Людмила Кудрявцева

Алкоголизм, социопатия, депрессии — какими болезнями страдают основатели стартапов

Синдром самозванца, разрушение личной жизни, моральный релятивизм, граничащий с психопатией, алкоголизм, депрессии, самоубийства — это только часть списка ментальных и психологических проблем, с которыми сталкиваются современные стартаперы. И дело не только в высоком уровне стресса, который испытываешь в процессе построения собственного бизнеса. Специфика бизнеса, среды и культуры, в которой он строится, делает именно технологических предпринимателей группой повышенного риска для широчайшего спектра расстройств.


Мы уже писали про массовые депрессии и частые самоубийства среди стартаперов Кремниевой Долины. Но не потому, что в Долине предпринимателям живётся особенно тяжело. Скорее наоборот, там эти проблемы начали осознавать, озвучивать и решать (а на способах решения можно тоже построить стартап!)

В России технологическим стартаперам может прийтись тяжелее, чем в Америке, потому что к осознанию проблем не располагает культура и менталитет. Психологическая и психиатрическая помощь здесь развиты хуже. В повышенный уровень стресса делает свой вклад тот факт, что у нас недостаточно отработанных бизнес-механизмов и процедур, которые есть на развитых рынках и снимают хотя бы часть проблем.

Депрессия и суицид — это уже финальные стадии психологического кризиса. К ним могут вести состояния, которые многие предприниматели считают нормой, чуть ли не обязательными элементами «стартаперского» образа жизни. Пора присмотреться к этим элементам и признать, что ничего нормального и обязательного в них нет.


1. Отсутствие баланса жизни и работы

У нас всё ещё считается, что стартапер должен жить своим проектом, засыпать лицом в клавиатуру и видеть близких только на фотографиях. Степень романтизации такого подхода заставляет включиться паранойю: не стоят ли за ней инвесторы, которым такой трудоголизм, конечно, выгоден. Фаундер много работает, на постороннее не отвлекается, не связанных с проектом проблем не решает, все ресурсы направляет «куда надо».

Марк Цукерберг, основатель Facebook. Источник фото.

Но разрушительность этого подхода для здоровья, как физического, так и психологического, давно очевидна, исследована и доказана. Более того, он вредит не только здоровью человека, но и здоровью нации — рекорд Японии как страны с самым старым населением в мире исследователи связывают именно с культурой упорного труда как абсолютного приоритета в жизни.

Эта проблема имеет не только количественный (много работы, мало жизни), но и качественный аспект: когда работа перемешивается с жизнью. Полностью их разделять — естественно, тоже подход нездоровый и ненужный. Но на StartupsAnonymous просто удивительное количество историй о том, как стартапы разрушают семьи, а семьи разрушают стартапы. Люди втягивают в своё дело друзей и теряют друзей, или дело, часто и то, и другое. Вот инвестор стартапа рассорил фаундера с невестой, вот жена основателя плохо влияет на климат в компании. Вот основательница отказывает потенциальному сотруднику, потому что тот отдался ей на первом свидании, а в комментариях поддерживают решение его не брать, потому что, конечно же, он не будет уважать и слушаться такую начальницу.

Все люди разные, и для кого-то стиль жизни, построенной исключительно вокруг работы, будет органичен и адекватен устройству его личности. Но любой стиль жизни должен быть результатом осознанного выбора по результатам понимания себя и продуманной расстановки приоритетов.


2. Отсутствие гигиены труда и отдыха

Гигиена — это не «мыть руки перед едой». Это «раздел медицины, изучающий влияние условий жизни и труда на здоровье человека и разрабатывающий меры по предупреждению заболеваний, обеспечению оптимальных условий существования, укреплению здоровья и продлению жизни».

Гигиена — это правильно есть, правильно спать, правильно двигаться, правильно работать, не жертвуя здоровьем и не сокращая жизнь себе и другим.

Менталитет жителя современных западных стран является продуктом развития постхристианской культуры. Можно быть атеистом в пятом поколении, но христианское отношение к телу как к чему-то в лучшем случае лишнему и в худшем случае враждебному, всё равно может достучаться из глубин коллективного бессознательного.

Марисса Майер хвастается тем, что работает 130 часов в неделю. В неделе, напомним, всего 168 часов, и если Марисса тратит всё оставшееся время на сон, то спать ей доводится менее 5,5 часов в сутки.

130-часовые трудовые недели не помогли Мариссе Майер удержать Yahoo! на плаву. Источник фото.

Впрочем, кандидат в президенты Дональд Трамп хвастается тем, что спит четыре часа в сутки или меньше. Дескать, дел так много и интересного вокруг так много, жалко тратить время на валяние в постели, сон для слабаков, отоспимся в гробах. Опять же, всё индивидуально, существуют люди, утверждающие, что и трёх часов сна им достаточно (медики в этом сомневаются). Вам, скорее всего, нужны традиционные 7-9 часов сна.

Питание стартапера — сладости и пицца, кола и фастфуд. Спорт стартапера — бокс по переписке и ночные хакатоны.

Источник фото.

Казалось бы, спасает стартаперов отчасти то же самое, что их губит — мода. Мода на ЗОЖ, мода на спорт. Но мода возникает не для того, чтобы кого-то спасти, а для того, чтобы что-то продать. Модный сейчас марафон (а также полумарафоны и большинство прочих беговых активностей) создают такую нагрузку на сердечно-сосудистую систему, суставы и связки, что становится спорным его позитивное влияние на здоровье. Модный кроссфит часто травмоопасен в том формате, в котором проходят групповые тренировки даже в хороших, дорогих залах.

Зато технари любят экспериментировать с тюнингом собственного организма и психики, от сойлента (Soylent — напиток, призванный по замыслу создателя полностью заменить традиционную пищу — прим. Rusbase) до вшивания чипов и таблеток продуктивности. Проблемы с алкоголем и наркотиками начинаются у многих предпринимателей именно после попыток «поковыряться в настройках» собственного мозга, а не от безволия и ненаполненности жизни. Нужно здесь вспомнить и про «пик Баллмера», поименованный в честь экс-гендира Microsoft. Так называется степень концентрации алкоголя в крови, при которой резко повышается продуктивность написания кода. Есть даже научные исследования, удостоверяющие реальность пика Баллмера. Проблема в том, что пик этот очень узок, достичь и поддерживать столь точное количество алкоголя в организме довольно сложно. Зато алкоголю очень легко произвести расторможение коры головного мозга, ослабить волю выпивающего и заставить его выпить ещё.

Перевод: «Программист — организм, который превращает кофеин и пиццу в ПО». Источник фото.

Спасение здесь выглядит как золотая середина, баланс между игнорированием и хакерством. Это, конечно, гораздо скучнее каждой из крайностей, но здоровьем надо просто заниматься, используя для этого давно проверенные и отработанные стратегии и инструменты. Нужное количество сна, рассчитанное по индивидуальным потребностям питание, оздоровительный спорт, продуманный режим, настроенное рабочее место, периодические осмотры у врача. Скучно, очень скучно.


3. Нарушение коммуникации и социального взаимодействия: от социофобии до социопатии

Социофобия и интравертность «технарей» — ещё одна давняя тема для мемов, шуток, комиксов, серьёзных и полусерьёзных текстов. Это самосбывающееся пророчество: все настолько привыкли считать программистов аутистами, что самим программистам это кажется очевидным. Очевидным и удобным: мы будем писать код, и не трогайте нас, вы же знаете из комиксов, что мы необщительны, пугливы, мы вас не понимаем и не хотим понимать, и не стучите пингвинам по стеклу.

Команда Microsoft в 1978 году. Источник.

Да, интравертность является объективной психологической характеристикой, аспектом темперамента. Но во-первых, она есть не у всех, кому её приписывает культура, во-вторых, она выражается не так, как культура описывает.

В третьих, с объективной интравертностью не стоит путать банальную потерю коммуникативных навыков из-за их неиспользования. Проще говоря, если постоянно «сидеть в интернете» и «ковыряться в коде», от живых людей отвыкаешь. И с этим надо бороться, а не гордиться этим как признаком принадлежности к высшей касте и стигматом модной профессии.

Но навязанная интравертность — это всё же проблема не основателей, а сотрудников. С фаундерами чаще случается противоположная социофобии крайность — социопатия. Конечно, полноценное диссоциальное расстройство личности можно диагностировать вряд ли многим фаундерам. Чаще это склонность, наличие определенных черт, которые проявляются и углубляются благодаря профессии, среде и культуре.

Развитие технологического стартапа хорошо идет у обладателей инженерного склада ума. Оно стимулирует любовь к алгоритмизации, анализу и принятию решений на основе чётко посчитанных цифр. Собственный бизнес требует максимальной эффективности, жёсткого управления ресурсами, отсеивания всего лишнего.

К сожалению, эти добродетели неоднозначно работают в сфере «человеческого, слишком человеческого» — этики и морали, эмоций и привязанностей. А социопат характеризуется именно тем, что не понимает и не принимает социальных норм, не видит необходимости в этике и морали, не отличается эмпатией — способностью и желанием понимать и учитывать чьи-то чувства.

Марк Цукерберг на Mobile World Congress в Барселоне. Источник фото.

Как и в случае с интравертностью, работа с кодом и постоянное пользование интернетом, углубляет эти черты.

В 2013 году было опубликовано совместное исследование Австралийской бизнес-школы и университета Нового Южного Уэльса. Авторы исследования пришли к выводам, что психопатические черты у основателей стартапа способны привести их к успеху в бизнесе. Так, смелость и бесстрашие, отсутствие влияния наказаний за поступки на дальнейшее поведение помогают рисковать и не страдать от провалов, начиная всё заново после неудачных попыток. Исследователи, однако, советуют уравновешивать рискового CEO более осторожными сотрудниками.

Специалисты по предпринимательской психологии Доминик Шварцингер и Маттиас Крамер тоже считают психопатические черты важным ингредиентом успеха. А именно — эгоизм, высокое самомнение, нарциссизм, любовь к манипуляциям и обману.

Американский инкубатор Founder Institute оценивает кандидатов при помощи предикативного теста. В нём есть раздел для оценки качеств, наличие которых почти наверняка приведёт к провалу стартапера. И качества эти опять же коррелируют с признаками социопатии. Например, лживость или хищническая агрессия по отношению к конкурентам, эмоциональная нестабильность, нарциссизм.

Известный британский стартап-колумнист Мило Яннополос написал книгу «Социопаты Кремниевой Долины», в которой высказывает свои опасения: крупнейшие компании Долины формируют мир и влияют на жизни миллионов людей не в меньшей степени, чем президенты крупнейших стран, но ни перед кем за свои действия не отвечают, руководствуются исключительно соображениями роста и выгоды, и к своим пользователям относятся, как к ресурсу, игнорируя их интересы в области защиты личной жизни и личных данных (вспоминается знаменитый эксперимент Facebook с изменением эмоциональной окраски ленты новостей).

Несмотря на разработки Founder Institute, можно спорить, помогают социопатические черты строить успешный стартап или мешают. Практически любые черты характера могут помогать, если они осознаны, приручены и выдрессированы. Привычки врать, игнорировать закон и этику могут быть опасны для самого их обладателя и могут сделать социопатию не такой уж выгодной и весёлой, как кажется. Помогая в построении стартапа, социопатия может помешать в построении жизни. Разными способами: от невозможности здоровых отношений с близкими до тюремного срока.

Самоанализ и своевременное понимание того, что вы теряете связь с людьми, могут помочь сохранить баланс. От псевдосоциофобии помогает банальное общение с РАЗНЫМИ людьми в РАЗНЫХ контекстах и на РАЗНЫЕ темы (если общаться действительно сложно, используйте приёмы психологической самопомощи). От социопатических черт — психологические консультации и изучение психологии. А также наличие интересов и целей, не связанных напрямую с развитием бизнеса.

Психологи считают, что для социопата полезен рациональный анализ своего состояния, рассудочное понимание его рисков и недостатков и осознанный контроль его проявлений.


4. Культурное давление

Стартапер — это молодой мужчина, модный, активный и открытый, умеющий писать код. Если у фаундера есть седые волосы, ему лучше их закрасить. Если фаундер -- девушка без программистских навыков, ей лучше сразу пойти повеситься. Никто напрямую не будет критиковать выбивающегося из шаблона стартапера, но прессинг стереотипов он ощущать будет.

Технологические стартапы — это крайне мифологизированная сфера. Фаундер — герой нашего времени со всеми вытекающими. В частности, с ожиданиями от того, каким он должен быть, как выглядеть, что носить и что говорить. Множество молодых людей хотят «быть стартаперами» просто ради принадлежности к этой культуре и мифологии, романтично кодить в гараже по ночам или в «Старбаксе», быть гиками и носить с собой макбук. Воспетая в предыдущих главах социопатическая прагматичность отказывает здесь не только многим основателям, но и многим инвесторам.

Кадр из сериала «Кремниевая долина»

Давать советы по этому пункту, наверное, не стоит, тут всё очевидно. Проблема только в том, что «понимать — не значит сделать». Желаем вам удачи в поиске истинно своего пути и в путешествии по нему с удовольствием, без боли и без вреда себе и другим.

По теме:

Треть предпринимателей из Кремниевой долины преследует депрессия

Как стартапы приводят своих основателей к безумию и депрессии

Модный гид по толстовкам-худи: советы Цукерберга


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно