Ирина Хакамада

Расскажите друзьям
Елена
Елена

Уйдя из политики, Хакамада не сидит сложа руки. У нее масса творческих планов

В мае 2008 года Ирина Хакамада покончила с прошлым и объявила, что уходит из политики. Сейчас у нее множество творческих планов: книги, тренинги и главное - кино. О ностальгии по большой политике, совместной с дизайнером Леной Макашовой коллекции одежды, съемках фильма по собственной книге и о том, как быть Вуди Алленом, с Ириной Муцуовной побеседовал обозреватель Office Life.

Если свернуть с Большой Дмитровки в маленький переулок, большая "галдежная" Москва завалится на бок, а перед глазами окажется Москва старая. Тихо, церковь, краснокаменный театр, старые особняки и дождь. Здесь и живет дочь японского коммуниста Муцуо Хакамада, экс-лидер оппозиции, экс-кандидат в президенты РФ Ирина Хакамада.

На пороге мне выдают мягкие овечьи тапочки, и я шаркаю в них вслед за Ириной по лестнице наверх: ее кабинет, уставленный небольшими игрушками, фоторамками и мебелью с потертой кожей, находится под самой крышей. Напротив - тренажерный зал. Пока директор по связям с общественностью Ирины пытается разобраться с новым макинтошем у нее на столе, мы беседуем.

"Мы с Макашовой сделаем коллекцию, до которой надо будет интеллектуально дорасти"

Уйдя из политики, Хакамада окунулась в творчество. Так, например, Ирина начинает рассказывать о коллекции одежды, которую она планирует сделать вместе с известным московским дизайнером Леной Макашовой (подробнее о дизайнере - читайте в нашем дополнительном материале). Хакамада не будет спонсировать этот проект и вообще участвовать в нем финансово, так же как и не будет рисовать эскизы. "Я дам все, что у меня есть в голове, то, как я ощущаю мир, как я его вижу, что бы я хотела носить, как мне удобно", - объясняет она.


Фото Александра Густова

"Леночка (Макашова, - прим. Office Life) - прелесть, - улыбается Хакамада. - У нас с ней давняя духовная дружба, мы друг друга понимаем. Она очень похожа на японцев - не переносит симметрию, шик и блеск гламура. Она очень близка к восточному минимализму и асимметрии, но при этом у нее есть свой стиль, и если увидеть человека в одежде Макашовой, сразу понятно, что это только она".



Хакамада сама отличается собственным чувством стиля. Будучи политиком (а это достаточно жесткие дресс-рамки), она всегда находила лазейки для выражения своего "я" в том, что она носит. Даже сейчас, в домашних джинсах, простых кедах и черной майке "фонарём", она держит стиль, который кратко можно охарактеризовать: "Ничего лишнего".

"Она как-то сказала мне: "Я устала делать ширпотреб (бренд Лены Макашовой называется "Ширпотреб"), мне хочется иметь коллекцию, до которой надо дорасти, причем не материально, а интеллектуально", - продолжает Хакамада. - Чтобы купить и носить эту одежду, человек не только должен быть обеспеченным, но иметь внутри себя индивидуальный мир - чтобы ее увидеть, разглядеть. Она придумала, что это нужно сделать вместе со мной. Это будет смесь восточной традиционности (она изучает костюмы японских военных, рыцарей, самураев) с собственными идеями. Правда, сейчас она вся погрязла в ремонте и переезде, ей нужны на коллекцию деньги. А я не могу ее спонсировать, я могу только бесплатно отдать ей свой бренд и свои идеи. У нас такая договоренность".

"Но мы вместе с ней творим: я в состоянии генерировать интересные идеи, но я не исполнитель. Лена тоже вся в идеях, но она прекрасно рисует, прекрасно сажает одежду, она абсолютный профессионал. Она хочет, чтобы эта коллекция была связана с определенными ценностями, и вот меморандум этих ценностей буду писать я. К текстам она притрагиваться не будет".

"Это будет лимитированная, эксклюзивная и анти-мейнстримовская коллекция, - говорит Ирина. - То есть это такой абсолютный индивидуализм. Это будет ближе к тому, что делают в Северной Европе".

Интересно. "Где ее можно будет приобрести?" - спрашиваю я. "Там же, у Елены, в салоне (магазин "Ширпотреб" расположен рядом с м. Сокольники, - прим. Office Life), поэтому она и ремонт делает, хочет, чтобы у меня был там кабинет, где бы я могла находиться. Только это еще неизвестно когда будет. Я сейчас рассказываю про планы, а у нас тем временем полно финансовых трудностей и проблем с ремонтом. Но название бренда, новое, вместо "Ширпотреба" мы уже придумали вместе. А какое - пока тайна".

Фильм про любовь и политическое самоубийство

Дизайн одежды - это проект, а вот более насущные планы Ирины Хакамада целиком и полностью связаны с кино. Точнее - с написанием сценария к фильму по собственной книжке "Любовь, вне игры" (книга вышла в прошлом году в издательстве АСТ, - прим. Office Life).


Фотография предоставлена Office Life Ириной Хакамада

- Этот роман автобиографичный?

- Он очень автобиографичный, потому что он заканчивается тем, что женщина уходит из политики, но сами события придуманы. Ты черпаешь из себя и накручиваешь вокруг, видя и используя другие образы. А иначе это чистые мемуары, зачем тогда называть это романом? Подробнее о готовящихся съемках фильма можно прочитать здесь.

Как появилась на свет книга "Любовь, вне игры". Отрывок из интервью


- На какой стадии сейчас находится работа над фильмом?

- У нас уже есть генеральный продюсер, который финансирует этот проект, есть со-сценарист, очень талантливая девушка, ученица Квирикадзе, с которой мы заканчиваем сценарий. Мне кажется, что мы написали гениальный сценарий. 


- Вы его уже закончили?

- Почти да. 51% написан полностью, 49% - в кусках, которые уже написаны, но их нужно еще скомпоновать. Дальше мы будем решать вопрос с режиссером. Я думаю, может быть это будет мой со-сценарист. Пока она потенциально согласна. И я как автор идеи хочу попробовать быть со-режиссером. Не из-за амбиций, а потому, что российская политика, которую я описываю в романе - уж больно закрытый мир, в нем мало кто чего понимает, и для того, чтобы кино не было пошлым лубком, а показывало настоящие реалии, на площадке мне нужно быть.

"Настоящий политик будет скучать по политике всегда"

По всему видно, что Ирина привыкла ценить себя очень высоко. О своем литературном творчестве отзывается весьма положительно, считает, что сценарий к фильму получился гениальным, а свое собственное имя называет не иначе как брендом:

- Когда человек заканчивает профессиональную работу, на которую уходили все силы, но при этом имеет некий бренд, этот бренд начинает стихийно конвертироваться сразу во многие направления. Здесь есть два варианта: разбрасываться, пытаться успеть все, идти на поводу у своего честолюбия, или успокоиться, стать Вуди Алленом, который не ходит никуда, плюет на все и делает только то, что ему нравится.

Кстати, о профессиональной деятельности:

- По политике не скучаете?

- По политике настоящий политик будет скучать всегда. Для меня это на самом деле трагедия, но что делать. Я же ушла не потому, что испугалась, а потому, что таким, как я, там сегодня делать нечего. И не потому, что даже сами политики плохие, а потому что вообще всех всё устраивает. Мои взгляды сейчас никому не нужны. Люди обменяли свою свободу, свои ценности на личную бутылку пива, квартиру, дачу. Идет бум консьюмеризма, с этим ничего не поделаешь: люди изголодались в эпоху Ельцина. Это нужно пережить, и родятся следующие поколения политиков, а наше время ушло, все. И мы, конечно, тоже несем ответственность за это. Наше время не только исторически ушло, но и было много ошибок.

- Не собираетесь возвращаться?

- В это? В это невозможно. Это пойти и просто подписать некое соглашение: "Я, ребят, ваш, я буду обслуживать вас". Это несерьезно. Я думаю, что в ближайшие 10-15 лет ничего не изменится.

- А если предположить, что изменится? Что возникнет возможность существования оппозиции, как должно быть в стране, у нее будет реальная возможность достучаться до людей, исчезнет политическая цензура СМИ, которая сейчас существует?

- Тогда я вернусь, но при условии, что возникнет не мной инициированная (потому что я уже устала это инициировать) объединительная демократическая организация с новыми лицами, которым понадобится не мое лидерство, а мой опыт. А лидеры будут новые. Ну хватит уже. Хватит разбираться: СПС, Яблоко, Яблоко, СПС...

- Это объективная позиция.

- Да, объективная. Должны создаться условия, которые Вы перечислили, и возникнуть молодые ребята, которые создали бы организацию, они исправили бы ошибки этого поколения - не стали амбициями биться, но им нужен был бы опыт. Участие, помощь.  


Фотография предоставлена Office Life Ириной Хакамада

Когда мы добрались в нашем разговоре до утопического будущего, время, отведенное мне на беседу, закончилось. Ирина села за стол и начала выбирать фотографию для обложки своей новой книги "SUCCESS (Успех) в большом городе", которая появится в магазинах в сентябре. "Давайте, покреативьте мне", - призывно махнула она рукой. Вместе мы отобрали несколько фотографий. И вот теперь мне интересно: с какой обложкой выйдет ее новая книга?
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
AIOne
14 декабря 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase