Архив rb.ru

Производитель: рост цены на рыбу можно остановить, если запретить ее вывоз за границу

Архив rb.ru
Полина

Полина

Заменят ли тихоокеанские морепродукты импорт из Атлантики, предположил предприниматель из Уссурийска Юрий Кабачинский

Производитель: рост цены на рыбу можно остановить, если запретить ее вывоз за границу
Предприниматель Юрий Кабачинский, возглавляющий дальневосточную компанию "Рыбомиров" (Уссурийск, Приморский край), рассказал RB.ru о мировом рынке рыбных ресурсов, о том, какую его долю занимают российские рыбаки и производители морепродуктов, а также как изменилась отрасль после продовольственного эмбарго.


Предприятие береговой переработки "Рыбомиров" существует с 1994 года - специализируется на производстве морепродуктов на основе замороженного тихоокеанского сырья. В ассортименте компании более 180 наименований, которые реализуются в основном в Приморском и Хабаровском краях, Амурской, Магаданской и Сахалинской областях. Рыба горячего и холодного копчения, вяленая и соленая рыба, морепродукты в вакуумной упаковке, кулинария, пресервы, салаты и многое другое - все продукты отвечают международным стандартным качества. Основной целью в "Рыбомирове" заявлен выход на мировой рынок, в частности, в Китай.


Фото: Mail.ru

-
Почему вы хотите покорить соседние азиатские страны? У них ведь масса своих продуктов, разве они заинтересованы в России?

- Еще как заинтересованы. Дело в том, что российская тихоокеанская продукция гораздо лучшего качества, чем китайская, потому что мы не используем никакой химии в производстве и определенного вкуса достигаем только лишь за счет технологий обработки сырья. Что касается китайцев, ни о каком факте производства экологически чистого продукта здесь не может быть и речи. Сейчас мы разрабатываем линейку салатов, которые будут храниться не менее года, но произведены они будут не с помощью востребованного на мировом рынке консерванта, а по технологии глубокой заморозки, и в этом наша уникальность.

- Как в целом продовольственные запреты РФ отразились на российских производителях морепродуктов, в частности на тихоокеанском бассейне?

- Учитывая, что 70% российской рыбы добывается у нас на Дальнем Востоке, а основная часть населения проживает в Центральной России, и до санкций она ела морепродукты атлантического происхождения, то сейчас мы видим реальный "поворот головы" производителей в нашу сторону. Спрос на тихоокеанские морепродукты увеличился в разы, потому что центр России опустел по части рыбных запасов, но люди не перестали есть рыбу. Отсюда ощутимо "поползли" вверх цены.  Так, например, наша уникальная рыба нерка, которая отлавливается на Камчатке и может составить прекрасную и более дешевую альтернативу норвежской семге и форели, выросла в цене на 50%. До санкций цена килограмма составляла 170 рублей, сейчас - более 250 рублей. Горбуша стоила 80 рублей, сейчас - 130. И так со всеми видами продуктов: оптовики могут поднять на них цены до 100%.

- С ростом цен как перекраивается рынок морепродуктов? Что необходимо сделать нашей власти для того, чтобы вместо скачка цен мы наблюдали импортозамещение и развитие российского рыбного рынка?

- Сейчас ситуация на рыбном рынке развивается как на аукционе по принципу "кто больше предложит, тому и продам". Естественно, страдаем от этого мы, местные перерабатывающие компании, для которых цены остаются такими же, что и для московских предприятий. Цены, на которые мы договаривались изначально, оптовики поднимают, и процесс вряд ли можно остановить, потому что на Дальнем Востоке нет такого объема рыбы, чтобы обеспечить им всю страну.

Я думаю, государству нужно поступить следующим образом. Политикой экономику не поднимешь. Здесь должен быть введен ряд организованных мер, а не политизированных амбициозных решений. Чтобы сохранить прежние цены на продукт при увеличенном спросе, нужно создать условия для увеличения предложения. Начать нужно с запрета на вывоз сырья из страны, например, минтая и трески, которые используются для производства филе белой рыбы. Россия - крупнейший поставщик этого сырья за рубеж, но при этом сами мы производим очень мало филе. Если мы сами начнем его делать, отходы пойдут в переработку, в частности, на корм для рыб. И тут уже можно говорить о логической пищевой цепи. Когда мы сами станем воспроизводить морекультуры, которых у нас в России практически нет, мы будем способны выйти на импортозамещение. Сейчас морекультура Азии составляет практически 40% от общей мировой добычи. А на данный момент мы прекрасно понимаем, что в естественных условиях, как происходит сейчас, без искусственного выращивания, мы не добудем больше рыбы.

- Что скажете о качестве морепродуктов, выращенных на Дальнем Востоке в сравнении с качеством европейской, латиноамериканской и азиатской рыбы? И в чем разница между аналогичными породами в разных водах?

- Разница, безусловно, есть, но привыкнуть к ней реально. Например, тихоокеанская сельдь плотнее и темнее атлантической, но по жирности - примерно такая же. Красную рыбу норвежского происхождения нашей не заменить в промышленных масштабах, да и по вкусу тоже. Так, горбуша и кета - постные по сравнению с семгой и форелью. А нерка хоть и похожа на лосося по вкусу, но представляет собой вид лососевых рыб, которые выводятся в диких стадах, поэтому такой рыбы очень мало на рынке. Чилийский кижуч  близок по вкусу и свойствам к семге и форели, но по качеству он хуже норвежских рыб, потому по дороге в Россию он подвергается  дефростации, а у Норвегии с условиями транспортировки и хранения все гораздо лучше. При этом стоит чилийский лосось по оптовой цене сейчас 690 рублей, а до продовольственного эмбарго стоил 340 рублей.

Что касается качества искусственно выращенных лососевых рыб, в этом нет ничего страшного. Если в комбикорме не используются гормоны, на надежность этого продукта можно положиться, но экологически чистая рыба и самая полезная - это, конечно, дикая, а не искусственно выращенная.

- Как, по вашему мнению, должен развиваться этот рынок, и как он будет развиваться?

- Рыба гниет с головы, и сейчас процесс этот идет полным ходом. Пока нет тех условий, в которых должен развиваться рыбный рынок. Единственной нашей просьбой к властям всегда было не мешать работать бизнесу, а дать ему спокойно развиваться. Так нужно проецировать мировые практики на наши реалии и менять структуру. Так, наша власть совершенно не понимает вопроса сезонности. Для меня остается загадкой, как можно было запрещать нам ловить рыбу законодательно при том, что японцы это делают во всю. А потом наши же рестораны и перерабатывающие комбинаты покупают азиатскую рыбу, потому что нашей нет.

Нужно прислушаться к предпринимателям, проконсультироваться с нами в технологических и технических моментах, а наши законотворцы этого не делают. Отрасль рыбной ловли достаточно коррумпирована. Имея в наличии суда, все равно невозможно получить квоты на ловлю, если ты не приближенное лицо или если не заплатил сверху. С этим нужно бороться.

По моим прогнозам, благодаря санкциям разовьет свое производство компания  "Санта Бремор", в частности, белорусское представительство. У нас с ними работают таможенные льготы, и поскольку предприятие это государственное, оно получает дотации, поддерживается Лукашенко, поэтому сможет своими дешевыми продуктами обеспечить рынок России. Другой вопрос в том, что для российского потребителя та же атлантическая селедка, которую будет поставлять "Санта Бремор", будет все равно дорогой. Сельдь будет перерабатываться у них по низким ценам, а нам будет реализовываться с очень высокой маржой. И ничего другого не останется, как покупать ее, потому что альтернативы не будет.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

03 декабря 2020

03 декабря 2020

04 декабря 2020