Полина Тодорова

Барак Обама составил план действий для Кремниевой долины

Специально для издания Wired Барак Обама выделил шесть ключевых проблем государства, решением которых должна заняться индустрия высоких технологий. Wired связался с шестью известными людьми из мира технологий и дал каждому из них по одной задаче из списка, составленного президентом США. Затем редакторы спросили: «Что нужно делать индустрии, чтобы решить эти проблемы?»

Мы перевели получившийся материал — проблемы-то универсальные.


1. Победить неравенство

Тим О’Райли, основатель и инвестор O’Reilly Media

Тим О’Райли. Иллюстрация: Стэнли Чоу

Кремниевая долина живет историями. Как и экономика в целом. Мы создаем то, во что верим. Если мы верим в то, что с помощью технологий можно решить значимые проблемы, то вплотную этим займемся. К сожалению, сейчас слишком многие считают технологии тем, что приводит к сокращению количества рабочих мест через оптимизацию и перехватывает те деньги, которые раньше шли работникам.

Индустрия технологий действительно может стать той силой, с помощью которой удастся победить неравенство, но мало кто в Кремниевой долине так считает. Пол Грэм, один из основателей инкубатора Y Combinator, как-то сказал, что финансовая помощь стартапам неминуемо приводит к увеличению разницы между бедными и богатыми – ведь он помогал небольшому количеству людей стать очень богатыми. Это суждение неверно. Если компания генерирует больше ценности, чем потребляет, то она способствует уменьшению неравенства, и неважно, насколько богатыми станут основатели компании.

Самые перспективные компании видят в технологиях инструмент создания новых возможностей, а не уменьшения количества старых. Пожалуй, наименее интересное видение пользы от беспилотных автомобилей в том, что это позволит сэкономить на зарплате водителям. Вместо этого следует думать о том, какие новые возможности это для нас откроет: более дешевый и безопасный общественный транспорт, лучший доступ к медицинским услугам. И в таком ключе стоит воспринимать все новые технологии. Возьмем для примера Zipline, один из самых перспективных стартапов в Долине на сегодня. Компания запускает пилотный проект по использованию дронов для доставки лекарств и донорской крови по требованию. В качестве стартовой точки выбрана Руанда, страна с порой непроходимыми дорогами и неразвитой системой здравоохранения. Однако спрос на услуги компании есть и в США – в конце концов, и там есть места, в которые вовремя доставить медикаменты бывает практически невозможно.

Правильный подход к инновациям таков: начните с реальной проблемы, а не выдуманной, и найдите способ решить ее с помощью технологий. В этом заключается разница между «Давайте сделаем Uber для химчистки» (Washio прекратила свою работу несмотря на венчурные инвестиции в $17 млн) и «Давайте переосмыслим сферу ухода за пожилыми людьми» (Honor Home Care привлекла $62 млн инвестиций, показывает высокие темпы роста и доказывает, что экономика услуг по требованию может обеспечивать полноценные рабочие места).

Возможно, все это звучит очевидно, но на самом деле мало кто в индустрии технологий следует этому принципу. Мы дошли до того, что компании уже даже не пытаются организовать прибыльный бизнес – они пытаются продержаться на инвестициях достаточное время, чтобы кто-то из более крупных компаний их купил. Они гонятся не столько за возможностью победить, сколько за правом впустую тратить ресурсы. Эта неправильная расстановка приоритетов не просто раздражает, она приводит к неравенству, потому что люди стараются завладеть ценностями, а не создавать их. Похожее происходило и на Уолл-стрит в 2007 году.

Таким же путем развивалась экономика в целом. За последние 30 лет доходы компаний значительно выросли, а зарплаты сотрудников остались примерно на том же уровне, то есть и в других отраслях компании потребляют больше, чем создают. Это прямой путь к экономической стагнации. ВВП на 70% определяется потребительским спросом. Так что когда компании видят в людях исключительно ресурс или источник дохода, они сами постепенно пилят сук, на котором сидят.

Подытожим: лучший способ борьбы с неравенством для индустрии высоких технологий – заниматься тем, чем она должна заниматься, то есть создавать инновации, которые приводят к увеличению роста и продуктивности. Технологии должны не просто заменять людей, а давать им возможность делать то, что раньше было недоступно.

2. Усилить защиту от киберугроз

Крис Диксон, генеральный партнер фонда Andreessen Horowitz

Крис Диксон. Иллюстрация: Стэнли Чоу

Мне нравится говорить, что сейчас мы находимся в третьей эре компьютерной безопасности. В течение первой эры, с 1980-х по начало 1990-х годов, основная угроза исходила от вирусов, созданных хакерами главным образом ради забавы и вандализма. Следующая эра, с конца 1990-х по начало 2000-х, принесла нам хакеров, имеющих экономический интерес и создающих бот-сети, спам и черные рынки для обмена номерами украденных кредитных карт. Все это время преступники использовали одни и те же инструменты при атаке множества целей. Антивирусное ПО отслеживало особенности этих атак и предотвращало проникновение вредоносного кода в сеть. Пусть иногда преступникам и удавалось совершить задуманное, в целом те механизмы защиты работали неплохо.

Сегодня, в разгар третьей эры, при поддержке правительств и других могущественных организаций тщательно спланированные атаки уникальной конфигурации проводятся на особые цели – Sony Pictures, Национальный комитет Демократической партии США, Американское управление по делам личного состава. Поскольку вредоносный код пишется специально для каждой атаки, хакеры не составляют каких-то схем – таким образом, стандартный принцип работы защитного ПО из предыдущих эпох уже не работают. Баланс сил сместился на сторону преступников. Едва ли не каждый день появляются новости о новых атаках, но на каждую атаку, которая появилась в новостях, приходится еще больше, не получивших огласки. Эта ситуация вызывает беспокойство. Это плохо не только для жертв атак, но и для всей технологической индустрии в целом. Люди не станут покупать продукты компаний, не вызывающих доверия.

Эти угрозы будут становиться только серьезнее. Совсем скоро компьютеры будут внедрены в наши дома, офисы, автомобили и во все наше жизненно важное пространство. Чем больше вычислительных устройств будет вокруг нас, тем уязвимее мы будем перед угрозами. В новой рекламе компания Mercedes заявляет, что программная оболочка новой модели состоит из 100 млн строк кода. Впечатляет – если закрыть глаза на то, что по статистике в каждой тысяче строк стабильно встречается несколько багов, то есть каждый из этих автомобилей, должно быть, имеет тысячи уязвимостей. Недавно хакеры с помощью дронов подлетали близко к офисным зданиям и перехватывали важную информацию, которую работники отправляли на печать.

Читайте по теме: 9 самых странных альтернатив обычному паролю

Как нам с этим бороться? Предприниматели придумывают новые способы аутентификации пользователей с помощью смартфонов и создают антивирусное ПО нового поколения, которое может обнаруживать и пресекать атаки в реальном времени. Новые типы компьютерной архитектуры – например, блокчейн-системы – поддерживают контрольные журналы и менее уязвимы к действиям одиночных преступников.

В то же время типы искусственного интеллекта, хорошо себя зарекомендовавшие в обработке изображений и естественного языка, теперь стараются применять в целях безопасности. Современные спам-фильтры умеют обнаруживать относительно простые схемы – к примеру, было ли то или иное письмо отправлено миллионам адресатов сразу. Эти системы не работают, если письмо персонализировано и нацелено на единственную мишень. Система с машинным обучением, напротив, могла бы увидеть подвох в том, что, скажем, ваш начальник в письме просит вас прислать ему пароль. До появления технологий, способных точно и надежно отсеивать подобные атаки, остаются считанные годы.

Еще один аспект решения данных проблем состоит в организации публичной политики. В последние годы отношения между Вашингтоном и Кремниевой долиной по вопросам защиты информации и конфиденциальности становятся все более натянутыми. Надежные алгоритмы оконечного шифрования необходимы для защиты наших сетей и устройств, но они затрудняют работу правоохранительных структур. Для процветания в третьей эре нам придется найти способ продуктивно решить эти проблемы сообща, повысив уровень национальной и персональной безопасности.

3. Позаботиться о том, чтобы искусственный интеллект стал нам другом, а не врагом

Марк Цукерберг, основатель и генеральный директор Facebook

Марк Цукерберг. Иллюстрация: Стэнли Чоу

Люди всегда использовали технологии для повышения уровня жизни и увеличения продуктивности. Однако в начале каждого витка инноваций мы склонны больше думать об опасностях, которые несет в себе новая технология, чем о потенциальной пользе.

Сегодня то же самое происходит с искусственным интеллектом.

Об ИИ говорят, как о чем-то волшебном, но на сегодняшний день большинство действующих образцов состоят из базовых математических принципов и сопоставления. Вы даете системе базу данных – к примеру, несколько тысяч фотографий собак – и затем она учится определять других собак на других фотографиях. Это мощный инструмент для таких задач, как переводы или обучение автомобилей вождению, но в реальности люди могут намного больше.

Я надеюсь, что в конце концов благодаря ИИ у компьютеров появится здравый смысл – способность наблюдать за миром, делать какие-то выводы и учиться. Однако до этого момента нам еще очень далеко. И сделать нам это удастся благодаря математике, а не волшебству.

Когда люди придумывают свои сценарии конца света, важно помнить, что это всего лишь гипотезы. За пределами научной фантастики очень мало что подтверждает эти опасения. Люди все еще беспокоятся об этой новой технологии, но на самом деле ИИ уже вовсю спасает жизни. Система, которую мы разрабатываем сейчас, сможет диагностировать заболевания и предлагать новые способы лечения. Беспилотные автомобили будут безопаснее на дороге, чем те, которыми управляют люди.

Все, кому небезразличны жизни людей, должны с оптимизмом смотреть на то, как наша жизнь меняется с развитием ИИ. Если мы начнем замедлять прогресс из-за страха перед необоснованными опасностями, нам не удастся достичь успеха.

Все это уже не раз обсуждалось. Самолеты стали крайне полезным изобретением. Когда они только входили в обиход, люди очень боялись, что летать будет слишком опасно. И оны были правы. Но мы не спешили накладывать ограничения на то, как должен работать самолет, пока не поняли, как заставить его летать. Вместо этого мы дождались достаточного уровня развития науки, а затем применили эти знания на практике.

Какими бы мощными и продвинутыми ни могли бы стать системы ИИ, сначала нужно тщательно обдумать сценарии их применения. Лучшее, что можно сделать сейчас – это привлечь к разработке наши лучшие умы и поддерживать высокий темп исследований. Повторюсь, это всего лишь математика. Никакого волшебства.

Если говорить максимально просто, я думаю, что ИИ – это хорошо, и нам не стоит его бояться. Уже существуют примеры того, как ИИ может создавать ценность и делать мир лучше. Стоит нам выбрать надежду вместо страха и развивать фундаментальную научную базу, и у нас все получится.

4. Помешать террористам использовать технологии для планирования и нанесения вреда

Ясмин Грин, директор по исследовательской деятельности Jigsaw (прежнее название – Google Ideas)

Ясмин Грин. Иллюстрация: Стэнли Чоу

Если вы хотите помешать кому-то присоединиться к такой группировке, как ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенаая на территории России), нужно сделать это в правильный момент – до того, как человек поверит в ее идеалы. Я целый год общалась с людьми, примкнувшими к группировке, и для многих из них все началось с вопросов о так называемом Исламском государстве – насколько эффективно оно функционирует, насколько легитимны их религиозные заявления. ИГИЛ делает все, чтобы предоставить собственные ответы на эти вопросы с помощью агитационных видеороликов на арабском, английском, французском, русском, китайском языках, иврите и даже на языке жестов. И это нравится людям. Когда общаешься с людьми, которые вступили в ИГИЛ, они говорят, что именно так к этому пришли. С помощью открытого интернета.

Читайте по теме: Google разрабатывает алгоритм для борьбы с пропагандой ИГИЛ

Один из способов помешать радикализации в интернете – перенаправлять потенциальную аудиторию на страницы с контрпропагандой, как только они начинают искать ответы на эти вопросы. И здесь нам на помощь приходит онлайн-реклама. С ее помощью мы можем повлиять на тех, кто заинтересовался ИГИЛ, но пока не принял окончательного решения. К примеру, когда кто-то ищет информацию о религиозных правилах священной войны – фетвах о джихаде – он может быть перенаправлен на страницу с рассказами людей, которые бежали из ИГИЛ и знают, каково там на самом деле. Когда мы запустили эту систему в качестве эксперимента, представители целевой аудитории переходили по нашим разоблачительным ссылкам на 70% чаще, чем по другим ссылкам с теми же ключевыми словами.

Такой подход более плодотворен, чем попытки полностью удалить всю информацию из интернета. Никто не будет спорить с тем, что материалам, призывающим к насилию, не место в сети. Но когда ИГИЛ поднимает вопросы об устройстве нашего мира, это нельзя просто стереть из интернета. Выдвинутые кем- то идеи должны быть оспорены и проанализированы. Прямо сейчас может показаться, что бороться с экстремизмом в интернете опасно. Людей осуждают, им угрожают и так далее. Это очень помогает плохим людям, потому что дискуссию покидают разумные ее участники, оставляя только самых жестоких.

Мир еще не знал террористической организации, настолько комфортно себя чувствующей в цифровом мире, однако если задуматься, то ИГИЛ занимается ровно тем же, что может делать любой подросток – вряд ли вы удивитесь, если ваша 14-летняя дочь снимет ролик и выложит его в интернет. Все происходящее нас так удивляет только потому, что террористов мы себе представляем как бородатых дикарей, которые скрываются в горах. Однако террористические группировки развиваются так же, как и все мы. Нужно продолжать экспериментировать с методами борьбы с этими людьми в интернете.

5. Сделать защиту климата и экологичные источники энергии делом большинства

Мэри Барра, генеральный директор General Motors

Мэри Барра. Иллюстрация: Стэнли Чоу

За несколько лет до того, как я получила должность генерального директора, мы начали рассуждать о действительно важных тенденциях и быстро пришли к выводу, что можем стать лидером в области борьбы с изменением климата. Возник вопрос: пока наши клиенты все больше узнают и осознают влияние автомобилей на окружающую среду, какие продукты мы могли бы предложить, чтобы люди смогли внести свой вклад в дело защиты природы?

Крупные компании, подобные нашей, обязаны найти решения и сделать их доступными для людей как можно быстрее. Поэтому мы решили сотрудничать с Lyft в области программ совместных поездок и приобрели стартап Cruise Automation, разрабатывающий технологии автопилота. Для получения максимальной отдачи мы объединили усилия этих компаний с нашими штатными специалистами. Раньше игрокам со стороны трудно было попасть на рынок, однако сейчас мы активно ищем новые идеи, которые можно масштабировать. Мы сотрудничаем со стартапами, с поставщиками и с университетами, особенно в области электрических технологий – к примеру, мы постоянно стараемся сделать аккумуляторы мощнее, компактнее и дешевле. Отчасти благодаря этим усилиям мы смогли создать Chevrolet Bolt EV – первый электромобиль, который отвечает всем запросам массового рынка.

Разумеется, сами по себе автомобили не решат проблему. Если вы продаете электромобили, но не умеете производить электричество без ущерба для окружающей среды, то это не более чем перемещение источника проблемы в другое место. Здесь многое зависит от государства. Если вы собираетесь уменьшить выбросы с помощью электрических автомобилей и дать людям возможность добираться из пункта А в пункт В более эффективно, не обойтись без соответствующей законодательной и правовой базы, которая не будет мешать разработкам. Если вы хотите, чтобы электромобили стали популярными, и покупатели их приняли, нужно создать инфраструктуру с зарядными станциями.

Каждая компания сама решает, как использовать энергию, и люди это видят. Их мнение о компании зависит от того, насколько добросовестным гражданином мира она является, и это мнение может повлиять на то, какие продукты они покупают, в какие акции инвестируют и в какие компании идут работать. Я хочу, чтобы самые талантливые кадры приходили работать в GM. И это еще одна причина, по которой нам важно быть лидером индустрии. В конце концов, все вносят свой вклад в общее дело, будь вы стартапом из пяти человек или огромной корпорацией с более чем 200 тысячами сотрудников. Все мы не раз слышали, что большие проблемы ведут к большим возможностям. В данном случае все именно так.

6. Дать гражданам возможность активнее участвовать в жизни государства

Сатья Наделла, генеральный директор Microsoft

Сатья Наделла. Иллюстрация: Стэнли Чоу

За последние несколько десятилетий компании привыкли работать в условиях огромного количества данных, которые можно обрабатывать и делать на их основе важные выводы. Мы знаем, когда клиенты заходят на наш веб-сайт, когда пользуются мобильными приложениями, когда звонят в отдел продаж. У нас есть исчерпывающая информация о том, кто наши клиенты, что они делают и что может им понадобиться в будущем.

Люди не привыкли к тому, что государства располагают теми же самыми возможностями. Но я провел немало времени, работая в общественном секторе – не только в США, но и в других странах – и стал замечать фундаментальный сдвиг. Государственные организации начинают использовать те же возможности по анализу и прогнозированию данных для улучшения качества своей работы, что уже стало нормой для коммерческого сектора.

Мы видим, как государственные служащие по всему миру пытаются решать с помощью данных проблемы, стоящие перед населением. В городе Такома в штате Вашингтон работники местного департамента образования научились предсказывать количество учащихся, отчисленных из школы, и перераспределять свои ограниченные ресурсы, чтобы снизить это число. В индийском штате Тамил Наду платформа облачных вычислений Microsoft была использована для онлайн-трансляций из кабинок для голосования, чтобы обеспечить честные и свободные выборы. А в некоторых американских городах, таких как Сан-Хосе, Сиэтл, Новый Орлеан и Нью-Йорк, власти используют публичные данные для определения факторов риска для безопасности на дорогах и выявления наилучших способов улучшения обстановки.

Все это представляет собой огромные возможности для разработчиков. Существует стереотип, согласно которому в индустрии высоких технологий инновации приживаются быстро, а правительства мешают прогрессу своей бюрократией и инертностью. Это меняется. Государственный сектор все больше походит на любую крупную компанию, для которой жизненно важно идти в ногу со временем. Конечно, здесь имеют место другие стандарты безопасности и конфиденциальности. Однако эти агентства создают возможности для инноваций и быстрого развития, которые при положительном результате могут быть внедрены в ключевые функции государства.

Поскольку разработчики все больше и больше открываются этим новым возможностям, а государства наращивают темпы модернизации, уже можно представить, как мы сможем связываться с местными, региональными и федеральными организациями так же легко и просто, как с любой службой поддержки клиентов. В результате исчезнут все промежуточные затраты, которые все мы вынуждены нести – время на ожидание в очереди, заполнение деклараций и доступ к сбережениям. Все это станет происходить намного быстрее. Снижение переходных расходов и повышение уровня доверия приведет к росту ВВП. Технологии можно разрабатывать не только ради самих технологий. Американская экономика развивается, когда мы инвестируем в инфраструктуру – и эта современная инфраструктура позволяет нам жить лучше, чем когда бы то ни было.

Источник.


Материалы по теме:

Статья Барака Обамы: мы поможем обществу принять беспилотные автомобили

Специалист по нейронаукам рассказывает о будущем со сверхчеловеческим интеллектом

16 удивительных изобретений, помогающих бороться с бедностью по всему миру

«Мир, в котором нам предстоит жить, будет странным». Прогнозы футуролога Бенджамина Браттона

Видео по теме:


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно