Обе требуют терпения и упорства. Обе требуют непредвзятости. И никто не может решить за тебя, какой стиль игры выбрать, но лучше выбрать для себя правильный.


Материалы по теме:

Эффект Тетриса: как наша жизнь превращается в видеоигру

В компьютерные игры на рабочем месте играет 18% сотрудников

Как работать эффективнее: советы от сотрудника Google

Чему бизнес может научиться у видеоигр

Террористы могли использовать PlayStation 4 для планирования атак (Обновлено)

Как бум виртуальной реальности влияет на развитие Nvidia

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно