Архив rb.ru

Христенко ничего не известно о хищении ЮКОСом нефти

Архив rb.ru

Глава Минпромторга также не видит криминала в разнице цены нефти в РФ и за рубежом

Христенко ничего не известно о хищении ЮКОСом нефти
Показания по второму делу Ходорковского-Лебедева сегодня дал министр промышленности и торговли Виктор Христенко. Свидетель, вызванный в Хамовнический суд защитой по повестке, заявил, что ему ничего не известно о похищении нефти в таких объемах, которые инкриминируют бывших руководителям ЮКОСа и МФО МЕНАТЕП. Законной он считает и разницу цены на нефть в России и на экспорте.

Виктор Христенко - первый из свидетелей, до сих пор работающий в правительстве.  С 1998 года, когда по версии прокуратуры Ходорковский и Лебедев похищали нефть, был зампредом правительства - сначала у Сергея Кириенко, затем у Сергея Степашина, Владимира Путина и Михаила Касьянова. После отставки Касьянова в 2004 году временно возглавлял правительство. В правительстве Михаила Фрадкова министром курировал промышленность и энергетику.

После стандартной процедуры установления личности Михаил Ходорковский приступил к допросу свидетеля. Во время слушания Христенко явно чувствовал себя увереннее, чем выступавший вчера свидетелем председатель правления "Сбербанка" Герман Греф, отмечают присутствующие на заседании. Министр сообщил: ему "было известно, что ЮКОС является высокоприбыльной компанией", и в том числе ее финансовое положение и уровень прибыльности "служили основанием при определении фискальной политики государства в отношении нефтяного бизнеса в целом".

О хищении нефти

Министр уверенно заявил, что ему не известно о похищении нефти в объемах, которые предъявляются Ходорковскому (350 млн т - или почти вся добытая компанией). "Физическое хищение нефти из трубопровода - это проблема, она была и есть - незаконные врезки. Хищения в объемах миллионов тонн мне неизвестны", - сказал Христенко.

Ходорковский поинтересовался, располагает ли свидетель информацией о том, сдавал ли ЮКОС нефть на узлы учета "Транснефти" в период с 2000 по 2003 год.  В эти годы Христенко входил в совет директоров госкомпании, по трубам которой экспортируется вся добытая в России нефть. Обвинение утверждает, что хищение сырья производилось на узлах учета "Транснефти".

Христенко пояснил, что добывающее  предприятие ЮКОСа сдавали нефть на прокачку в трубопроводы "Транснефти", ЮКОС был одним из ее крупнейших клиентов. При этом, если нефть пропала уже после ее сдачи в трубопроводы, то  ответственность за это несет "Транснефть", а не сдавшая компания. "Движение нефти от и до является ответственностью  трубопроводной компании", - пояснил министр (цитата по ИТАР-ТАСС). Он также отметил,  что ему не известны случаи, чтобы дочерние структуры ЮКОСа  заявляли о пропаже нефти и ее невыдаче в пунктах назначения.

Ходорковский спросил у свидетеля, будут ли  ЮКОСу возвращены налоги в случае, если будет установлено, что нефть была похищена, и компания не получила доходов от ее реализации. Однако судья Виктор Данилкин снял этот вопрос.

Цены на нефть

Христенко отметил, что цены на нефть в регионах добычи всегда ниже, чем в европейских портах и на биржах, - именно это инкриминируется Ходорковскому и Лебедеву.  Ходорковский уточнил, известна ли свидетелю хотя бы одна крупная нефтедобывающая компания в те годы, включая "Сургутнефтегаз", чьи внутрикорпоративные цены в регионах добычи были бы равны ценам на нефть российского сорта Urals в Роттердаме? 

Прокурор Валерий Лахтин попытался снять этот вопрос, апеллируя к тому, что это "вопрос с подтекстом", который может задаваться "только специалисту", и что Ходорковский "формировал за счет свидетеля свое мнение, используя его должностное положение и показания". Судья позволил ответить. "Подразделения по добыче нефти не могут на выходе иметь цену, равную цене нефти в Роттердаме, - твердо ответил Виктор Христенко (цитата по пресс-центру Ходорковского). - Внутрироссийская цена отличается от европейской на величину экспертной пошлины и на логистические затраты".

Ходорковский привел выдержку из справки, предоставленной Германом Грефом (когда он еще был министром экономики) для Генпрокуратуры, и попросил Христенко ее пояснить. В ней было указано, что цены на нефть сорта Urals в Роттердаме заметно выше, чем отдельно средние контрактные цены на нефть в дальнее и ближнее зарубежье. По словам Христенко, нефтью в Роттердаме торговали зарегистрированные за рубежом трейдеры, и это в свое время было "предметом разбирательства в правительстве", так как оно "усматривало в этом в определенной степени и сокрытие доходов от налогообложения". Потом эта разница в цене "приобрела более или менее нормальный характер": речь идет "о нескольких долларах, которые с точки зрения разумности могут составлять при двухзначных ценах на нефть основу для деятельности трейдера", что, "конечно, несущественная доля цены".

Трансфертные цены - законны

Ходорковский поинтересовался, какие затраты нес трейдер или в целом вертикально-интегрированная нефтяная компания (ВИНК), каковой был и ЮКОС,  на участке от региона добычи до порта средиземноморья, если нефть продавалась туда? "Трансферные цены (внутри компании) не являются ничем экзотическим или незаконным. Сказать точно, какая должна быть цена, довольно сложно. Никаких устанавливаемых цен ни на нефть, ни на нефтепродукты со стороны государства не существовало", - ответил Христенко.

По его словам, крупные  ВИНК диктовали  внутрироссийские цены на нефть. "Насколько это справедливо -  это другой вопрос", - пояснил он, однако Ходорковский отметил,  что обвинение по этим пунктам ему не предъявлено. Министр показал, что построение нефтяных холдингов по такому принципу "в какой-то мере и является наиболее оправданной и осмысленной практикой". По словам свидетеля, в те годы "структура управления ЮКОСа мало чем отличалась от других (нефтяных) структур, поэтому ни прав, ни оснований требовать изменения структуры у меня не было".

Очень часто Христенко отвечал на вопросы подсудимого уклончиво. "Я не знаком с материалами дела, чтобы судить, какие вопросы относятся к нему, а какие нет",- подчеркнул министр. В частности, Христенко не смог ответить, был ли в то время в России как таковой рынок нефти на крупные объемы, или цены формировались государством: "Статистику про отпускные цены на нефть производителей я не помню. Не могу пояснить". Он отметил, что определять допустимость вопросов и то, относятся ли они к делу, входит в компетенцию суда. Значительная часть ответов Христенко укладывалась в формулу - "нужно разбираться отдельно по каждому случаю".

Адвокаты - удовлетворены

Виктор Христенко провел в суде около трех часов и уехал, отказавшись от комментариев. Защита Ходорковского и Лебедева положительно оценила его свидетельские показания. "Мы удовлетворены ответами, которые услышали от Христенко", - сказал журналистам адвокат Константин Ривкин. По его словам, в обвинительном заключении говорится, что нефтетрейдеры являются подставными компаниями и не ведут хозяйственную деятельность. "Христенко с учетом его большого опыта ответил, что деятельность нефтетрейдеров хлопотная, нужная и уважаемая", - сказал защитник (цитата по "Интерфаксу").

Он положительно оценил сам факт явки в суд Христенко и председателя правления Сбербанка Германа Грефа, который давал показания накануне. "Я считаю, что это означает не перемены в этом процессе, а в стране. Когда чиновники такого уровня являются по повесткам, они показывают гражданам хороший пример", - сказал Ривкин.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase