Дмитрий Медведев выпустил бизнес из-под ареста

Расскажите друзьям
Владимир
Владимир

Президент подписал закон о либерализации наказаний по экономическим статьям

Арестовывать предпринимателей будут значительно реже, а отобрать бизнес у них станет сложнее - президент Дмитрий Медведев подписал закон о смягчении наказания подозреваемых в экономических преступлениях. Практика арестов изменится, надеются юристы; предприниматели ждут, что гуманизация законодательства продолжится.

Закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" принят Госдумой 26 марта и одобрен Советом Федерации 31 марта.  Он направлен на усиление уголовно-правовой защиты отношений в сфере предпринимательской деятельности, поясняется на сайте президента РФ. В связи с этим "усиливается ответственность должностных лиц за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности".

В законопроект, внесенный в Госдуму правовым управлением делами президента РФ, существенных правок на стадии его утверждения не вносилось, говорит RB.ru зампред комитета Госдумы по законодательству Андрей  Назаров. Примечательно, что аналогичный проект закона, внесенный первым единороссами, блокировался в силовых и профильных ведомствах. "Мы разослали проект закона для согласования, получили отрицательные отзывы", - говорит Андрей  Назаров. Суть возражений - чем жестче законы, тем лучше. Внесенный следом президентский законопроект изменил мнение правоохранителей. "Они дали очень хорошие положительные отзывы. Очень - это значит, что некоторые предложения были даже радикальнее, чем в самом проекте закона", - рассказывает депутат.

Этот казус Андрей Назаров объясняет тем, что правоохранительные органы "реагируют, кода реагируют руководители страны". У нас в стране - сигнальная система, и этот закон стал практическим воплощением призыва президента не "кошмарить бизнес", говорит RB.ru вице-президент "Деловой России" Александр Галушка. Это сигнал деловому сообществу, что репрессивный уклон правоохранительной системы в отношении бизнеса изменен, и предприниматели могут заниматься своим делом, добавляет Андрей Назаров.

Что изменено

Закон исключает из статей "Незаконное предпринимательство" (ст. 171) и "Незаконная банковская деятельность" (ст. 172) указание на "нарушение лицензионных требований и условий". Эта формулировка "слишком расплывчата" и приводит к расширительному толкованию, а в ряде случаев "открывает возможность для злоупотреблений", поясняется на сайте президента. Доходило до того, что арестовывали за незначительное нарушение лицензии на производство конфет, говорит Андрей Назаров. Изменен сам подход к вопросу, считает руководитель группы налоговой практики юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Леонид Кравчинский: теперь нарушение лицензии - это не уголовное преступление, а административное, за которое в тюрьму сажать не будут.

В статье "Легализация денежных средств" (ст. 174-1), которую добавляют практически к обвинению в любом экономическом преступлении, где фигурируют деньги, появляется обязательный признак легализации: ее целью должно быть "придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами". Это понадобилось, чтобы обвиняемому, например, в лжепредпринимательстве не добавляли еще и "легализацию" при совершении любой покупки. Саму статью "Лжепредпринимательство" (ст. 173) исключили Уголовного кодекса: она практически не применяется, а предусмотренные в ней деяния охватываются другими составами преступлений.

Заключение под стражу по экономическим статьям допускается только в исключительных случаях. За решетку можно отправлять только по обвинению в тяжких и особо тяжких преступлениях (тех, что караются лишением свободы на срок от 10 лет и выше). Раньше суды по ходатайству следствия выносили решение об аресте, ссылаясь на то, что человек, имея загранпаспорт, может выехать их страны - теперь под подпиской о невыезде уехать за границу нельзя, поясняет Назаров. Соответствующие изменения внесены в УК РФ, УПК РФ и в ст.15 ФЗ "О порядке выезда из РФ и въезда в РФ".

Арест подозреваемых в экономических преступлениях в большинстве случаев будет заменяться залогом, который в качестве меры пресечения может быть избран в любой момент производства по уголовному делу. По уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести нижний порог залога - 100 тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях -500 тысяч рублей. В залог принимаются недвижимое имущество, деньги, ценности и допущенные к публичному обращению в РФ акции.

Также в 6 раз увеличивается размер крупного и особо крупного ущерба применительно к налоговым преступлениям. При уклонении от уплаты таможенных платежей крупным размером определяется сумма 3 млн руб. (ранее 500 тыс. руб.), особо крупным - 36 млн руб. (ранее 1,5 млн руб.). Государственная регистрация арестов недвижимого имущества, а также государственная регистрация залога как меры пресечения проводятся без уплаты государственной пошлины.

"Следователю будет сложнее "

Официальной статистики по экономическим преступлениям в России нет. По информации Андрея Назарова, ежегодно в России по экономическим статьям УК арестовывают около 2 млн человек. До суда доходит около половина дел. Из зала суда освобождаются 70 тыс. человек, так как приговор по их делу не связан с лишением свободы. "То есть они зря сидели!" - говорит депутат. На бизнес давили, люди теряли рабочие места, часто это были рейдерские атаки.

Теперь следователю будет сложнее доказать виновность - предприниматель на свободе, без прессинга в СИЗО, которые загружены на 110%, сможет спокойно и квалифицированно защищаться, надеется депутат Госдумы. Бизнесмен будет платить налоги, люди будут обеспечены рабочими местами, и если суд его признает виновным, то он понесет наказание, но за что его арестовывать до суда - ведь он убийца и не представляет опасности для общества, объясняет депутат.

Хотелось бы, чтобы движение в этом направлении продолжилось, говорит Александр Галушка. По его мнению, стоит наделить общественные организации правом подавать иски в защиту своих членов, чтобы предприниматель, если его права нарушены, не сам шел в суд, а, например, от "Деловой России". Это значительно поможет ему отстоять в суде свою правоту. В числе других мер по улучшению делового климата в стране вице-президент "Деловой России" назвал расширение практики применения третейских судов в спорах с властью и формирование административных судов, которые помогают отстаивать свои права. Речь об административных судах в России идет давно - эта инстанция нужна, чтобы рассматривать иски на действия органов власти, причем, как показывает международный опыт, суд исходит из того, что предприниматель слабее чиновника.

Как новый закон, гуманизирующий главу 22 по экономическим преступлениям, будет работать на практике - неизвестно. Многое зависит от судов. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова не скрывает, что против послаблений бизнесу: "Шум о нарушении прав поднимают, как правило, те, кто ворует вагонами. Именно они первыми кричат, что нельзя за экономические преступления брать под стражу. Но почему за кусок колбасы человек должен сидеть в тюрьме, а когда своровал огромную сумму - оставаться на свободе?" (из интервью журналу "Итоги"). Примечательно, что судья рассуждает о подозреваемых и обвиняемых как об уже осужденных, вина которых доказана судом, нарушая тем самым презумпцию невиновности и занимая сторону обвинения.


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase