Архив rb.ru

Дамир Кочан: "В мире у нас имидж лучше, чем у страны".

Архив rb.ru

Управляющий по Восточной Европе Trimo рассказывает о своем опыте работы в России

Дамир Кочан: "В мире у нас имидж лучше, чем у страны".

Концерн Trimo европейские бизнесмены знают лучше, чем страну, откуда родом эта фирма. Трудно предположить, что компания из маленькой Словении может присутствовать более чем в 50 странах, выполняя более чем по 400 проектов в год. В России Trimo построила завод по производству сэндвич-панелей в Коврове и в настоящее время реализует проект индустриального парка «Вязники» во Владимирской области стоимостью 140 млн евро. Дамир Кочан, управляющий по Восточной Европе Trimo, генеральный директор «Технопарка Вязники», считает, что кризис не помешает завершению проекта, хотя и отсрочит его ввод в эксплуатацию.

- Когда ваша компания пришла на российский рынок?

- С Россией наша компания работает уже лет 20. Сотрудничество началось еще в советские времена, когда Словения входила в состав Югославии. Тогда нельзя было работать с СССР напрямую, и Trimo действовала через специальные компании в Югославии, имеющие лицензии на работу с Советским Союзом. Но люди с тех пор в компании остались те же. Лично я работаю в Trimo 10 лет и с самого начала - в России. Сейчас здесь работает более 300 человек, открыто 12 представительств: в Москве, Казани, Уфе и проч.

- Когда появилась ваша компания?

- Trimo была образована еще в Югославии для производства металлоконструкций в 1961 г. С тех пор мы значительно увеличились. Оборот Trimo, по данным 2007 г., - 235 млн евро. В штате более 1100 человек в 50 странах мира. Компания строит здания из металлоконструкций, производит фасадные кровельные панели, звукоизоляционные, огнестойкие термоизоляционные сэндвич-панели и др. В прошлом году продукция под маркой Trimo была экспортирована в 54 страны.

У нас много международных премий и наград, которые подтверждают качество продукции и объектов. В частности, в 2007 г. мы стали первой словенской компанией, получившей первую премию в одной из категорий престижной премии Европейского фонда квалификации менеджмента. В финале было 18 компаний, в том числе Philips. Специальные инспекторы приезжают в компанию, на объекты, имеют право доступа ко всей информации. На основании их заключений и делается конечная оценка. Достаточно ответственный конкурс, нелегкий для его участников.

- Ведению бизнеса как-то помогают ваши награды?

- Идеология компании подразумевает, что Trimo приходит в ту или иную страну надолго, бизнес-стратегия разрабатывается тоже на долгосрочный период. Мы хотим быть самыми лучшими и сравниваем себя с лучшими. Награды и премии - хороший показатель, как твоя компания работает. Постепенно вокруг тебя собираются такие же партнеры, нацеленные на качество и большие перспективы. В результате на переговорах с клиентами порой выясняется, что Trimo знают, а Словению - нет. В мире у нас имидж лучше, чем у страны.

- Тот факт, что компания родом из Словении, как-то повлиял вашу деятельность?

- Да, конечно. Словения - маленькая страна, в часе езды от столицы - уже Адриатическое море. Мы никогда не могли брать числом, играть на количестве, ни в каком бизнесе. Наша стратегия и наше преимущество - только в качестве. Это справедливо для любой сферы, например, у нас очень хорошие вина, не хуже, чем во Франции, хотя и менее известные.

- Какие сложности есть в работе в Европе?

- Есть Евросоюз, но нет унифицированных евростандартов в нашей сфере бизнеса. В каждой стране - свои. У Trimo более 25 предприятий и представительств по всей Европе: Лондон, Мадрид, Милан и т. д., и в каждой стране мы получали все лицензии и сертификаты.

- Сколько у вас проектов?

- Сейчас у нас ежегодно более 400 проектов. В России работаем от Камчатки до Калининграда. Строим все, кроме жилья: офисы, торговые объекты, склады, производственные цеха, спортивные здания, аэропорты и проч. Один из наших постоянных партнеров - IKEA, мы делали комплексы для нее в Англии, Франции, Китае, в России - проект в Казани. В Москве строили для них складские терминалы. Еще один проект в Москве - комплекс «Метрополис». Текущий объект - «Каширка Гудзон» с участием правительства города, строим салоны «Мерседес-Бенц», «Инфинити» и проч.

- В каком качестве вы выступаете на проектах?

- По-разному, где-то - как поставщики материалов и технологий, где-то - как генподрядчики. Мы в настоящий момент разрабатываем новые продукты, которые предлагаем на рынке.

Например, так называемые сверхгладкие панели, без профилирования внешнего стального листа, из которых сейчас строим президентский ангар в аэропорте «Внуково». Есть собственная технология TrimoRaster, с ее использованием фасад выглядит как единая стена, хотя на самом деле образована из панелей. Сплошной фасад - дорогое удовольствие, строить приходится из кирпича или бетона, оштукатурить, утеплить. TrimoRaster позволяет на опорные колоны просто навесить панели. Такие фасады мы использовали на проекте «Метрополис», «Каширка Гудзон», для автосалонов. Активно развиваем fotovoltaic - кровельное покрытие, которое производит энергию.

- У каждого здания своя электростанция?

- В России вы пока не чувствуете, но во всем мире уже есть энергетический кризис, все экономят, ищут пути использования энергии Солнца. В Европе такие технологии покупают. Частных инвесторов государство стимулирует на установку энергоэффективных систем и материалов.

Кровля fotovoltaic производит энергию, которую владелец здания затем продает государству по известной, фиксированной цене. Таким образом, собственник понимает свой доход от установки подобной системы.

- Вряд ли в России такие технологии будут пользоваться спросом - хотя бы по причине климата. Прошлой зимой было всего два солнечных дня.

- Да, у вас только на Краснодар можно рассчитывать. В России в прошлом году мы начали заниматься продвижением автоматизированных высоких складов. Такие комплексы мы строим по всей Европе. В России пока их практически нет.

- У нас было несколько примеров, но, насколько я знаю, на этих комплексах были проблемы с конструктивом.

- 10 лет назад в России не было и качественных обычных терминалов, теперь есть, то же будет с высокими складами. Их выгода очевидна: на складе высотой 24 м и работает один человек. Все автоматизировано и роботизировано, человек только смотрит на пульт управления. Такой комплекс можно построить на маленьком участке, лишь бы он был расположен в удобном для логистики месте. Существенная экономия достигается на стоимости земли, оплате труда рабочим.

- У вас есть уже контракты?

- Подписанных документов пока нет, ведутся переговоры. На данном этапе, я полагаю, главная задача - проинформировать заказчиков, рассказать, что есть такой вариант. Объяснить, как реализовать подобный проект. Когда экономическая ситуация изменится, появится спрос, появятся и проекты. Я уверен, что за этим будущее.

В Европе мы еще строим модульные спортивные здания, но пока в России их не предлагаем - всего не охватишь.

- Как сказывается кризис на вашем бизнесе?

- Пока мы не потеряли заказчиков. Но на рынке стало меньше проектов, в меньшем количестве тендеров мы участвуем, меньше конкурентов. Из разговора с клиентами чувствуется неуверенность, неопределенность, но сказать, что совсем закрылись заводы, проекты, нельзя, такого нет. Конечно, мы ожидаем снижения спроса на нашу продукцию. Тем не менее наши 25 предприятий по всей Европе дают возможность балансировать, не у всех падает одинаково и все сразу. Большие темпы развития мы ожидаем в России, Эмиратах и др.

- В сложном 1998 году компания Trimo не ушла из России?

- Да, мы остались, тогда были трудные времена, где-то 1,5-2 года, потом рынок начал оживать.

- Есть мнение, что вскоре в Россию устремятся иностранные инвесторы. Что вы думаете по поводу привлекательности местного рынка?

- Я полагаю, что Россия - перспективный рынок для всей Европы. И, несмотря на нынешнюю ситуацию, ваша страна имеет достаточный запас прочности. И кризис так не заморозит экономику, как в других странах.

Я ожидаю, что иностранные компании будут активно приходить сюда. Знаете, насколько в Европе востребованы люди, имеющие опыт в России? Поверьте, на таких специалистов большой спрос. Со мной многие хотят просто поговорить, посоветоваться. У компаний есть большой интерес - как прийти в Россию.

- Какие компании интересуются Россией?

- Фармацевтические, лесоперерабатывающие, многие производственные фирмы.

- Чего боятся иностранцы в России?

- На Западе много стереотипов по поводу вашей страны: повальное пьянство, большая преступность и т. д., но мы не видим каких-то особых проблем, свойственных именно России. Каждая страна имеет свою специфику.

Можно отметить, что здесь большое значение играют личные связи и контакты, многие не хотят говорить по телефону, раскрывать информацию. Люди привыкли действовать по указке, нет самостоятельной инициативы. В Европе каждый сам себе контролер.

В России мы столкнулись с проблемой соблюдения сроков, а для Trimo самое важное - выполнить обещанное в срок. В 2001 г., когда мы открыли первое производство в Коврове Владимирской области, нам пришлось искать механизмы мотивации. Мы предложили хорошие зарплаты, выше среднего городского уровня; гарантируем стабильность; ввели премиальные для лучших сотрудников; компания проводит социально ответственную политику - все это очень важно для людей. Кроме того, до кризиса раз в год вывозили часть сотрудников в какой-то европейский город, где проводили семинары и тренинги.

- Почему вы выбрали Владимирскую область? Многие западные компании открывают производство в Московской области.

- Это распространенная ошибка многих иностранцев - думать, что Россия - это Москва. В Подмосковье большие проблемы с мощностями, сильный дефицит электроэнергии, в этом регионе одни из самых высоких зарплат, сложная логистика плюс специфическая проблема - коррупция и большие взятки. В результате затраты на производство значительно увеличиваются. Я считаю, что нет смысла концентрироваться в Московской области.

Ковров мы выбрали с целью минимизации затрат, исходя из хорошей логистики, лояльности и поддержки властей.

- Почему вы именно во Владимирской области решили строить индустриальный парк «Вязники»?

- Мы проработали в области шесть лет и зарекомендовали себя как стабильная производственная компания, участвовали в местных агропромышленных программах. Все это позволило выстроить партнерские отношения с властями. Нам не надо платить взятки, чтобы провести свои проекты, у нас взаимовыгодное сотрудничество.

Сама идея технопарка появилась совместно с администрацией: власти заинтересованы в иностранных инвесторах, новых рабочих местах, мы - в расширении бизнеса. Например, по решению властей в течение первых пяти лет работы участники проекта освобождаются от налога на имущество и получают льготы по налогу на прибыль.

Сама площадка под технопарк удобна с точки зрения логистики: федеральная трасса М7 «Волга», вдоль участка проходит скоростная железнодорожная магистраль Москва - Нижний Новгород, в Вязниках расположена взлетно-посадочная полоса местных авиалиний (аэропорт «Семязино» во Владимире). В технопарк будет проложена отдельная железнодорожная ветка. Здесь нет актуальной для многих мест проблемы дефицита мощностей: газоснабжение (4800 куб. м/ч), водопровод (225 куб. м/ч), электричество (30 МВт ч), линии связи. Для производств это крайне важно.

- Ваш проект изначально ориентирован на западный бизнес?

- Открыть производство в «Вязниках» может любая компания, но предполагали, что это в первую очередь будут иностранцы. Бизнесмены приезжают из Европы, Азии, США, им интересен российский регион, но они не знают, как найти надежных российских партнеров, боятся, что их обманут, и т. д. Trimo им известна как европейская компания, бренд которой они хорошо знают. Мы уже прошли через тернии российского законодательства и ведения бизнеса, мы знаем специфику организации производства. Не все иностранные компании хотят и могут испытать это на себе. Именно для них мы и строим технопарк.

- Презентация проекта прошла осенью. С тех пор что-то изменилось в концепции?

- Ничего существенно не поменялось. Сроки реализации проекта остались те же - 4-5 лет. В «Вязниках» будет любое производство, кроме черных металлов и грязных производств. Всего предполагается размещение 15-20 крупных и средних высокотехнологичных производственных компаний.

- У вас есть уже подписанные контракты?

- Переговоры активно велись до кризиса и сейчас тоже ведутся. Надеюсь, что уже скоро у нас будут первые заказчики.

Светлана Данилова, «Ведомости», 24.02.2009, №32 (2302)

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter