Архив rb.ru

Армии и флоту создают военную полицию

Архив rb.ru
Владимир

Владимир

Генералы дали добро, но при условии, что штат полиции составят уволенные по реформе офицеры

Армии и флоту создают военную полицию
В российских Вооруженных силах все-таки появится военная полиция - это окончательное решение, сообщил сегодня думцам начальник Генштаба Николай Макаров. Подчиняться новое дисциплинарное подразделение, призванное бороться с дедовщиной, будет Минобороны, его штат составит 20 тыс. человек. Брать в полицейские будут, в основном, военных, уволенных со службы в результате военной реформы.

О принципиальном для российских вооруженных сил решении военное начальство сообщило не публично. "Николай Макаров вчера на заседании Комитета Госдумы по обороне заявил, что принято окончательное решение о создании в российской армии военной полиции", - заявил сегодня член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Михаил Сорокин. Формироваться новая структура будет "на основе изданной министром обороны директивы", уточнил сенатор.

20 тыс. увольняемых в запас

Сорокин не стал разглашать конкретную численность военной полиции и штатную структуру, ссылаясь на то, что заседание проходило в закрытом режиме. Вместо него это сделали информагентства со ссылкой на  информированный источник в силовых структурах. По его словам, сейчас Генштаб прорабатывает, как полиция будет устроена. Как ожидается, она будет иметь вертикальную организационно-штатную структуру - от отдельной части (бригады) до военного округа (флота). Численность военной полиции составит около 20 тыс. человек. "В основном штат сотрудников военной полиции будет формироваться из военнослужащих, уволенных с военной службы в ходе реформы Вооруженных сил", - цитирует "Интерфакс" слова источника.

Минобороны передумало

С идеей создания российской военной полиции тогда еще президент Владимир Путин согласился в 2006 году - после трагедии в Челябинском танковом училище, когда военнослужащему Андрею Сычеву пришлось ампутировать нижнюю часть тела в результате издевательств со стороны сослуживцев. В ноябре 2009 года Минобороны неофициально проанонсировало создание военной полиции к 1 декабря 2010 года. Ей ставились задачи следить за порядком в армии и на флоте, патрулирования гарнизонов и городов, охраны военных объектов и грузов, а также ведать военными комендатурами и гауптвахтами. Родители военнослужащих и правозащитники тогда говорили, что армейским подразделениям крайне необходим штат полицейских, на которых будет возложена борьбы с неуставными взаимоотношениями, наркоманией.

Однако уже весной 2010 года статс-секретарь замминистра обороны Николай Панков однозначно заявил - военная полиция не нужна. "На данном этапе реформирования армии и флота создание военной полиции руководством Минобороны признано нецелесообразным, - пояснил тогда Панков. - В связи с этим решением отменены соответствующие директивные документы, приказы о формировании структур в военных округах и на флотах утратили силу". Возможно, это заявление как-то связано с кулуарной борьбой сторонников и противников института военной полиции среди генералитета, предполагает в разговоре с RB.ru Сергей Кривенко, координатор общественной организации "Гражданин и армия". Об отмене решения ноября 2009 года о создании полиции правозащитник не слышал.

Стимул пристроить

За год планируемый штат полицейских вырос в 4 раза - с 5 тысяч военных копов. Некоторые правозащитники предлагали вывести полицейских из подчинения Минобороны. Так, уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин настаивал, что подчинение полицейских военным лишает всякого смысла создание самого института военной полиции, поскольку "военные чины будут руководить еще одним бюрократическим аппаратом". Альтернативой предлагалась Генпрокуратура. Есть опасения, что инициатива военных обернется профанацией, когда будет создана формальная структура, которая на деле не будет защищать призывников, говорит Кривенко.

Судя по тому, что в штат будут брать сокращаемых военных, Минобороны решает свою задачу, говорит RB.ru Василий Зацепин, старший научный сотрудник лаборатории военной экономики  Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. В результате реформы Вооруженных сил в них вместо нынешних 355 тыс. командирских должностей в 2012 году останутся 150 тысяч. В 2009 году из армии и флота были выведены за штат (т.е. оставлены в рядах Вооруженных сил, но без оклада по должности и права работать) 46 тыс. офицеров, в 2010 году та же участь ожидает еще около 70 тыс. человек, напоминает Зацепин. Офицеров выводят за штат, а не увольняют, так как при увольнении им должны дать жилье, которое Минобороны давать не спешит. При этом люди не имеют легальной возможности трудоустроиться, говорит Зацепин, указывая, что у военного руководства большие стимулы пристроить увольняемых в запас офицеров. 

Без обсуждений

Единого мнения, нужна ли в России военная полиция, среди правозащитников нет. Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева говорила, что "появится еще одна силовая структура, а у нас их и так перебор". Создание военной полиции - дело важное и нужное, считает Кривенко: сейчас в вооруженных силах нет эффективного механизма улаживания конфликтов и защиты прав военнослужащих. Главный вопрос, будут ли военные полицейские независимыми от руководства вооруженных сил, убежден Кривенко. Не менее остро стоит вопрос о квалификации будущих полицейских - они все же должны быть юристами, профессионалами. Едва ли из увольняемых в запас офицеров получатся хорошие полицейские, сомневается Зацепин: им хорошо знакома гауптвахта, но не механизмы юридического отстаивания прав, у которых иная природа.

При этом военные ни с кем не обсуждают, как должна работать полиция и какие задачи ей предстоит решать: все вопросы прорабатываются самими военными. Зампредседателя Комитета солдатских матерей России Татьяна Значкова сообщила RB.ru, что с ними планы о полиции военные не обсуждали. Не знает о каких-либо общественных слушаниях по этой теме и Сергей Кривенко. Военные просто бояться открывать данные, считает Зацепин: статистика по смертности в вооруженных силах перестала публиковаться еще два года назад, а по криминальным событиям "и не публиковалась в цивилизованном виде". 7 октября главный военный прокурор Сергей Фридинский  сообщил, что дедовщина и коррупция в армии и на флоте выросла. Военные на самом деле сами не знают, что у них происходит, общество - тоже: статистики, в том числе по криминалу в войсках, в открытом доступе просто нет. "Статистика в России - политический ресурс, а не инструмент госуправления", - замечает Зацепин.

Судя по заявлениям политиков, концепция военной полиции за эти несколько лет изменилась. В январе 2006 года Владимир Путин говорил, что на военную полицию может быть возложен контроль за соблюдением законности в Вооруженных силах. Иными словами, полицейские - важнее прокурорских. В июне 2010 года Фридинский, не жаловавший идею с конкурентами, уже заявил, что военная полиция может стать лишь хорошим подспорьем для деятельности военной прокуратуры. Военные не раскрывают планов, что же в итоге должно получиться и каковы будут права и функции полицейских. Хуже с правами призывников не будет, говорят правозащитники. Атмосферу в Вооруженных силах, построенных на дисциплине страха, когда преступный приказ обязателен для исполнения, увольняющиеся в запас офицеры в качестве новых полицейских не изменят, считает Зацепин. Армия постепенно все же становится открытой, надеюсь, что так будет и дальше, говорит RB.ru Кривенко. По его словам, в некоторых странах СНГ, в частности, Азербайджане, опыт создания военной полиции оказался положительным.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

20 октября 2020

20 октября 2020