Елена Николаева: "Господдержка — это не PR-ход, а необходимость".

Расскажите друзьям

Президент НАМИКС о перспективах малоэтажного жилья в России и поддержке его государством

Жить в отдельном доме, комфортном, построенном по новым технологиям, да еще стоящем недорого, - вряд ли кто откажется от такого заманчивого предложения. Елена Николаева, президент Национального агентства малоэтажного и коттеджного строительства (НАМИКС), говорит: для России это не утопия, а реальная возможность уже ближайшего будущего. И уверяет: желание у девелоперов строить хорошо и дешево есть, главное - чтобы оно было возведено в ранг государственной политики.

 - Как и кем было создано НАМИКС? На чьи деньги вы существуете?

- Организаторами некоммерческого партнерства являются предприниматели. В 2007 г. мы поняли, что есть серьезные проблемы, связанные с малоэтажным строительством. С одной стороны, оно кажется перспективным и интересным, экономичным и экологичным. С другой - компании, которые пытаются им заниматься, наталкиваются на бюрократические преграды и, давайте называть вещи своими именами, непреодолимым лобби со стороны «многоэтажников». И если мы ничего не будем делать, это не изменится никогда.

Инициатива создания агентства была активно поддержана партией «Единая Россия», которая хотела направление [малоэтажного строительства] сделать ключевым. Было понимание, что профессиональное сообщество должно досконально изучить тему и разработать концепцию развития в стране малоэтажного строительства.

Мы провели 10 разных совещаний. Встречались с теми, кто занимается деревообработкой, ипотечным кредитованием (банками, АИЖК), и в итоге летом 2007 г. решили создать некоммерческую организацию, которая бы профессионально занималась малоэтажкой. В ноябре она была учреждена. В качестве соучредителей выступили несколько организаций, среди которых - ЦСКП, «Эксперт», девелоперские и строительные компании. А все остальные стали к ним присоединяться.

- Назвать компании можете?

- У нас каждый вновь присоединившийся имеет такие же права, как и учредители. Сейчас в НАМИКС входит более 100 членов, есть лист ожидания. Если сначала мы собирали все заинтересованные компании, то сейчас серьезно оцениваем качество их строительства и производимых стройматериалов. Наша задача - стать организацией, которая не просто лоббирует интересы, но еще и внутри себя борется за качество.

Почему для нас это важно? Первая волна малоэтажного строительства - дачные домики конца 1990-х гг., самострои - захлебнулась. Строили ведь без всяких правил, стандартов. Известно же: в России все умеют делать рекламу, лечить, учить и строить дома. В результате к 1990-м гг. сформировалось весьма настороженное отношение к малоэтажному домостроению, даже если оно ведется по новым технологиям. Люди признали только кирпич и кругляк, все остальное отрицалось. Хотя для кирпичных и деревянных домов должен был выполнен сложный комплекс мер по теплоизоляции, содержание их обходится недешево, да и сами дома совсем не экономкласс по цене.

НАМИКС разработало 12 основных групп технологий, в которых мы уверены и которые поддерживаем.

- Например?

- Каркасно-панельное домостроение, когда утеплитель зашивается плитным материалом. Конструкция прочная, энергоэффективная, высокой степени заводской готовности. При объемно-модульной технологии дом возводится на стройплощадке за 1-2 дня, отдельные комнаты, включая отделку и разводку коммуникаций, выполняются на заводе. Существуют современные технологии на основе использования легких бетонов, легких металлических конструкций.

Прежде чем начать поддерживать какую-то технологию, мы выезжаем на завод, смотрим техническую документацию. У каждой есть свои преимущества и недостатки. Мы стараемся быть объективными и рассказывать потребителям и про плюсы, и про минусы. Нам важно, чтобы они поняли, что современные технологии позволяют строить действительно качественно, недорого и дом будет комфортным. Наша задача - показать технологические новшества рынку и руководству регионов.

- И как региональное начальство воспринимает инновации?

- Приведу в пример совещание у полномочного представителя президента в Центральном федеральном округе в марте, где собрались все губернаторы. НАМИКС делало обширный доклад о том, как использовать ресурсы малоэтажного домостроения для переселения граждан из аварийного фонда, для обеспечения жильем военных, специалистов на селе и т. д. Губернаторам представили современные технологии. Некоторые спрашивали: «Ну что у вас, картонная коробка?» А директор завода отвечал: «Попробуйте, сломайте ее ногой». Разговор начинался на эмоциях, потом стал профессиональным.

Мы показываем фильмы, организуем стенды, озвучиваем технические характеристики, демонстрируем реестр предприятий по субъектам, объясняем, что производства есть уже во всех регионах. Их надо только загрузить. Проблема еще и в том, что в стране отсутствуют строительные нормы и правила, отсутствуют технические регламенты.

- Их активно создают.

- А кто их создает? Когда мы собрались профессиональным сообществом, выяснилось, что никто этим не занимается. Так что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Мы создали рабочую группу, которая разрабатывает технические правила для деревянного домостроения и других технологий. Жить по стандартам 80-х гг. прошлого века бессмысленно - появились другие технологии.

- Насколько я помню, в самом начале работы НАМИКС вы рекламировали себя как организацию, работающую при поддержке президента. Это был такой PR-ход? Вы старались внедрить в сознание чиновников, что имеете связи на самом верху?

- Дмитрий Анатольевич Медведев всегда поддерживал идею малоэтажного строительства. И сейчас на наших встречах с представителями правительства все и всегда соглашаются, что именно на малоэтажку необходимо делать упор, именно ее делать локомотивом выхода строительной отрасли из кризиса. Мы активно работаем с правительством РФ, Фондом содействия развитию жилищного строительства, Фондом содействия реформированию ЖКХ. Господдержка - это не PR-ход, а необходимость. Без нее рынок сейчас не оживить.

Мы работаем в связке с партийным проектом «Свой дом». Проект сильный, но с прицелом на завтра. А наша организация состоит из тех, кто готов [реализовать идею] сегодня. Мы делаем конкретные проекты, решаем вопросы с финансированием, и в этом наша сила.

К развитию малоэтажного строительства надо подходить системно на уровне как регионов, так и Федерации. С регионами нам удалось договориться о создании целевых программ на местах. Когда губернатор четко понимает, как он будет развивать малоэтажку, к нему охотно идут бизнесмены. Как только создаются программы и власти говорят, что коммуникации и дороги они берут на себя - пусть не все, хотя бы часть, - на 1 руб. программы инвесторы готовы вкладывать 18 руб.

- Примеры региональных проектов вы можете привести?

- Например, Оренбургская, Белгородская области, но всего в 20 регионах подобные программы приняты. Еще в 40 такая работа ведется. Почему я назвала Белгород и Оренбург - здесь есть четкая позиция властей относительно развития малоэтажки, есть бизнес, который туда пошел, и все это уже дает результаты. С администрацией Тверской области мы подписали 9 апреля соглашение о сотрудничестве, главной целью которого станет реализация экспериментального инвестиционного проекта, подразумевающего ввод в эксплуатацию около 130 000 кв. м малоэтажного жилья для переселения граждан из аварийного фонда. Область выделила 70 га в городской черте Твери, берет на себя обязательства обеспечить данную площадку коммунальной и транспортной инфраструктурой, будет содействовать получению техусловий на подключение к коммуникациям и разработке проектно-сметной документации.

- Все, как всегда, зависит от человеческого фактора.

- Конечно. Но наша задача теперь - все положительные примеры растиражировать на другие регионы. По сути, между регионами начинается здоровое соревнование, результатом которого становится создание условий для прихода инвесторов, загрузки мощностей, строительства комфортного жилья. Мы сейчас на неделе раза два ездим в какой-нибудь регион. И когда приезжаем куда-нибудь, то садимся с губернатором, замом по строительству, бизнесменами и решаем проблемы: с обеспечением жильем социальных категорий граждан, выделением ипотечных кредитов, естественными монополиями.

- Это все хорошо, но вы же сами сказали, что эти проекты должны проходить при поддержке властей. Основные проблемы ведь дороги и коммуникации? А где губернатору деньги на это взять - у него безработица растет, зарплату врачам и учителям платить нечем.

- Да, мы предлагаем снять с цены 1 кв. м стоимость инфраструктуры и дорог, чтобы он на рынке стоил меньше $1000. Для этого мы 12 проектов, связанных с жилищным строительством, провели через инвестфонд, они получат средства на инфраструктуру. Несмотря на сокращение инвестфонда, мы добиваемся, чтобы продолжилось финансирование хотя бы жилищных проектов. Еще есть ФЦП «Жилище», по которой трудно, тяжело, с боями, но можно получить часть финансирования и на дороги, и на инфраструктуру.

- Сейчас ситуация с финансами в регионах весьма плачевная.

- Согласна, в период кризиса это особенно тяжело и больно. Но ведь в регионах существуют планы развития дорог, энергетики и т. д. Так сделайте с умом - грамотно наложите на них освоение территорий. И тогда бизнес будет знать: вот здесь есть смысл строить, а здесь пока бессмысленно. Когда мы говорим о региональных программах развития малоэтажки, мы говорим о комплексном подходе к решению проблем.

- Тяжело новую систему вводить?

- Очень. Но у меня есть любимая фраза: «Дорогу осилит идущий». Если мы не пойдем в этом направлении, никогда мы никуда не придем. Я недавно приехала из Австрии, где обсуждались вопросы финансирования различных жилищных программ. Основная проблема сейчас - отсутствие кредитных денег и ипотеки. Когда я поднимала этот вопрос, крупные западные банки сказали: «Мы готовы прийти в Россию». Уже сформированы пакеты предложений, в частности по кредитно-накопительной схеме Banking Saving for Housing.

- Это как стройсберкассы?

- Не совсем. Суть ее в том, что в течение шести лет граждане накапливают в банке сумму на первоначальный взнос. А когда человек изъявляет желание построить дом, ему выдаются эти деньги полностью плюс сумма, которой не хватает на строительство, под 1% годовых. Разницу в банковских ставках субсидирует государство. Про 1% я несколько раз переспрашивала. Кстати, переводчица, которая участвовала в беседе, сказала, что она по такой программе получила жилье.

Но для этого на государственном уровне надо принять - или не принять - соответствующее решение. В апреле на совещании мы обсуждали подобные схемы стимулирования спроса с Игорем Шуваловым, он неоднозначно высказался про стройсберкассы, сказал, что пока не чувствует этого механизма.

- Разговор о стройсберкассах идет не первый год.

- Я предложила провести отдельное совещание по этому вопросу. На Западе уже есть механизмы, которые работают. И раз зарубежные банки готовы с этой программой прийти к нам, почему мы не можем их принять, если российские банки не готовы этим заниматься?

- На самом деле еще несколько лет назад чиновники московского правительства предлагали сделать в столице некие аналоги накопительных счетов. Все осталось на уровне предложений.

- Хорошие идеи все когда-то уже кем-то высказывались. Другой вопрос, реализовались они или нет. Сейчас, когда ипотека в силу высоких ставок практически встала, если мы не будем предлагать каких-то альтернативных методов стимулирования спроса, эта задача решена не будет. Может быть, это предложение принято не будет. Но мы должны предлагать что-то, вести диалог с властью.

- Вас гонят в дверь, а вы - в окно?

- Это называется профессиональное лоббирование. Я не вижу в этом ничего плохого. Мы решаем настоящие и по-хорошему важные задачи для всего общества. Ведь обычный житель получит через накопительный счет или еще как-то возможность построить себе дом по разумной цене.

- Но государство сейчас говорит: почему вы решили, что доступное жилье должно быть собственным? Живите в арендных квартирах.

- На рынке должен присутствовать полный спектр услуг. Кто-то может себе позволить дворец, кто-то - коттедж, кто-то - таунхаус экономкласса. Остальным государство должно предоставить возможность жить в социальном жилье за невысокую арендную плату. Но чтобы дать палитру предложений, нужно проводить сбалансированную политику. Нельзя забивать рынок одним предложением.

- Как, например, в Нижнем Новгороде. Там сейчас один бизнес-класс строится, поэтому девелоперы даже не могут участвовать в государственных тендерах - по метражу не проходят.

- И в Московской области то же самое. Первое время строились только дорогие новостройки.

- На богатую Москву рассчитывали.

- Есть разные подходы. Бизнес иногда ошибается. Сейчас пришло время развивать экономкласс.

- Девелоперам тогда надо согласиться на минимальную маржу.

- Вы знаете, согласились. Есть ряд достойных девелоперов, в том числе западных (например, Baring Vostok Capital Partners), которые готовы заниматься экономклассом. А в Нижнем Новгороде, кстати, запущен завод малоэтажного домостроения экономкласса компании МКД.

- И как они с «Нежегородкапстроем» будут конкурировать?

- Они уже конкурируют. Вошли в программу строительства жилья для молодых специалистов на селе, в другие социальные программы Нижнего.

В апреле в Рязани открылся завод каркасно-панельного домостроения «Русский дом». А это опять экономсегмент. Компания «Экопан» производит каркасно-панельные домокомплекты с утеплителем из пенополистирола по цене 8500 руб. за 1 кв. м, учитывая полностью готовый тепловой контур. Это не фантастика, а прайс-лист. В Астрахани компания «Тинстрой» строит социальные дома, где уже есть газовый котел, полностью вся разводка готова, даже обои поклеены, по цене 1 кв. м в 17 000 руб. Плюс, конечно, на цену жилья накладывается еще стоимость подключения к сетям.

Есть люди, которые готовы к разумной рентабельности. И мы их знаем - все они члены НАМИКС. Мы их собираем по крупицам. И говорим о качественном индустриальном домостроении.

- А как вы следите за качеством? Вы же каждый дом не поедете проверять.

- Сигналы о нарушении качества поступают быстро. Но компании стараются не допускать подобных нарушений либо быстро исправляться. Это же их репутационный капитал. Именно так работают саморегулируемые организации (СРО) в Европе.

Мы считаем необходимым создание специализированной СРО для малоэтажного строительства. Особенности малоэтажки - более низкая в сравнении с высотным строительством норма прибыли, низкие риски в процессе строительства и эксплуатации, а также то, что здесь работает в основном малый и средний бизнес. Нельзя допустить, чтобы в «обычных» СРО «многоэтажники» создали нам высокие входные барьеры на рынок. Пока законодательно малоэтажное домостроение как особый вид не выделено. Мы считаем это недоработкой и сейчас готовим свои поправки и в Градкодекс, и в долгосрочную стратегию жилищного строительства.

Еще один момент связан с тем, что недостаточно произвести качественную строительную продукцию - надо обучить строителей. Мы сейчас договорились с несколькими компаниями и на их базе будем делать учебные центры.

- А как быть с гастарбайтерами?

- Они бывают разные. Квалифицированным специалистам надо дать возможность работать в России. А есть «твоя моя не понимай» - их можно использовать на подсобных работах, если нужно. Должен быть продуманный процесс организации строительства. Если все прописано, все будет нормально, а где хаос в головах - там и на стройке хаос. Наша задача — внедрять грамотную систему управления.

Наталья Самарина, «Ведомости», 08.06.2009, №103 (2373)


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
FinCon
25 октября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase