Архив rb.ru

Эволюция менеджеров 1991 - 2001 - 2011

Архив rb.ru
Юлия Судакова

Автор RB.ru

Юлия Судакова

Cтарший партнер Ward Howell Георгий Абдушелишвили ответил на вопросы RB.ru

Эволюция менеджеров 1991 - 2001 - 2011
Недавно Россия отмечала, пожалуй, самую важную для себя дату: 19 августа 1991 года. С тех пор прошло двадцать лет. Какими они были для хэдхантеров? Чем 90-е отличаются от "нулевых" и "десятых"? Чего ждать теперь и как искать лучших специалистов? На все эти вопросы RB.ru ответил старший партнер Ward Howell Георгий Абдушелишвили.

- За прошедшие 20 лет очень многие вещи поменялись. Вначале был СССР с его героями и лидерами. Люди делились на тех, кто знает прошлое, и тех, кто его не знает. Из тех, кто прошлого не знал, выделились еще две категории: сумасшедшие предприниматели, которые могли торговать жвачкой на вокзале или обменивать одни деньги на другие. Они подвергали сомнению сложившиеся в Союзе устои. Из них потом появились крупные предприниматели, собственники огромных организаций. Андрей Мельниченко в общежитии раздавал деньги под проценты, а сегодня входит в Forbes, например. То есть, это люди, необремененные правилами и умеющие делать деньги буквально из воздуха. Советские правила, напомню, говорили, что многое нельзя. Нельзя поселиться в пятизвездочной гостинице, выпить в баре водки с иностранцем и так далее. Была огромная система запретов, но появились люди, которые этого не знали. Их стали брать на работу и воспитывать. Еще одна категория - те, кто слушал иностранцев. Впоследствии из них выросли хорошие талантливые менеджеры.

- Какими же качествами обладали все эти люди?

- 90-е были понятны и прозрачны. Герой - тот, кто говорит по-английски и общается с иностранцами. Любопытство, хороший внешний вид, блеск в глазах, желание учиться, дисциплина - это те качества, за которые иностранцы брали на работу. Тех, кого они брали, тут же перекупали другие. Так что, портрет простой. Начальники - либо иностранцы, либо владельцы бизнеса, а менеджеры - молодые, 25-28 лет люди, похожие на выпускников бизнес-школ.



- Какая картина нарисовалась в следующем десятилетии?

- В двухтысячных выяснилось, что иностранцы часто ленивы, глупы и неинтересны. Многие из них - приспособленцы, а знание, которое они приносят, уже не новое. Мы их обогнали с точки зрения любопытства, мы успели побывать там, где они не бывали. Так что в этом десятилетии иностранцы перестали быть для нас кумирами. Тоже логично: нам же не присылали самых лучших бизнесменов в истории! Приезжали те, кто добился небольших успехов на территории, например, Польши. Это уже не было интересно. Таких иностранцев мы уже ели на завтрак. Поменялся портрет менеджера. Теперь это был человек, который сам нанимал иностранцев. Он мог сделать из местечковой компании компанию глобальную. Менеджеры стали более решительные и обеспеченные. Они удовлетворили свой первый голод. Миллион долларов уже был неинтересен, захотелось заработать сто миллионов. Кроме того, захотелось еще оставить след в истории, а не просто заработать. Люди, ставшие героями, стали влиять не только на свой бизнес, но и на весь окружающий мир в целом: стали критиковать политику, стали делегировать своих людей во власть, стали инвестировать в филантропию и благотворительность... Они стали мощнее и красочнее. И, в конце концов, они устали. 20 лет труда - любой устанет!

- Каков же портрет теперь?

- Теперь это созерцатели, готовые делиться опытом с другими. А поколение, которое идет за ними, совсем молодое, - оно абсолютно другое! С одной стороны, они стояли рядом с подвигом, но так его и не совершили: у них нет ран и медалей, им нечем гордиться. Жить они хотят так же, поэтому требуют больших компенсационных пакетов, чем, честно говоря, раздражают: не заслужили. В общем, часть устала, часть добилась успеха, еще часть - молодежь, которая шла в фарватере, но не обладает мускулами, которыми обладают первые. Последние - инфантильно-фантазирующая красивая масса людей, которые не хотят строить капитализм. Так что тут тупик. Ваше поколение и должно выдумать выход из этого тупика!

- И в какой стороне искать этот выход?

- Нам нужно опять возвращать иностранцев на работу в Россию. Мы их потеряли, отнеслись без уважения, но теперь мир снова поменялся и проявил новую компетенцию, которую мы тоже теперь должны иметь. Не обязательно при этом фетишизировать этот феномен. Но если для сервисной индустрии нужны специалисты из Азии, пусть они приедут и займутся тем, что умеют делать. Если для управления рисками нужны немцы, пусть они приедут и будут управлять рисками. Нужно вмешать наше развитие в мировое. Научились же мы выходить на биржу и покупать землю! Это должно касаться всех сфер жизни, включая спорт и государство. Почему управлять городом должен обязательно русский человек? Пусть им управляет тот, кто просто имеет хороший опыт управления городом - неважно, что это было, например, в Сингапуре.

- То есть, вы за глобализацию? 

- Я за разумную глобализацию. Я бы не хотел, чтобы Россия стала похожа на другую страну - да у нас это и не получится. Но если какая-то компетенция рождена в другой стране, пусть специалисты оттуда занимаются тем, что знают. Нужно создавать живую конкуренцию. Если мы только инвестируем деньги в Инноград, то вряд ли что-то получится. Чтобы что-то получилось, нужно еще привести туда новый воздух, которым будут дышать предприниматели. Вариант со строительством кирпичных зданий, в которые посадят людей, чтобы те придумывали инновации не прокатит.

- Реально ли это? 

- Все реально. Я считаю, что нужно отправить на пенсию всех, кому больше 35 лет. Это не значит выгонять или унижать. Поставьте на все руководящие должности тех, кому меньше 35 лет. Сделайте такой эксперимент хоть где-нибудь! И мир поменяется. Он станет лучше. Потому что у молодых накоплено меньше жира, и разговаривают они со всем остальным миром "на ты".

- Простите за нескромный вопрос, но вам-то, наверное, побольше, чем 35?

- Это кошмарное дело! 

- И как вы себя чувствуете в собственной модели?

- Прекрасно. Я здоровый человек, и хочу работать еще как минимум двадцать лет. 

- Но вы же сами предложили всех, кому больше 35 лет, отправить на пенсию? 

- Да, и если кто-то попытается нас, таких, выгнать, то мы будем сопротивляться. Нас не выгнать! Это всего лишь крик в эфир. А вы хотели, чтобы мы, следуя этому лозунгу, встали и ушли? Нет уж! Мы можем призывать нас сместить, но сами мы не уйдем, поэтому вам нужно нас сместить. В этом будет элемент борьбы: если вы победите, то измените мир, а нет - значит, нет.

- По мне, лично вы управляете замечательно. У вас есть опыт и вы готовы его использовать в работе.

- Тот опыт, который у нас есть, безусловно, полезен и прекрасен. Но мир изменился. Теперь многие умения просто не нужны. Мы верим в того бога, который уже не сможет стать ориентиром. И потом - мы заложники собственного консерватизма. Когда отменили правописание, я так и не понял, зачем это и как.

- С правописанием, думаю, многие, кроме вас, тоже ничего не поняли...

- Может быть. Еще хочу сказать, что границы сейчас исчезают. Революцию можно совершить, сидя в Twitter. Мы все со временем перемешаемся. И мы, старшие, в этом мире не умеем жить. Вы должны нас этому научить.

- Как-то опять мы возвращаемся к глобализации.

- В какой-то степени. Но нужно еще понимать, что глобализация глобализации рознь. Если нам будут навязывать англо-саксонскую мораль или попытаются заставить жить по Шариату, мы, разумеется, взбунтуемся. Мы против такой глобализации. Но за ту, когда между нами исчезнуть границы. Молодое поколение должно встать и сказать: "Это наш challenge. Уйдите! Мы уступим вам место в партере, но спектакль уже наш, и мы знаем, как с ним бороться!". Это должно произойти в правительстве, в политбюро, во всех организациях!

- А как вы, кстати, относитесь к тенденции, когда многие бизнесмены пытаются уйти в политику?

- Рано или поздно человек начинает хотеть сделать что-то еще, помимо открытия нового магазина или завода. Хочется на что-то повлиять. Можно начать что-то спонсировать, что-то организовывать. В том числе, политику, с помощью которой можно усилить свое влияние. А бывает и по-другому. К бизнесмену приходят и говорят: "Мы даем тебе вот это кресло. А если ты его не примешь, тогда будет сценарий "Б". Многие идут в политику, чтобы спасти свой бизнес. В той стране, где мы сейчас живем, потерять бизнес очень легко - если он понравился кому-то другому. Именно поэтому лучше еще иметь место где-то во власти.

- Является ли это какой-то отличительной чертой времени? 

- Я бы не сказал. Эта угроза просто мимикрирует. Раньше, в 90-х, этой угрозой был выпускник института физкультуры, мастер спорта по дзюдо. Потом это был точно такой же выпускник, но у него уже было удостоверение, на котором написано "УБОП". А теперь это бывшие силовики, потерявшие 20 лет назад влияние.

- Отличная тенденция! 

- Вот так. А еще рано или поздно москвичам надоест ходить под петербуржцами. И они скажут: "Хватит! Куда ни придешь, все решения принимают питерские, все деньги уходят в их город". А уйти страшно - потому что как только уйдешь, сразу все отнимут.

- Кстати, Ward Howell подбирал сотрудников для "ЮКОСа" и Hermitage Capital...

- А мы очень много кого и куда подбирали. В мэрию, в том числе. Люди-то везде нужны! А дальнейшая история - ну, как сложилось...

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter