Евгений Герасимов: "Безусловно, я — питерский архитектор"

Расскажите друзьям

В профессиональном сообществе отношение к зодчему неоднозначное

Одни считают его дерзким архитектором, который не боится строить по соседству с великими зодчими. Другие видят в нем прежде всего талантливого бизнесмена. Мастерской Герасимова принадлежит множество успешных проектов, неоднократно отмеченных архитектурными наградами и премиями.

В октябре апарт-отель и жилой комплекс «Дом у моря» на Крестовском острове в Санкт-Петербурге, спроектированный мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» совместно с nps tchoban voss GbR (Берлин), получил Золотой диплом XVI международного фестиваля «Зодчество-2008», организованного Союзом архитекторов России. Размышлениями о том, какими личными и профессиональными качествами должен обладать современный зодчий, работая в таком уникальном городе, как Петербург, Евгений Герасимов поделился с «Ведомостями».

- Ваш совместный с Сергеем Чобаном проект «Дом у моря» получил Золотой диплом «Зодчества-2008». Победа для вас была ожидаемой?

- Пожалуй, да: заказчик - Строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга» - здорово потратился! (Улыбается.) А если говорить серьезно, то в отделке, например, использован беспрецедентный для России объем натурального камня. Но, я думаю, затраты быстро окупятся. Это эксклюзивный проект в уникальном месте, второго такого нет и не будет.

- В чем же уникальность?

- «Дом у моря» (апарт-отель и жилой комплекс) расположен в парковой зоне Крестовского острова и обращен к реке Невке и Гребному каналу. Это 12 зданий высотой от четырех до шести этажей с квартирами класса люкс. Все корпуса объединены единым цоколем, в котором располагаются подземные парковки и технические помещения. Есть свой фитнес-центр. Мы развернули весь комплекс «лицом к воде». Гребной канал «втянут» внутрь комплекса, благодаря этому открывается красивый панорамный вид на воду - основное достоинство этого места.

- Я слышала, этот комплекс в народе уже прозвали «Доллар», потому что цены кусаются.

- Свое название он получил за S-образную конфигурацию. Композиционное решение позволяет создать два различных по характеру незамкнутых внутренних пространства, одно из которых представляет собой центральную парадную прогулочную эспланаду с аллеей и фонтанами как продолжение оси Гребного канала. Другое, более камерное, - тихая зона отдыха с прогулочными дорожками и ландшафтными посадками.

- Архитектура получилась строгая - так и было задумано?

- Да, мы старались, чтобы современная стилистика органично сочеталась с архитектурными традициями Санкт-Петербурга. Хотя в отделке использованы элементы из южной архитектуры - французской и итальянской, например жалюзи, накладные ставни и др. Нового звучания мы старались достичь также за счет применения новейших фасадных технологий и материалов. Это, например, вентилируемая навесная система фасадов с панелями из португальского доломитизированного известняка разного вида обработки - шлифованного, тесаного и профилированного. Этот материал отличается богатством цветовых оттенков и фактурностью, а по своим физическим свойствам сопоставим с гранитом, и ни повышенная влажность, ни перепады температур не оказывают на него разрушительного действия. Это самый подходящий для Питера камень.

Еще один прием - большой объем остекления, использование различных типов витражных конструкций и профилей. За счет разнообразия объемно-планировочных и фасадных решений «Дом у моря» при всей его масштабности лишен монотонности.

- Этот заказ вы получили на конкурсе?

- Нет, это совместный проект, который в 2002 г. поручался мне, а я пригласил Сергея Чобана. Это наш первый совместный объект, но не последний. Сейчас многие клиенты приглашают нас вдвоем, именно как творческий тандем.

- У вас есть какое-то разделение труда?

- Нет. Мы оба рисуем по нескольку эскизов генплана, потом отбираем лучшие. Например, так было с «Невской ратушей». И Сергей, и я сделали по семь картинок, а потом ранжировали: эти первый сорт, эти второй, эти третий. В результате отобрали лучшие, с ними и продолжили работу. К счастью, мы легко находим общий язык, поэтому быстро приходим к решению, ведь скорость в работе архитектора - это главное.

- А в отношениях заказчика и архитектора возможно такое же сотрудничество или это всегда улица с односторонним движением?

- Есть группа заказчиков в городе, с которыми я принципиально не работаю. То, что они делают, мне совершенно неблизко, и они, видимо, не собираются делать ничего другого.

- То есть деньги для вас в этом вопросе не на первом месте?

- Нет, деньги как результат важны, но только если они заработаны в процессе создания чего-то приличного. Делать абы что, по принципу «деньги не пахнут», - к счастью, я уже в этом не нуждаюсь. Не в деньгах, а в таком отношении к ним. Я могу позволить себе выбирать, за что браться, за что - нет.

- Все равно, наверное, взаимоотношения «архитектор - заказчик» - история довольно драматическая?

- Конечно, как история всей мировой архитектуры. Архитектор - это же сфера услуг, ты работаешь за деньги заказчика, ты должен делать то, что ему нравится, облизывать его.

- Даже когда заказчик - полный профан в архитектуре?

- Если человек хочет чего-то хорошего, но не совсем понимает, как это сделать, то какой-то потенциал в наших отношениях есть. Ситуация, когда заказчик говорит: делай что хочешь, я тебе доверяю полностью и в деньгах не стесняйся, - это исключение. В моей жизни такое было только один раз.

- Когда строилась гостиница на Островского, да?

- Да, это отель-бутик на Островского, 2. И это был единственный случай, когда заказчик, сингапурский миллиардер, ни в чем не ограничивал мою фантазию. Единственное условие - надо было сделать «дворец резной»! Когда я сказал: «Ренессансное палаццо подойдет?» - они ответили: «Да, подойдет!» Это, конечно, шанс, о котором мечтает любой архитектор: миллиардер хочет построить «дворец», и никаких ограничений по смете.

- Архитектурные критики считают вас типичным представителем питерской архитектурной школы. Вы с этим согласны или вам хотелось бы уйти от этого определения?

- Безусловно, я - питерский архитектор: воспитание, мировоззрение и ощущение города неизбежно накладывают отпечаток на творчество. Москва и Петербург - это разные города, по-разному зародившиеся, по-разному развивавшиеся. Никакой из городов не хуже, не лучше - просто они разные.

Москва - это город с азиатским мышлением, сущностным: какой купец богаче - у того и дом лучше, красивее. То есть Москва строилась усадьбами, домами. Питер - это европейский город, он строился пустотами - это мышление абстрактное. В Москве важен каждый дом, пространства нет как такового, в Питере, наоборот, важно пространство, каждый дом ничего не значит. От площади до площади идет улица, каждый дом - это просто один в ряду, дома стоят, плотно прижимаясь плечом друг к другу. Важна перспектива, важна пустота, важна абстрактная идея. Каждый дом особенно ничем не выделяется, если это не церковь там или что-то сверхуникальное.

- И как тогда быть с творческим самолюбием, чем его удовлетворить?

- Тем, что ты в ряду домов делаешь не самый плохой, ты делаешь современный дом, и в то же время он хорошо ложится в общий контекст, и это тоже важная задача.

- И чтобы достойно выглядеть рядом с Карлом Росси?

- Да, это должно быть, с одной стороны, «вещью в себе», на которую можно смотреть отдельно; с другой - это должно быть частью целого, таким винтиком в системе. Эта задача, может быть, и тебя немножечко подавляет, но в то же время одновременно и возвышает, если ты способен стать правильным винтиком в сложившейся системе - это тоже задача, она интересная, трудная и не всем под силу, у некоторых все-таки происходит нервный срыв.

- Писали, что вы выиграли конкурс по «Невской ратуше», потому что подняли купол, нарушив высотный регламент.

(Общественно-деловой квартал «Невская ратуша» планируют построить между ул. Моисеенко, Новгородской и Дегтярным переулком. Общая площадь комплекса - 400 000 кв. м. Из них 100 000 кв. м будут переданы администрации города частично по себестоимости. Сдать «Невскую ратушу» планируют в три этапа - в 2010, 2011 и 2012 гг.)

- Мы выиграли потому, что мы предложили четкую, ясную идеологию этого квартала и девелоперу, и власти. Мы предложили решение, из которого видно, что здания органов власти должны отличаться от обычного офиса. Благодаря идеологии мы победили, а не потому, что нарушили регламент и предложили стеклянный купол, который вылезает за регламент; тем более что последний градсовет подтвердил нашу правоту и одобрил такое нарушение регламента, т. е. отступление для стеклянного купола.

- Получается, кому-то регламент все-таки можно нарушать?

- Скажем так: из него бывают исключения. Есть специальная процедура, проект проходит через общественные слушания.

- Ну а вообще как вы к градостроительному регламенту относитесь?

- Хорошо. Чем жестче регламент, чем он понятнее, однозначнее, тем проще работать архитектору, тем легче жить девелоперу, тем меньше возможностей для коррупции. И нам не нужно ни с кем бороться, давать взятки, звонить по телефону, заказывать какие-то экспертизы. Однозначные и понятные правила игры, единые для всех, - это то, что необходимо нашему городу.

- А вот злые языки говорят, что у вас крепкий административный ресурс, поэтому вы свои даже самые смелые проекты утверждаете на раз. Потому, мол, к вам и заказчики идут.

- Нет никакого административного ресурса, за последние четыре года я ни разу не позвонил главному архитектору города, потому что это, собственно говоря, и не нужно. У нас есть неадминистративный ресурс - у нас есть хорошее реноме у заказчиков, у девелоперов, у строителей, и это главное. Какими бы связями ни обладал человек, но если он не умеет работать, не способен в срок выдавать качественную проектно-сметную документацию, которой можно было бы пользоваться и которая не вызывала бы тошнотворного эффекта у окружающих, то административный ресурс не поможет.

- Но все равно нельзя исключать вкусовщины: этому нравится, этому не нравится.

- Разные мнения - нормальная ситуация при защите любого проекта. Но если ты убедителен, то даже те, кому что-то не нравится в твоем проекте, признают, что это имеет право на жизнь. Надо уметь ясно доводить свою идею до окружающих - до заказчиков, до согласующих инстанций.

- То есть рисовать красивую картинку - это далеко не все, что требуется от архитектора?

- Бумага все терпит, можно нарисовать любые, самые завлекательные картинки. А вот объяснить заказчику, зачем это нужно, сколько это стоит, как это построить, как это эксплуатировать, и выдать в срок приемлемую для строительства сметную документацию - в этом и проявляется профессионализм архитектора.

- На какой стадии находится сейчас проект делового квартала «Невская ратуша»?

- Сейчас идут подготовительные работы, расчистка площадки, готовятся котлован рыть, делаются пробные сваи. Надеюсь, что мы будем делать рабочую документацию. Мы сейчас заканчиваем стадию проекта вместе с архитектурным бюро Сергея Чобана. В этом году, надеемся, проект будет сдан на экспертизу, и весной появится рабочая документация и начнется строительство: котлован, сваи и т. д.

- Получается, вы отходите от проектирования жилья?

- Отчасти сейчас есть некоторый крен в сторону офисных зданий. Но все равно мы не бросаем тему жилья. В жилом доме интересны фактура, материал, детали, чтобы было на что посмотреть: «мясо» стены, пластика стены, толстая, сочная - чтобы глаз задерживался на деталях, на цвете, а не просто такая посверкивающая стекляха.

- Кроме жилья и офисов вам приходилось строить что-нибудь еще? Может, какие-то общественные здания?

- Да, например, Еврейский центр мы практически строили себе в убыток, но сделали, получили за него кучу наград всяких разных. Конечно, интересно проектировать театры, музеи, библиотеки, культурные центры. В случае с Еврейским центром нам повезло - нас выбрали, по-моему, из 20 претендентов. Но строительство общественных зданий в нашей стране - единичные случаи, тем они ценнее.

- Часто архитекторы жалуются, что их гениальные идеи в процессе строительства упростили, исказили, что у заказчиков одна цель - построить быстро и дешево. А вы работаете с дорогими материалами, почти все ваши объекты облицованы натуральным камнем. Как вам удается дожимать клиентов и воплощать в жизнь свои, прямо скажем, роскошные проекты?

- Стараемся. (Улыбается.) А что толку плакать, жаловаться? Если результат «не очень», кого интересует, почему так произошло, ты же потом наколку себе не сделаешь на лбу «Я не виноват!». Если ты принимаешь на себя ответственность, значит, ты должен сделать все, что можешь. Посмотрите на Сергея Чобана. Он иногда заказчикам говорит: «Будет не так, как у меня в проекте, я сам ломом на стройке все разломаю».

- Ничего себе угроза!

- Ну а как с ними еще поступать? У меня на Невском, 152, объект - жилой дом. И вдруг подрядчик говорит: «Не будем подсветку делать». А я говорю: не приму здание в эксплуатацию, не подпишу комиссии, можете меня на куски разрезать, если не будет там, где должно быть, архитектурной подсветки. В результате делают подсветку.

- У вас, наверное, уже соответствующая репутация сложилась.

- Заказчики понимают, что да, с Герасимовым не так просто, он не соглашается на всякое фуфло, зато есть шанс добиться некоего результата. Кому это нужно, тот с нами сотрудничает; кому нужны послушные чертежники, которые обрисовывают их замыслы и вкусовые пристрастия, тот найдет сговорчивых архитекторов.

- Есть какая-нибудь заветная мечта?

- Конечно, есть. Построить музей в Петербурге, библиотеку или там въездной комплекс в город - такое общественное здание городского масштаба. Театр новый.

- И чтобы его через 50-100 лет взяли под охрану.

- Почему через 100? Лучше сразу после строительства. Вот гостиницу на пл. Островского, я считаю, можно сразу вписывать в памятники.

- Финансовый кризис на вас как-то уже сказывается?

- Пока никак. Есть некоторая озабоченность у клиентов, поэтому мы, конечно, опасаемся, что это скажется на судьбе больших офисных комплексов, которые, понятно, строятся на заемные деньги. А рынок жилья, по-моему, от кризиса только выиграет. Русский человек привык беречь деньги в чулке. Но доллар падает, и одно средство - вкладывать в недвижимость. Квартирку купил - сдавай в аренду. Поэтому люди бросятся сейчас покупать жилье, недвижимость. Это то, что можно пощупать! Это олигархи на курсах акций в один день теряют по $6 млрд, а простой человек понимает, что у него квартирка как была, так и есть и, сдавая ее в аренду, он всегда детишкам на молочишко заработает. Поэтому рынок жилья - он был, есть и, слава богу, будет, я надеюсь, а значит, и мы не останемся без работы.

Елена Березина для «Ведомостей», 01.12.2008,
№227 (2249)



Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase