Светлана Зыкова

Почему инвесторы не хотят финансировать технологии для секса?

Однажды Синди Гэллоп купила секс-игрушку.

«Я открыла коробку, взглянула на этот прекрасный предмет и подумала: «Как, черт возьми, им пользоваться?», — вспоминает Синди. — Я решила, что наверняка к устройству прилагается инструкция, но нашла лишь листовку, в которой было написано, как его заряжать. И ни слова о том, что куда засовывать».


Гэллоп занимается бизнесом, который как раз показывает людям «что куда засовывать» — в августе 2012 года она запустила платформу для публикации порнографических роликов Make Love Not Porn. Многие услышали о ней в еще в 2009 году, во время знаменитой лекции Гэллоп на TED Talk. Тогда Синди рассказала о том, какие мизогинные идеи о сексе и сексуальности сейчас популярны в обществе и как они мешают индустрии порнографии.

Но с тех пор Гэллоп по-прежнему испытывает трудности с привлечением инвесторов. И в этом она не одинока. Несмотря на то что индустрия «технологий для секса» обладает невероятным нераскрытым потенциалом, инвесторы (в основном гетеросексуальные белые мужчины) стараются держаться от нее подальше.

sextech

Изображение: Шрейя Гапта

Секс неплохо продается

Более 36% контента в интернете — это порно, а ежегодное количество просмотров порнографии в мире составляет 4 миллиарда часов. По словам Гэллоп, наша одержимость сексом сравнима лишь с нежеланием открыто о ней говорить.

Когда Гэллоп открыла коробку с новой секс-игрушкой и не нашла там инструкции по применению, она вспомнила про один обучающий ролик, который как-то видела на YouTube. В нем женщина рассказывала, как нужно пользоваться одной из секс-игрушек.

«Я слушала ее и думала: "Что? Это нужно вставить внутрь, а потом парень вставляет туда еще и свой член? Да как это вообще работает?", — вспоминает Гэллоп. — Нежелание говорить о сексе серьезно влияет на возможность производителей изменить свой продукт».

Тем не менее секс отлично продается. По данным исследовательской фирмы IBISWorld, только в США сайты для взрослых приносят более $3 миллиардов дохода в год. Мировая индустрия секс-игрушек оценивается примерно в $15 миллиардов, и ее рост составляет более 30% в год. Возможно, со временем она перегонит даже быстро развивающиеся технологические отрасли, например, производство дронов (ожидается, что к 2021 году эта сфера будет оцениваться в $12 миллиардов). Сейчас на Amazon находится более 60 тысяч наименований, относящихся к категории «товары для взрослых».

sextech

Гэллоп считает, что эта сфера обладает еще большим коммерческим потенциалом. Но в других областях инвесторы с легкостью идут навстречу предпринимателям с таким послужным списком, как у нее. Гэллоп проработала более 20 лет специалистом по рекламе, стала председателем рекламного агентства Bartle Bogle Hegarty и уволилась, чтобы открыть две собственные компании и давать консультации многим другим. С 2005 года Гэллоп строит карьеру в одиночку. Она продолжила работать консультантом, тем самым укрепляя свой статус лучшего специалиста по брендам.

«Многие из моих знакомых инвесторов говорят, что я запланировала огромное дело, — сказала Гэллоп. — Но услышав меня, их партнеры бы спросили: "Чем вы вообще занимаетесь?". Работая в сфере технологий для секса, я зачастую даже не могу договориться о презентации. Инвесторы либо не воспринимают меня всерьез, либо вообще не хотят обсуждать неловкие темы».

Поэтому Гэллоп открыла платформу Make Love Not Porn на собственные сбережения и при поддержке единственного бизнес-ангела. Четыре года спустя запуска, на ней зарегистрировалось более 400 тысяч пользователей и они смогли успешно монетизировать свой контент. На площадке оплата дается за просмотры, причем доход делится поровну между владельцем сайта и создателем контента. По словам Гэллоп, некоторые лучшие пользователи получают регулярные четырехзначные выплаты.

Такая бизнес-модель существенно отличается от типичного метода оплаты в порноиндустрии, где актерам платят за каждую сцену (говорят, что новички и звезды максимум получают примерно $2 тысяч). С помощью своей платформы Гэллоп хочет открыть новые способы монетизации контента, создаваемого пользователями и расширить представления большинства людей о сексе.

Трудности ведения «запретного» бизнеса

Но чтобы все это произошло, инвесторы должны раскрыть свои кошельки и рты — в последнее время они держат закрытыми и то, и другое.

У многих инвестиционных компаний есть некие «моральные принципы», которые не позволяют им финансировать все, что считается контентом для взрослых. Никто из списка 20 лучших инвесторов по мнению CB Insights, не согласился обсудить этот вопрос. Единственным инвестором, который откликнулся, был Тим Дрейпер. Когда-то он поддержал биткоин и фирму Jimmyjane, занимавшуюся продажей высокотехнологичных секс-игрушек.

Однако он сказал лишь, что «поддерживает великих предпринимателей, которые не боятся захватить статус-кво и перевернуть индустрию». Чтобы это случилось, таким предпринимателям нужно больше качественных данных, а аналитическая компания Forrester Research даже не учитывает основные индустрии, которые относятся к таким технологиям для секса, как, например, секс-игрушки и VR-порно.

Помимо нежелания обсуждать сферу технологий для секса и отсутствия необходимых данных, существуют и другие проблемы. Некоторые предприниматели утверждают, что им просто не дадут работать в этой сфере. Гиганты электронной коммерции вроде Amazon и PayPal не сотрудничают с компаниями, которые занимаются контентом для взрослых. Обе эти компании отказали Гэллоп. По ее словам, она «не могла найти в Америке ни один банк, который позволил бы открыть счет для бизнеса, в названии которого есть слово «порно».

Такое же отношение и у Facebook с Pinterest. Полли Родригес, глава магазина нижнего белья и секс-игрушек Unbound обнаружила, что на этих платформах очень тяжело вести подобный бизнес. «Запрещена реклама секс-игрушек, порнографических роликов, публикаций и живых выступлений, товаров для повышения сексуальной активности, сервисов международных знакомств и службы эскорта», — предупреждает Pinterest.

Политика Facebook запрещает рекламу «товаров и услуг для взрослых (кроме рекламы, связанной с планированием семьи и контрацепцией)». Даже эта реклама белья попала под запрет из-за того, что она ведет на страницу Unbound, которая рекламирует лубриканты и секс-игрушки для женщин:

sextech

Нажмите, чтобы увеличить (в новом окне)

С кем надо переспать, чтобы получить инвестиции?

«В нашей сфере очень трудно получить инвестиции, — считает Иан Пауль, директор по инвестициям фирмы Naughty America, которая является одной из первых порнографических компаний, которая занялась виртуальной реальностью. — Нам приходится полагаться на нетрадиционные методы инвестирования, например, получать займы от поставщиков, с которыми мы уже работаем».

А это значит, что компании приходится вкладывать свою прибыль в собственные разработки, а не во что-то еще. Предпринимателям, которые не могут себя обеспечивать или не нашли подходящего бизнес-ангела, приходится либо играть по суровым правилам, с которыми столкнулась Синди Гэллоп в 2009 году, либо повесить на себя клеймо «альтернативной» и коммерчески нежизнеспособной компании.

Возьмем, к примеру, голландскую «теледильдоническую» компанию Kiiroo. Ее подключенные к мобильному телефону фаллоимитаторы и вибраторы позволяют пользователям взаимодействовать на расстоянии. Кроме того, у них есть социальный элемент, тактильная отдача и гибкость — и все это в режиме реального времени. А значит вы можете настроить устройство под любой вид контента, который приятен вашему сердцу (и телу) и использовать его для любого типа тела и количества человек. Но Kiiroo продвигает свой товар, как любую обычную секс-игрушку: на упаковке обычно изображена молодая, стройная девушка с большой грудью, одетая в чулки с подвязками.

sextech
Фото: GettyImages

Исследовательница «технологий для тела» Жислен Боддингтон считает, что это типичный случай в индустрии — даже самым инновационным компаниям, занимающимся технологиями для секса, приходится заниматься объективизацией, чтобы получить финансирование. Согласно исследованию Боддингтон, 96% инвесторов — это мужчины, и лишь 8% их денег идет на финансирование компаний, основанных женщинами. Женщины-предпринимательницы занимаются инновациями в сферах секс-индустрии, связанных с улучшением эротического опыта, но их наработки не получают должного финансирования.

«Как-то один инвестор сказал мне: "Через 10 лет мы этим займемся, но сейчас этот бизнес не принесет нам прибыли"», — вспоминает Жислен.

Исключением будет случай компании Crave, которая получила финансирование в размере $2,4 миллиона от целых 60 бизнес-ангелов. Ее основатель Михаэль Тополовац сказал, что инвесторы в целом легко выслушали его питч, который был посвящен созданию высокотехнологичных секс-игрушек для женщин.

Но, по словам Тополоваца, дела все равно шли с большим трудом. Ему и его бизнес-партнерам пришлось пойти уникальным путем — они попытались добиться расположения бизнес-ангелов и в то же время запустить краудфандинговую кампанию. Конечно же, им сразу отказали на Kickstarter, потому что на этой платформе запрещены «порнографические материалы». Но аналогичные площадки вроде CrowdCube поддержали Crave.

Возможно, такая гибридная модель финансирования поможет и другим «запретным» стартапам привлечь инвестиции. Джон Маккой, глава теледильдонического стартапа Intimuse, считает, что со временем инвесторы одумаются. Вопрос лишь в том, кто из них первым воспользуется этой возможностью.

Если все так и будет, то, вероятно, индустрию ждут несколько переломных моментов. По мере развития технологий возрастет спрос на продукты и услуги для секса (особенно среди женщин), и успешные компании покажут инвесторам, на что способны. Тогда инвесторское сообщество больше не сможет игнорировать такую привлекательную возможность. Будет здорово, если среди инвесторов станет больше представителей разных полов, но, к сожалению, это произойдет еще нескоро.

А сейчас все эти трудности лишь усиливают целеустремленность Синди Гэллоп. Ее компания — Make Love Not Porn — наконец нашла краудфандинговую платформу iFundWomen (которая лишь в этом месяце запустилась на стадии бета-тестирования и направлена на поддержку предпринимательниц). Первая кампания на этой платформе как раз посвящена поддержке Make Love Not Porn.

Гэллоп также пытается получить средства от инвестиционного фонда, который, как она надеется, сделает то же самое, что фонд Privateer Holdings сделал с коноплей (за пару лет он превратил запретный товар в привлекательный для инвестиций продукт). Синди повысила размер планируемого финансирования до $10 миллионов. Она считает, что с этими деньгами она сможет не только обеспечить Make Love Not Porn, но и оживить всю индустрию.

Если ей это удастся, то мир сексуальных удовольствий не только станет более разнообразным и технологичным — о нем еще сложится лучшее впечатление. Гэллоп и многие другие считают, что это довольно соблазнительная идея.

Источник.


Материалы по теме:

Как выглядит будущее порноиндустрии?

Sextech: как технологии перевернули самую интимную область нашей жизни

Порнобизнес — не такой, каким вы его себе представляете

Мы поняли, что открыть секс-шоп в интернете очень просто – и открыли


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно