Алексей Зеньков

Бывший топ-менеджер с Уолл-Стрит учит Google контролировать расходы

Финансовый директор Google Рут Порат заставляет «креативные» подразделения компании умерить траты. Fortune рассказывает о карьерном пути и подходе к работе женщины, которая в этом году заняла 13 место в списке самых влиятельных в мире.


Минусовая температура не помешала Рут Порат отправиться на любимую велопробежку. Но провести ее помешала наледь на улице. Одним воскресным январским утром в 2015 году Порат поскользнулась и упала недалеко от своего дома в Верхнем Уэст-Сайде, сломав левую лопатку. Когда она добралась до больницы, доктора сказали, что нужно немедленно оперировать.

Как бы не так. Порат занимала пост финансового директора компании Morgan Stanley, представить годовую сводку которой нужно было через два дня. Вместо того чтобы лечь под нож, Порат отправилась на работу с повязкой на руке. Она отказалась от приема болеутоляющих, объясняя это тем, что они могли повлиять на ее критическое мышление, и провела два долгих рабочих дня до представления отчета во вторник.

Только после этого она легла на операцию в больницу, куда самостоятельно приехала за рулем из офиса. Еще через несколько дней она представляла достигнутые компанией результаты перед советом директоров Morgan Stanley. «Все мы видели, что ее рука опухла и покрылась синяками», — вспоминает Хутам Олаян, руководитель конгломерата Olayan Group из Саудовской Аравии и давний член совета директоров компании. Однако Порат «рассказывала, как ни в чем не бывало». Ее плечо болело еще несколько месяцев, но это не остановило ее от переездов. Через несколько недель после падения она прилетела в Калифорнию на важные переговоры, благодаря которым получила одну из самых важных и ответственных позиций в сфере высоких технологий. Порат заняла пост финансового директора Google и стала помогать преобразовывать корпорацию, история которой уже приближается к третьему десятку лет.

В 2016 году Рут Порат заняла 13 место в списке самых влиятельных женщин мира (полный рейтинг здесь).


Карьерный путь:

  • 2015: Финансовый директор, Google, Alphabet.
  • 2010: Финансовый директор, Morgan Stanley.
  • 2006: Глава группы финансовых организаций, Morgan Stanley.
  • 2003: Заместитель председателя правления, инвестиционно-банковские услуги, Morgan Stanley.
  • 1999: Глава отдела банковских технологий, Morgan Stanley.
  • 1996: Глава отдела рынков акционерного капитала в технологической сфере, Morgan Stanley.

Для большинства руководящих вакансий высокий болевой порог не входит в список обязательных требований. Но на протяжении всей карьеры в корпоративных финансах Порат была одинаково хладнокровна, несмотря на физические преграды и моральный дискомфорт – внезапный стресс из-за финансового кризиса, напряженные переговоры с высокомерными руководителями, а теперь и культурный вызов налаживания финансовой дисциплины в крупнейшей фабрике идей в области технологий. Пройдя через все это, она стала одной из самых влиятельных женщин и в мире финансов, и в мире технологий – двух сферах, где женщинам всегда было трудно подняться на самый верх.

Профессиональная этика Порат выделяется на фоне других даже по особым гиперболизированным стандартам Уолл-Стрит. Однако, по словам генерального директора Morgan Stanley Джона Мэка, она даст фору всем остальным в своем умении найти путь даже через самые страшные финансовые проблемы. Ей удается сочетать в себе эту аналитическую жесткость с умением найти подход к людям и теплотой, что делает ее великолепным дипломатом. «Рут – единственный в мире человек, который может принести мне плохие вести, и я все равно буду хорошо к ней относиться», — сказал Джефф Иммелт, генеральный директор General Electric.

После почти трех десятков лет работы в финансах Порат пришла в новую индустрию. После ее прихода в Google в мае 2015 года деловым костюмам и каблукам пришли на смену толстовки и джинсы. Порат сразу же занялась задачей реструктуризации Google в новую корпорацию Alphabet и стала рассказывать инвесторам о доходах и расходах в ключевых для компании сферах поиска и рекламы с одной стороны и разработки потенциально «взрывных» проектов с другой.

До сих пор акционерам было за что ее благодарить. После первого отчета о доходах компании в июле 2015 года рыночная стоимость Google выросла на $60 млрд всего за один день, что стало крупнейшим результатом в истории американского бизнеса. В общем выражении акции Google (или теперь Alphabet) выросли на 40% с тех пор, как Порат перевезла свои таланты на тихоокеанское побережье. «Ни один нормальный человек не смог бы вступить в должность в ходе такой серьезной реструктуризации… с новыми дочерними компаниями и компенсацией и спокойно начать работу», — сказал об этом председатель совета директоров Alphabet, который называет Порат «экстраординарным» человеком.

Тем не менее образование Alphabet – это всего лишь один этап долгого процесса трансформации, который ставит Порат на передовую борьбы за будущее Google. Несмотря на все эти впечатляющие инновации, от создания операционной системы Android до изобретений в области искусственного интеллекта, Google все равно получает около 95% прибыли от рекламы в интернете, в то время как многие аналитики в один голос утверждают, что корпорация потеряет свое лидерство по мере роста конкурентов. «Времена доминирования Alphabet уходят в прошлое», — считает независимый технологический аналитик Роб Эндерл. Google нужно создать еще один хит – в идеале в одной из сфер, не связанных с рекламой, которые получили собирательное название «Другие ставки» (Other Bets). Разработка нового прорывного продукта не является обязанностью Порат, но она как финансовый директор отвечает за достижение результата и зависит в этом от инженеров.

В прошлом года Порат руководила реорганизацией Google в холдинг Alphabet; с момента ее прихода в компанию в мае 2015 году стоимость акций компании выросла более чем на 40%. Фото: Винни Винтермейер

Именно в этом кроется напряжение. Под присмотром Порат эти дочерние компании подвергаются беспрецедентно жесткому давлению с тем, чтобы они привели свои траты в соответствие с доходами. Шмидт вместе с основателями Google Ларри Пейджем и Сергеем Брином считают, что такая дисциплина позволит компании более эффективно выявлять наиболее перспективные идеи. Но некоторые из «креативных» руководителей компании опасаются, что Alphabet может случайно задавить следующий эпохальный инновационный продукт в зародыше во имя финансовой отчетности.

Сама Порат недавно рассуждала перед аудиторией о том, что «невозможно проложить себе дорогу к величию через оптимизацию расходов». Тем не менее этот тезис не помешал компании недавно провести сокращение затрат, и последующая серия увольнений топ-менеджеров наводит на мысль о том, что некоторые сокращения не проходят бесследно. Проще говоря, стадия медового месяца окончена.

Переезд Порат в Кремниевую долину был скорее возвращением домой. Она родилась в Великобритании, но еще в детстве переехала с семьей в Пало-Альто, где отец начал работу в Национальной ускорительной лаборатории SLAC в Стэнфорде. Дэн Порат пережил Холокост и так и не закончил школу, но стал известным физиком, автором более 20 технических и научных работ. Фрида Порат, мама Рут, была психологом, и Рут никогда не сомневалась, что будет совмещать и карьеру, и семью.

Увлечение математикой и решением задач привело Порат на Уолл-Стрит. После окончания Стэнфорда и Уортонской школы бизнеса в 1987 году Порат устроилась в Morgan Stanley на должность младшего специалиста по сделкам слияния и поглощения. В середине 90-х ее карьера пошла в гору: Порат стала главой отдела банковских технологий как раз в то время, когда Уолл-Стрит показывала головокружительные темпы роста благодаря новой модной вещи под названием интернет.

Порат работала в тесном взаимодействии с Мэри Микер, влиятельным аналитиком акций технологических компаний Morgan Stanley, а также доверенным лицом Порат и крестной матерью троих ее сыновей. (В 1983 году Порат вышла замуж за юриста по ценным бумагам Энтони Падуано). В то время как технологические аналитики чаще всего были энергичными и импульсивными, а банкиры уравновешивали их своим скептическим взглядом, «Рут была маслом в нашем механизме» и помогала договариваться о том, какие транзакции совершать, рассказывает Джо Перелла, тогдашний глава отдела инвестиционно-банковских услуг Morgan Stanley. Вместе Порат и Микер представляли собой продающую силу, которой невозможно было противостоять. Они атаковали директоров технологических компаний множеством данных и идей, чтобы получить право на размещение акций компании на бирже. В то же время Порат спокойно могла советовать другим стартапам замедлить свой рост и представить качественную бизнес-модель перед тем, как становиться публичной компанией.

Порат (справа) с известным аналитиком рынка технологий Мэри Микер в 1999 году, когда Порат возглавила подразделение Morgan Stanley по инвестиционно-банковским услугам. Этот дуэт помогла банку стать доминирующей силой в мире IPO технологических компаний. Фото: The New York Times/Redux/Джереми Солтер

В конце концов, Мэк назначил Порат на должность заместителя председателя по инвестиционно-банковским услугам, что позволило ей работать с более крупными компаниями. Иммелт впервые встретил Порат сразу после того, как сменил Джека Уэлча на посту генерального директора GE. «Когда ко мне приходили банкиры, первые полчаса они обычно рассказывали мне разные истории про Джека Уэлча, которые вроде как должны были поднять мне настроение, — вспоминает Иммелт. — Рут никогда так не делала». В ходе работы с Иммелтом Рут заработала уважение, посоветовав ему отказаться от нескольких сделок даже тогда, когда заключение этих сделок могло принести Morgan Stanley крупные дивиденды. Когда в 2004 году GE выставляла принадлежащую ей страховую компанию Genworth на IPO за $2,8 млрд, Порат убеждала Иммелта назначить более низкую стартовую цену за акцию по тем предлогом, что высокая цена сильно затруднила бы продажу. «Гендиректора ненавидят, когда им говорят подобное, — рассказывает Иммелт – но она была права».

В 2006 году Morgan Stanley ввели Порат в подразделение по обслуживанию финансовых организаций, которое помогало крупным банкам привлекать капитал. Это означает, что она играла роль спасателя на пляже, когда цунами финансового кризиса обрушилась на сушу. В июне 2008 года в кабинете Мэка раздался звонок от Хэнка Полсона, на тот момент министра финансов США. Он собирал команду для разработки плана по спасению ипотечных гигантов Fannie Mae и Freddie Mac. «Мне нужны лучшие люди, что у тебя есть, которые помогут мне понять, что нужно делать», — сказал Полсон Мэку. Мэк отправил двух ведущих банкиров, Порат и Боба Скалли. Когда Порат прибыла в Вашингтон, Полсон сказал ей: «Это будет самая изнуряющая и полезная работа, которой вы когда-либо занимались».

Порат и Скалли разработали план консервации двух компаний и передачи управления ими государству – сейчас Полсон говорит, что это был единственный способ обеспечить «крайне необходимую долгосрочную гарантию» ликвидности ипотечного рынка. Руководство Fannie Mae и Freddie Mac выступали резко против такого решения, но вполне возможно, что его принятие позволило не допустить усугубления Великой рецессии. «Я не смогу вам назвать, сколько раз Полсон звонил и благодарил за то, что я прислал ему Рут», — говорит Мэк. 

Опыт, полученный в Вашингтоне, помог Порат получить повышение до финансового директора в январе 2010 года. Последующие годы складывались для Morgan Stanley не очень радужно – из-за финансового кризиса упала прибыль – но Порат смогла показать себя с лучшей стороны и здесь, стабилизировав финансы и подготовив банк к государственным «стресс-тестам». Она также показала умение поднять настроение окружающим. К примеру, когда сотрудникам приходилось работать на выходных или оставаться на ночь, Порат включала поп-музыку и подпевала.

К концу 2014 года стало ясно, что Порат готова к переменам. Ее рассматривали на пост заместителя министра финансов, но вместо того чтобы проходить унизительную для банкира процедуру слушаний, она сняла свою кандидатуру. Будучи членом правления Стэнфордского университета, она все чаще летала на Западное побережье, и коллеги чувствовали, что она скучала по Пало-Альто, где до сих пор живет ее отец.

Мэк посоветовал Порат встретиться с Биллом Кэмпбеллом, давним советником Google и Apple. В одну из суббот в феврале 2015 года Порат навестила Кэмпбелла в его доме в Пало-Альто, чтобы поговорить о смене места работы. Как позднее Кэмпбелл рассказал в интервью Fortune, у Порат было всего одно условие: она не хотела снова становиться финансовым директором. Кэмпбелл на это ответил: «У меня есть для тебя отличная работа. Как насчет стать финансовым директором Google?»

Фото: Винни Винтермейер

Порат не знала, что тогдашний финансовый директор Google Патрик Пичет покидал свой пост, а действия Порат во время финансового кризиса очень впечатлили руководителей Google. Порат сказала Кэмпбеллу, что ей интересно, и скоро об этом стало известно всем. Почти сразу после того, как Порат уехала из дома Кэмпбелла, ей позвонил помощник Пейджа и назначил встречу. Переговоры тоже не заняли много времени: меньше чем через месяц после визита к Кэмпбеллу Порат получила конкретное предложение в $70 млн с учетом акций и бонусов.

Сравнение нынешней Google и Уолл-Стрит времен кризиса может казаться чем-то вроде сравнения укуса комара и сердечного приступа. Но и у успешных руководителей случаются кошмары, и в случае с Google это произойдет, если ее постигнет судьба Yahoo и Nokia – лидеров технологической отрасли, которые не успели за изменяющимся климатом индустрии. Вот почему так важен успех инноваций, созданных компаниями из списка Other Bets. Инвесторы тоже хотят видеть гарантии того, что исследования Google принесут прибыль. Когда компания вышла на IPO в 2004 году, Пейдж и Брин публично пообещали, что никогда не пожертвуют долгосрочными приоритетами в случае давления со стороны акционеров. Прошло 12 лет, и компания, которая является одним из мировых лидеров по количеству акционеров, уже может сказать: «Просто поверьте нам».

В первый рабочий день Порат в Google Пейдж объяснил ей свое видение корпоративной структуры холдинга и сказал, что реализация этого видения будет ее первоочередной задачей. В августе 2015 года, через три месяца после вступления в должность, Порат вместе с Пейджем объявила о создании Alphabet. Google стала дочерней компанией Alphabet, как и большинство компаний поменьше, которые занимаются исследованиями, в том числе разработчик технологий умного дома Nest и компания по прокладке домашнего интернета Google Fiber. Отныне Alphabet раскрывает данные о доходах по двум категориям – Google и Other Bets. В категории Google учитывается не только рекламный бизнес, но также облачные сервисы и Android. За второй квартал этого года на долю первой группы пришлось 99,1% всего дохода Alphabet ($21,5 млрд). Все компании из группы Other Bets заработали всего лишь 0,9% этой суммы.

Команда Порат по связям с инвесторами общается с аналитиками с Уолл-Стрит по графику из «офисных» встреч продолжительностью 15-30 минут – стандартная процедура во многих компаниях, впервые появилась в Google. Я был в шоке, когда впервые встретился с Рут, и она спросила нас: «Что Alphabet может делать лучше?», — рассказывает Эрик Шеридан, управляющий директор исследовательской группы в области интернета и интерактивных развлечений банка UBS. Порат завоевала еще больше благосклонности инвесторов, объявив в октябре 2015 года об обратной скупке акций на сумму в $5,1 млрд.

Долгосрочные ставки

Реорганизация Alphabet в первую очередь отделила ключевые и самые прибыльные подразделения от исследовательских и экспериментальных компаний, работающих над созданием революционных продуктов. Теперь на эти компании, известные под собирательным названием Other Bets, оказывается давление, чтобы они стали более финансово самостоятельными. Ниже рассказано о том, чем занимаются самые известные из них и как они зарабатывают.


  • Nest разрабатывает продукты для умного дома, такие как термостаты, сигнализации и камеры, управляемые со смартфона. Компания приносит прибыль ($360 млн в 2015 году), но руководство имеет к компании претензии из-за долгой разработки новых продуктов и невыполнения планов по продажам.
  • Verily, биологическое подразделение Alphabet, занимается проектами, среди которых — большая программа по сбору генетических данных. Компания показывает неплохие финансовые результаты благодаря сотрудничеству с медицинскими и фармацевтическими компаниями, но испытывает трудности с привлечением новых кадров.
  • X, ранее известная как Google X, это кузница многих потенциально революционных идей поискового гиганта, среди которых Project Loon, которая предоставляет подключение к интернету в отдаленных районах с помощью больших воздушных шаров. Сообщается, что из-за сокращения затрат замедлилось привлечение новых сотрудников, а также о перестановках на руководящих должностях.
  • Fiber предлагает услуги по подключению к интернету и телевидению на скоростях в гигабиты с помощью оптоволоконного соединения. К 2016 году удалось привлечь всего несколько сот тысяч пользователей вместо ранее запланированных пяти миллионов к 2016 году, и сообщается о сокращении штата.
  • Беспилотные автомобили от Google сейчас проходят испытания на дорогах Калифорнии. Технологии пока не нашли коммерческого применения, но команда, подразделение X, ищет партнеров среди автопроизводителей и недавно заключила договор о сотрудничестве с Fiat Chrysler Automobiles.
  • Calico, во главе которой стоит бывший гендиректор Genentech Артур Левинсон, занимается изучением биологических и генетических факторов, определяющих продолжительность жизни человека. Google вложила в Calico $240 млн, но пока коммерческие перспективы компании туманны.

Однако внутри самой Alphabet новый порядок создает больше напряжения, чем радости. Команда Порат регулярно встречается с представителями каждой из компаний, входящих в группу Other Bets, проверяет все их расходы и доходы и напоминает о необходимости компромисса, чтобы привести показатели в порядок. Эта процедура – основа основ в корпоративных финансах, но она представляет собой резкое – и неприятное для многих менеджеров проектов – изменение. «Рут – приятный и теплый собеседник, но также она настойчива в том, чего хочет добиться, и задает прямые вопросы», — сказал один сотрудник Google, намекая на то, что такая прямота сама по себе нова для компании.

Нынешние и бывшие сотрудники Google также рассказывают, что параллельно с подобным контролем внедряются способы урезания расходов, которые десятилетиями используются в других компаниях. Некоторые моменты относительно поверхностны – например, работникам рекомендуют общаться с помощью видеоконференций вместо переездов и встреч вживую. Другие изменения показывают более глубокие стратегические изменения. Источник, близкий к компании, сообщил, что теперь представителям Other Bets трудно получить одобрение кадровых решений. Также этим организациям приказано быть самостоятельными и в административном плане: теперь они могут пользоваться услугами Alphabet в юридических, кадровых и рекламных вопросах, только если платят Alphabet за эти услуги. (Одной из дочерних компаний пришел счет на $500 тысяч за использование помощи в области PR в течение года). Если бы эти компании были полностью независимыми, тогда было бы логично складывать все эти затраты исключительно на их плечи. Но внутри Alphabet это представляет собой невиданные ранее проблемы, а некоторые видят в этом сигнал, что культура, на базе которой создавалась когда-то Google – главенство инноваций над прибылью – становится пережитком прошлого.

Руководители Google не согласны с этими настроениями. Шмидт, председатель совета директоров, признает, что такой подход раньше не применялся, но он заверяет, что так Alphabet сможет больше инвестировать в самые перспективные идеи. К примеру, Alphabet активно нанимает инженеров для работы над проектами в сфере облачных вычислений и искусственного интеллекта.

«Сокращение затрат действительно имеет место, делать это действительно нужно, и руководит этим процессом [Порат], — говорит Шмидт. — До ее прихода у нас не было порядка».

Но является ли дисциплина такой большой проблемой? В последнем квартале из списка Other Bets показали ужасные $859 млн убытка при $185 млн прибыли. Тем не менее, если вспомнить, что за тот же период Alphabet получила $7 млрд свободных денежных средств, эти потери не кажутся такими уж критическими для компании. Аналитик Дэн Эндерл считает, что «сокращение затрат подобно приему обезболивающих, когда вы больны. В какой-то момент придется заняться причиной болезни». Реальная проблема Alphabet, добавляет он, в том, что «вещи, на которые они тратят деньги, не приносят результата».

Полезные или нет, реформы в Alphabet уже заставили нескольких менеджеров уйти. Основатель Nest Тони Фаделл уволился в июне вскоре после того, как заявил в интервью с веб-сайтом о технологиях The Information, что «пришла эра, в которой финансовая отчетность важнее всего остального». (Фаделл остался в Alphabet на должности консультанта.) Трое топ-менеджеров подразделения Google по созданию беспилотного автомобиля покинули свои посты в августе, как и Билл Мэрис, основатель и руководитель венчурного крыла компании. Также сообщается о грядущих кадровых перестановках в X, исследовательской лаборатории Alphabet.

Автоматическая станция запуска программы Project Loon надувает и запускает новый зонд каждые 30 минут. Фото: Google

Эти увольнения стали популярной темой для разговоров в Пало-Альто. Но Порат, прошедшая через все тяготы финансового кризиса, знает, как сгладить этот шум. У нее также есть личный опыт устранения внутренних корпоративных противоречий: дважды она победила рак груди, и с 2003 года болезнь перешла в стадию ремиссии. Как говорит Микер, которая стала партнером венчурного фонда Kleiner Perkins, «Не стоит недооценивать лидерские качества, которые развиваются в моменты противодействия кризисным ситуациям».

Эти качества сделали Рут важным голосом Google, как внутри компании, так и за ее пределами, во время судьбоносных перемен. В январе этого года на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе Порат и Шмидт устроили ужин для глав европейских стран. Было решено, что Порат произнесет вступительную речь, а потом передаст слово Шмидту. Но когда Порат заговорила, Шмидт понял, что у нее это получалось лучше, чем мог сказать он. «Она говорила так, что стало ясно, как хорошо она знает Google», — вспоминает он.

В какой-то момент Шмидт не мог решить, что делать дальше, но решение быстро пришло: «Просто замолчи и слушай, что скажет Рут».

Источник: Fortune.


Материалы по теме:

Project Sand Hill — неизвестная программа Google по поиску самых перспективных стартапов мира

Офис Google — в фотографиях из Instagram

Маленьким стартапам нужен крошечный совет директоров

Стартапы, которые быстрее всех достигли $1-миллиардной капитализации


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно