Екатерина Бочкарева

Экономика совместного потребления умирает?

Пять лет назад идея использования вещей напрокат воодушевляла. На практике же всё оказалось не так безоблачно. Журналист Fast Company Сара Кесслер рассуждает о том, почему эпоха соместного потребления подошла к концу.


«У скольких из вас есть перфоратор?», — спрашивает Рейчел Ботсман, автор книги The Rise Of Collaborative Consumption (Рост совместного потребления), у аудитории в 2010 году. Предсказуемо, почти каждый поднял руку. «Этот перфоратор будет использоваться от силы 12-15 минут за весь срок службы, — продолжает Ботсман. — Звучит глупо, правда? Ведь вам не нужен перфоратор, вам нужно всего лишь просверлить отверстие».

Выдержав паузу после того, как аудитория прекратила смеяться, она предложила очевидное решение.

«Почему бы не взять дрель напрокат? Или отдать в прокат свою дрель другим людям и заработать немного денег?».

Раньше эта версия того, что Ботсман назвала совместным потреблением и что позже стало известно как «экономика совместного потребления», казалась тёплой и расплывчатой неизбежностью. Американский консьюмеризм был раздавлен одним из худших кризисов в истории, беспокойство по поводу окружающей среды возрастало, а новые онлайн-сети предоставили связующую нить, которая помогла нам сводить концы с концами и делиться вещами с соседями. «Сейчас мы живём в глобальной деревне, где можем имитировать связи, которые обычно происходят лицом к лицу. Сегодня они используются таким образом и в таком масштабе, которые сложно было вообразить раньше», — объясняет Ботсман. — Эти новые системы позволяют нам «вовлечься в человечность, которую мы растеряли по пути». Сейчас, говорит она, мы переживаем «тектонический сдвиг, переходя от индивидуального приобретения и трат к тому, чтобы заново открыть для себя совместное благо».

Уже была стайка стартапов с мечтами о содействии сообществу любителей ремонта. Ecomodo запустились в 2007 году; Crowd Rent, Share Some Sugar, Neighbor Goods — в 2009; Thingloop, OhSoWe, SnapGoods — в 2010 году.

СМИ понравилась эта идея. Журнал Entrepreneur назвал NeighborGoods одной из ста самых блестящих компаний 2011 года. Сложно отыскать технологическое издание, которое бы не упомянуло идею совместного использования перфоратора. Многие из них приводили непосредственные примеры:

журнал Time объяснил, что «брать дрель напрокат через SnapGoods на один день по необходимости выходит намного дешевле, чем покупать её». The Guardian написала, что идея имеет смысл, «учитывая, что обычно перфоратором пользуются не больше 12 минут в год». The New York Daily News рассказала жителям Нью-Йорка о том, что они могут «экономить множеством способов, беря напрокат такие вещи, как дрель, у соседей». Wired задал читателям вопрос: «Если я могу не покупать электрическую дрель на один раз или стулья для торжественного ужина, или машину, за руль которой сяду раза два за месяц, — так почему бы не взять их у вас напрокат?».

Даже компании, которые не сдавали в прокат перфораторы, переняли эту теорию. «В Америке около 80 миллионов перфораторов, которыми пользуются в среднем 13 минут», — высказался глава Airbnb Брайан Чески в интервью New York Times. — Неужели каждому из нас и правда так нужна своя дрель?»

Существовала лишь одна проблема. Как сказал Адам Берк, основатель Neighborrow, «всё это, конечно, имеет смысл, за исключением того, что всем наплевать. Они идут и покупают [дрель]. Или просто вдалбливают отвёртку в стену».

perf

Источник: Craig Robinson

Из восьми сайтов, перечисленных выше, только NeighborGoods до сих пор существует — после того как он получил посевный раунд финансирования, его спас один инвестор, лично заинтересованный в этой идее. Около 42 000 людей зарегистрировались на сайте, хотя активно им пользовались менее 10 000 человек. Пока сайты вроде Airbnb и Uber становились гигантами, платформа, на которой люди делились перфораторами с соседями, так и не выстрелила.

Вместо того чтобы вдохновлять людей на взаимодействие и избавлять от лишнего, появились компании, которые неумело подстраивались под (в то время полностью искажённое) видение совместного соседского потребления. Эта экономика выросла и сочетала в себе странную смесь компаний, у которых было мало общего. Groupon «делился» совместными акциями. Kickstarter «делился» похожей финансовой целью среди контрибьюторов. Сайты вроде Airbnb «делились» домами, но взимали, как и отели, плату за ночь. Автомобильные платформы вроде Uber и Handy «делились» трудом независимых контрактников, которые получают оплату за час или милю. Netflix тоже каким-то образом удалось попасть под зонт экономики совместного потребления.


По теме: Как вести бизнес в 190 странах. Опыт Airbnb


Несмотря на то, что некоторые представители «экономики совместного потребления» выжили — например, каршеринговые сервисы RelayRides или Getaround или сайт для проката велосипедов Spinlister, — сегодня они в значительной степени оторваны от концепта глобальной деревни. Всё-таки когда крупная гостиничная сеть становится партнёром компании в $50 млрд, она может выдать это за присоединение к «экономике совместного потребления».

Но настоящая экономика совместного потребления мертва.

Идея была прекрасной, она поразила всех, но когда она изжила себя, никто, кажется, этого не заметил (к примеру, некоторые издания продолжают цитировать SnapGood через год после того, как он закрылся). И, кажется, никто не задаётся вопросом, как идея, которую все так любили, идея, в которой было столько смысла как на практическом, так и на социальном уровне, превратилась в чистый капитализм, который мы видим сегодня.

Гэри Сайджа, который основал peer-to-peer-платформу для аренды под названием Zilok в 2007 году, вдохновение настигло в Париже, когда ему однажды в воскресенье понадобилась дрель. Для Рона Дж. Уильямса, основателя SnapGoods, таким толчком стал мотоцикл, который он арендовал на Craiglist. Для Киры Шварц, основателя Share Some Sugar, это была лестница.

Идея аренды у соседей вылилась в шквал внимания и похвалы.


По теме: Чему Uber стоит поучиться у Airbnb


Мама Уильямса взяла статьи из SnapGoods, чтобы показать своим соседям, и впервые Уильямс почувствовал, что она действительно понимает то, что он делает. «Мы никогда не платили и копейки за пиар», — говорит он. — Мы никогда не инвестировали в агрессивный маркетинг… но у нас было немыслимое количество трафика для достаточно юной команды, которая создавала стартап с нуля». Сайт привлёк рекордное число посетителей за месяц, число которых составило около 30 000 человек, а на SnapGoods зарегистрировалось порядка 100 000 пользователей. 

Но вскоре большинство этих платформ обнаружили несоответствие между огромным энтузиазмом по поводу концепции и использованием ее в действительности.

«Всем нравилась эта идея. Я подумал "о, как здорово. Мне бы захотелось таким пользоваться", — говорит Шварц. — Затем я запустил эту штуку, и её очень долго и медленно пришлось внедрять».

В SnapGoods и NeighborGood людей, которые хотели отдать вещи в аренду, было больше, нежели тех, кто хотел платить за прокат. У Share Some Sugar была противоположная проблема. У некоторых сайтов были вещи, которые работали: на SnapGoods, например, хорошо шла электроника и фотооборудование. Но было сложно стать универсальной платформой для аренды всего. Основателю NeighborGoods Мики Криммель казалось, что всё дело в исполнении. Она тут же привнесла изменения, убрала опцию аренды товаров, обеспечив платформе уверенность в том, что она по-настоящему будет приносить пользу соседям.

«Когда ты делаешь что-то и все такие "о боже, как это прекрасно. Как никто до этого раньше не додумался?", чувствуешь себя так, как будто ты на пути к чему-то», — говорит Криммель. — Я менее оптимистична по поводу всего этого сейчас, потому что видела, чем обернулась экономика совместного потребления».

ner

Источник: Nneirda, FastCompany

«Позвольте мне вас спросить следующее», — говорит Уильямс. — За дрель, которая, кстати, стоит $30 и которую можно заказать на Amazon Now с доставкой через час, если живёшь в Нью-Йорке — покупка в $30 стоит того, чтобы потратить 25 минут на получение чего-то за $15 в прокате, а затем возвращать обратно?».

Для большинства людей на шеринговых платформах ответ был «нет». Те, кто отвечал «да», вряд ли пользовались такими сервисами, как SnapGoods — его ранними пользователями были представители верхней прослойки среднего класса, которые с техникой ладили. У Уильямса были идеи по поводу того, как улучшить ситуацию. Он подумал: а что если убедить водителей перевозить товары за небольшую плату, когда у тех будут свободные места в машине (прекрасная идея,  впоследствии воплощённая Uber). Для решения проблемы того, что люди предлагают больше вещей, чем арендуют, он переделал сайт так, чтобы пользователи могли рекламировать вещи, которые они хотели. Подход «мне нужен перфоратор, знаешь кого-нибудь?» оказался более эффективен, чем просто «У меня есть дрель!».

В итоге этот обнаружилась необходимость в том, чтобы сделать охват целевой аудитории в соцсетях более легким. И это оказалось более перспективным, чем SnapGoods. Уильямс перенёс фокус своего внимания на создание технологии, названной сегодня Knod.es, и закрыл SnapGoods. Сейчас он управляющий партнёр и консультант по развитию продукта в консалтинговой фирме proofLabs Group.


По теме: Как изменились бизнес-модели с приходом Uber и AirBnb


Шварц переехала из Цинциннати, где основала Share Some Sugar, в Нью-Йорк и постепенно перестала отвечать на почту техподдержки, пока около трёх лет назад окончательно не закрыла сайт.

«Мы всё перепробовали: школы, храмы, группы по интересам, окраины», — сказал Берк о Neighborrow. — «Он должен был работать в офисах. Но и там сервис не работает». После того как ему не удалось достичь цели и получить три тысячи зарегистрированных пользователя для выполнения транзакций на сайте, Берк переключился на ещё один проект.

Самыми удачными стартапами «экономики совместного потребления» оказались те, которые сделали процесс наиболее эффективным и транзакционно удобным. «Airbnb довольно удачно справился с тем, что уподобил процесс аренды комнаты где бы то ни было бронированию гостиничного номера», — говорит Сайдж, основатель Zilok. «Peer-to-peer-аренда автомобилей — это то же самое». Сайдж ушёл из Zilok в 2011 году, четыре года спустя после его основания. Несмотря на то что проект существует, он отпочковался в более успешную платформу по аренде автомобилей под названием ouicar.com.

Другие компании, которые заняли свои места под зонтом экономики совместного потребления или грелись в лучах её славы тем временем удалились от первоначальной идеи. Lyft запускался изначально как "соседская", peer-to-peer-версия Uber, побуждая людей приветствовать водителей фарами и пушистыми розовыми усами, но сейчас вместо всего этого он лишь конкурирует по цене.

Parking Panda однажды разрекламировала себя, как способ поделиться парковочным местом с соседями, но сегодня эти парковочные пространства, в основном, находятся в ресторанах, отелях, коммерческих гаражах и аэропортах. Rent the Runaway удачно сдают в аренду платья, но из склада в 65 000 предметов одежды, а не из гардероба стильных соседей. Zipcar, который в 2013 году приобрёл Avis, удачно изменил способ обычного проката автомобилей, но таким способом мы точно друг друга не найдём. Называть Groupon, Netflix, Kickstarter компаниями экономики совместного потребления в данный момент почти абсурдно.

Дело не в том, что эти инструменты и сайты не совсем хорошо работают или не упрощают жизнь. Скорее проблема в том, что они мало общего имеют с изначальным обещанием экономики совместного пользования. На самом деле, ее лучше назвать «экономикой доступа» (access economy) — термином, который Уильямс использовал с самого начала. 

flickr

Источник: Flickr, jar[o]

Для Брендона Бензинга толчком к открытию бизнеса стала моечная машина.

«Опыт был пугающим», — говорит он о семимильном путешествии в Home Depot и обратно для аренды инструмента. «Она обошлась мне в $90. Я знал, что среди моих соседей была нужная мне вещь, но не был уверен, у кого именно».

В прошлом году он и Себастьен Мартель основали MyNeighbor, платформу для аренды и сдачи в аренду чего угодно. Они были убеждены в том, что на этот раз всё будет по-другому. «Редко когда компания, ставшая лидером с первого раза, продолжает быть успешной и дальше», — говорит Бензинг. «Это случается на 10-й или 13-й раз».

Около 1000 людей участвуют в пилотном проекте MyNeighbor в Сиэтле.

Возможно, лучше делать ставку на время. Сейчас во многих районах есть курьерские сервисы, представители которых сгоняют с вашей дрелью от точки А до точки Б за минимальную плату. Cоциальная сеть Nextdoor расширилась до 69 тысяч филиалов, доказав, что соседи всё-таки хотят взаимодействовать друг с другом. Facebook недавно добавил функцию, благодаря которой группам людей становится проще покупать и продавать свои вещи. Peerby, наиболее успешная существующая peer-to-peer-платформа для аренды, провела более 100 000 транзакций и набрала более 500 000 пользователей.

Возможно, экономика совместного потребления прошла полный круг, и то, что начиналось как идея совместного с соседями использования в итоге обернется популярными инструментами для использования с соседями. Определённо, людям до сих пор нравится эта идея. Когда Nielsen набрал больше 30 000 пользователей в интернете, 23% из них сказало, что они готовы сдавать в аренду свои инструменты соседям.

Даже Берк, который перестал искать финансирования для Neighborrow в 2009 году и считал, что основная проблема — в ненадёжной идее, страховке, финансировании, интерфейсе, по-прежнему пытается заставить экономику совместного потребления работать. Если кто-то запросит что-то, чего нет в базе Neighborrow и по цене меньше $250, то он купит это на Amazon, отправит попросившему и попросит передать вещь следующим пользователям, которые хотят взять её напрокат.

«Я никогда не закрою его», — говорит Берк, который сейчас работает консультантом по концепции бережливого стартапа. — Но я не могу вечно жить в мире фантазий».


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно