Мария Подлеснова

В хакспейсе «СТАЛЬ» нет ни одного государственного рубля

Создатель хакспейса  и промышленного акселератора «Сталь» Александр Морозов пришел ко мне с просьбой: расставить все точки над "i" и объяснить рынку, на чьи деньги запущена их история.


— Саша, я не журналист и вообще не беру интервью. Это скучно... —  написала я Саше в ответ в фейсбуке.

— Но мне важно, чтобы рынок понимал, что мы делаем хакспейс «на свои», «кровные». Помоги мне рассказать всё, как есть.



Окей. Рынок, слушай историю Александра Морозова, создателя хакспейса «Сталь». И если я взялась писать, то будет начистоту и с максимальной конкретикой. Всё, как я люблю. Без воды и по делу.


М.П.: Давай сразу объясним читателю.  Хакспейс «Сталь» — это продолжение промышленного акселератора, который долгое время жил под крышами DI Telegraph. Расскажи, как долго вы там существовали и есть ли конкретные результаты, которыми вы можете гордиться?

Морозов: промышленный акселератор - это проект двух партнеров, меня и бизнес-ангела Арсения Уралова, который был задуман в далеком 2013 году. Впервые акселератор получил имя и открыл двери на базе конкурса Департамента науки как "Конкурс промышленных стартапов" и был локализован в DI Telegraph. Это произошло в августе 2014, и до 17 июля 2015 вся наша команда работала в этом коворкинге на Тверской 7.

Первый поток акселератора принял 10 промышленных проектов, три из которых сейчас продолжают развиваться как бизнесы.

1. Например, компания WEAS Robotics, разрабатывающая бионические протезы, создает в новом хакспейсе на ВДНХ свою коммерческую лабораторию, мы работаем с ними с самого начала пути. 

2. Вторая компания - "Режиссер комфорта" Юрия Зырянова - умный дом за полчаса. Команда занимается разработкой и внедрением сценариев управления светом, питанием, видеонабледением, доступным каждым.

3. Последний проект Тимофея Ра - Gydrogenius, производство электролизных отопительных систем, претерпел за год существенные изменения. После старта мелкосерийного производства и продаж стало понятно, что для перехода в крупную серию необходимы очень существенные инвестиции, которые ребята не смогли найти на свободном рынке. Сейчас форма проекта - это инжиниринговая компания PROTONIKA, которая занимается разработками в сфере малой альтернативной энергетики: Автономные зарядки для аккумуляторов, малый электротранспорт.


М.П.: На какие деньги существовал этот промышленный акселератор, и какая у него была бизнес-модель? Как вы планировали зарабатывать и получалось ли?

Морозов: как я говорил, сначала акселератор был создан как краткосрочная программа Департамента науки для популяризации технологического предпринимательства. Закончилась эта программа вместе с краткосрочным финансированием в середине октября 2014 года, после чего мы начали думать, что делать дальше. В сухом остатке мы поняли, что у нас есть сообщество, проекты и практически полное отсутствие на рынке институтов развития hardware-проектов. Приняли решение: продолжать эту историю на частной инициативе. Работать на старте только как акселератор мы себе не могли позволить, поэтому нашли 2 точки роста для выхода из долины смерти — создали инжиниринговую компанию seven.parts и коммьюнити-компанию steelgeek. На волне кризиса и импортозамещения новые бизнесы пошли и начали приносить прибыль, развязывая нам руки в плане возможностей внутреннего инвестирования. 

Заказчиками seven.parts являются в основном региональные производственные компании. Пример: разработка плана диверсификации и дозагрузки производства и привлечение клиентов для компании "Аврора" - одного из ключевых производителей катамаранов в Астраханской области. Второй пример: упаковка крупного технологического проекта в области атомной энергетики для привлечения частного и государственного финансирования. Как пример промышленного инжиниринга - подбор и выборка технологического оборудования и поставщиков компании, занимающейся производством жесткой пластиковой упаковкой "Экопэт". 

Бизнес-модель акселератора в чистом виде реализуется только сейчас: мы занимаемся созданием под ключ отделов продаж инновационных продуктов и специализируемся на продукт-дизайне. Это и рыночный продукт акселератора, и одновременно наша внутренняя компетенция для проектов — участников программы. Кроме этого, акселерацию как обучающую программу можно купить как за деньги, так и за долю в вашем бизнесе.


М.П.: Я не отстану. На чем зарабатывала seven.parts и тем более коммьюнити? Консалтинг? Если это инжиниринговая компания, то предполагается, что вы создавали продукты и продавали. Кому? Кто ваш клиент?

Морозов: Инжиниринговая компания seven.parts специализируется на промышленном консалтинге для малого и среднего производственного бизнеса. Например, мы пишем планы модернизации производств и помогает подобрать и закупить оборудование, а также упаковываем производственные компании под получение прямых инвестиций. Коммьюнити-компания SteelGeek, так как владеет ресурсом изобретателей, занимается организацией под ключ специализированных изобретательских мероприятий — хакатонов, meetup, фестивалей, технологических лекториев, выставок. Например, мы делали Intel Roadshow в Санкт-Петербурге и Москве. Клиентами выступают организации и компанию, желающие получить прямой доступ к нашей весьма интересной целевой аудитории: гикам и изобретателям.


М.П.: Я помню, как я в апреле впервые приехала в абсолютно «убитое» помещение на ВДНХ. Тогда вы били себя кулаками в грудь, что вы успеете к июлю. И успели. Если честно, за 2 месяца привести в человеческий вид то здание — это успех. Куда вы торопились?

Морозов: мы работаем по законам рынка, а не законам бюджетирования. Если бы мы не открылись летом, о нас никто бы не узнал к сентябрю. Так как первая запущенная модель монетизации площадки — это сообщество вокруг хакспейса, коворкинга и лаунж-зоны, то нужно было успеть к середине лета. Ну и, как говорится, дедлайн — глава подвигов.


М.П.: Сколько еще осталось сделать с точки зрения инфраструктуры и оборудования?

Морозов: мелкие работы ведутся сейчас, до завершения и сдачи инфраструктуры осталось пару недель. Оборудование в хакспейсе  — вопрос более сложный. Ориентировочная дата наполнения — середина сентября. Однако мы решили пойти по особому пути и здесь - от потребностей инженеров и коворкеров — запустим краудсорс мнений и рассмотрим задачи, которые нужно решать проектам. И из этого соберем тот список оборудования, который сможет закрывать узкие места в прототипировании и старте производственных процессов. Например, мы приняли решение ставить печь для работы с карбоном, так как в нашей теме МикроЭлектроТранспорта есть задачи по минимизации веса электросамокатов и электровелосипедов.


М.П.: Ну и самое главное: кто это всё финансирует и, главное, зачем? Обычно такие инициативы дотационные, поддерживаются городом. Как дела обстоят в вашем случае

Морозов: Мы сами. Арсений Уралов выступает бизнес-ангелом данного проекта, а также мы как партнеры вкладываем частными деньгами в наши компании. Зачем? Потому что видим в этом колоссальный рынок. Да, пока он мал, но находится на старте внезапного роста. Потому что в России нет полностью частных инфраструктур, включающих в себя и акселерацию, и хакспейс с коворкингингом, и промышленных партнеров, и сообщество. Потому что рынок устал от дотационных историй с понятными и всем известными брендами, где деньги даются в управление и никто не рискует своим имуществом.


М.П.: То есть у тебя есть еще бизнесы, которые тебе приносят чистую прибыль, и ты ее инвестируешь в хакспейс? Насколько эффективно получается совмещать? И не вредит ли это самому хакспейсу? 

Морозов: Есть. У нас с Арсением, если быть точным. Это всё те же Seven.parts, SteelGeek и проектная группа «Бизнес-спецназ», специализирующаяся на построении под ключ отделов продаж для инновационных продуктов, для которых еще нет рынка. Совмещать получается и довольно эффективно. Дело в том, что внутри мы выработали определенную методологию: каждый из руководителей берет на себя не более двух бизнесов для роста и развития, используя общую ресурсную базу сотрудников. А по поводу вреда - наоборот. Каждая из компаний, созданная нами, добавляет ценность самому хакспейсу. Например seven.parts налаживает индустриальные партнерства с производствами в регионах, коммьюнити создает поток лидов в хакспейс и акселератор, а Бизнес-спецназ выводит продукцию проектов акселератора на рынок. 


М.П.: А как «Сталь» будет зарабатывать? Есть ли спрос?

Морозов: Каждый метр в здании - lean square meter. Кофетерий, коворкинг, магазин и хакспейс внизу, лаунж, конференц зона и выставочная зоны на втором и третьем этажах. Спрос точно есть, ведь мы создали площадку, чтобы посадить туда уже имеющееся сообщество изобретателей, наработанное нами лично. А на мероприятия, на крыше летом и зимой (после ее остекления), рынок уже живо реагирует.


М.П.: Чем, например, вы отличаетесь от частного хакспейса {neúron} или нового HSE Lab (Центра прототипирования ВШЭ)?

Морозов: Нейрон - это только хакспейс, в том то дело. Мы же вбираем и хакспейс со своей конкретной специализацией, и коворкинг, и магазин для реализации товаров стартапов, и тусовое место в парке с потоком входящих людей, и акселератор на площадке одновременно. HSE Lab - это госденьги. Мы смотрим на иные модели старта - техническое партнерство, крауд-модель и инвестиционная модель, чтобы снять с себя дополнительное ограничение по качеству и уровню оборудования.


М.П.: Меня вот еще волнует вопрос аренды. Как получить огромное здание на ВДНХ и не бояться делать в нем капитальный ремонт и запускать такую немаленькую историю?

Морозов: Все просто. Нужно не бояться идти и разговаривать, заниматься действительно хорошим делом и быть уверенным в себе. Мы пришли с Арсением в декабре со этой идеей и обо всем договорились. ВДНХ — очень классная команда, открытая к новым инициативам и надежным партнерам. По поводу страхов - мы не боимся работы, а рынок уже серьезно виден. Даже по скептическим прогнозам выйдем мы в инвестиционную прибыль через 6 месяцев, окупимся через 18 месяцев. Цифры, только цифры и вера в себя.


М.П.: Не буду скрывать, до сегодняшнего вечера я была в 100% уверенности, что хакспейс «СТАЛЬ» — инициатива ваша, но на деньги города или аналогичной бюджетной истории. На двери мы все видели табличку ЦИРа. Объяснишь? 

Морозов: Мы отдали тем самым должное коллегам из ЦИРа за их поддержку и помощь в поисках контактов и связей на рынке для запуска площадки. Но в хакспейсе «СТАЛЬ» нет ни одного государственного рубля на данный момент, и мы ищем инвестиционного партнера, чтобы ускорить процесс роста.


М.П: Табличку-то оставите? Или снимете?

Морозов: Уже сняли. А потом посмотрим. Теперь, рынок, вопрос к тебе.


М.П.: С чем связано твое желание «отмыться» от имиджа получателя денег от города? К слову, Rusbase не скрывает, что выигрывает государственные тендеры, и гордится тем, что делает крутые сервисы или решает инфраструктурные задачи. Скажу больше, мы благодарны за то, что нам дают возможность помогать рынку, а платят за конкретные результаты. Что плохого в том, что тебя хоть и частично поддерживает государство? Тем более, если вы делаете свою работу хорошо? 

Морозов: Нет, я не хочу «отмываться», слово плохое.  Просто хочу чтобы рынок услышал: мы - новый игрок, создающий инфраструктуру «за свои» и работающий по рыночным законам свободной конкуренции. В этом поле мы стали первыми. И хотя на текущий момент возникают потенциальные конкуренты, кто начинает копировать наш формат, они уже будут вторыми. По поводу задач Москвы мы также со своей стороны готовы их решать, но как коммерческая инфраструктура, а не одна из программ Департамента. Государственные деньги — не плохо, если они увеличивают капитализацию независимого бизнеса, но очень плохо, если являются основным источником дохода. Расслабляет и понижает качество, знаете ли.


М.П.: Нужна ли вам помощь сейчас или партнеры? 

Морозов: Мы переходим на новый этап общения с рынком: рассказали всё, как есть. Поэтому открыто говорим и приглашаем к сотрудничеству частных инвесторов и технологических партнеров, которым также, как и нам, близка тема мейкерства. И которые также, как и мы, готовы поставить фишку на российского изобретателя. С хакспейсом еще придется поработать и апробировать его через lean, однако уже сейчас понятно, что все происходит в нужном месте, в нужное время и с нужным контентом.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно