Архив rb.ru

Как МИД РФ использует социальные сети в информационной войне

Архив rb.ru
Полина

Полина

Весной 2013 года российский МИД завел необычный аккаунт в Facebook.

Как МИД РФ использует социальные сети в информационной войне
На страничке ведомства есть не только официальные сводки в стиле "ТАСС уполномочен заявить", но еще и познавательные экскурсы в историю российской дипломатии, посты с ироничным наполнением и внезапными цитатами в заголовках. Зачем МИД РФ расширил свое присутствие в информационном поле, зайдя в социальные сети, рассказала на фестивале рекламы RED APPLE  замдиректора департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова.


Фото: РИА Новости

Четыре года назад мы стали существовать в новой информационной реальности, интегрируясь  в социальных сетях. Первая сеть, где мы появились, это Twitter. У нас есть аккаунты на русском и английском языках в этой сети, они на 95% идентичны, но небольшая разница в контенте есть: не все интересует англоязычную аудиторию, и это различие перекрывается 5% публикаций. Задачей нашего Twitter было отсечь из официального сообщения все,  что было понятно представителям СМИ, с которым мы привыкли общаться на официальном языке, но является лишним для обычного пользователя.  Так мы даем суть каких-либо официальных заявлений, в которых прежде без перевода журналистов было сложно разобраться людям. Таким образом, мы стали ближе к аудитории и понятнее для нее.

  Фото: RED APPLE 

У нас хорошие показатели популярности: на русскоязычную страницу МИД РФ в Facebook подписаны 142 тысячи человек, в Twitter — 350 тысяч. Канал российского внешнеполитического ведомства на сайте Youtube, появившийся полтора года назад, набрал 1,5 млн просмотров. Учитывая, что мы  сосредоточены на серьезных вопросах внешней политики и можем быть довольно скучны аудитории, это довольно высокие цифры. В сравнении с аккаунтами наших коллег из внешнеполитических ведомств других стран наши показатели в соцсетях лучше. В планах МИД - выйти в Instagram.

Помимо аккаунтов на русском и английском языках, МИД РФ ведет страницы на немецком, испанском и французском. Аккаунты есть и у консульств, посольств, официальных представителей министерства, которые также публикуют материалы в блогах. Эта информация не только вызывает интерес у интернет-пользователей, но и цитируется СМИ. Так гораздо удобнее работать, когда в соцсети выведены ссылки на аккаунты всех наших подразделений в других странах.

С помощью соцсетей мы осуществляем прямой доступ к аудитории и общаемся с ними. Если раньше при помощи традиционных способов мы коммуницировали опосредованно через СМИ, которые могут вырезать часть интервью или исказить информацию, то теперь мы доносим информацию и в неформальном общении. К тому же, общаясь данным способом, мы отходим от жесткой официальной лексики, и для этого нам уже не обязательно использовать ту дипломатическую кальку международного общения, к которой мы привыкли.  

Особенность страниц  Министерства иностранных дел в том, что там не дублируется информация с официального сайта МИД РФ. Контент подбирается с учётом особенностей интернет-пространства. К примеру, страница в Facebook представлена как сетевой журнал, облегченная версия сайта МИД РФ, где можно дискутировать. Это своего рода научно-популярное издание, которое не сразу было понято и принято нашими коллегами из СМИ, какими-то профильными изданиями. И нам приходилось объяснять,  что это сделано с определенными коммуникативными целями. Мы общаемся с нашими коллегами из других стран также на страницах соцсетей. Нас цитируют, на нас ссылаются, и это все видно на наших страничках.

Как только мы появились в пространстве соцсетей, мы начали экспериментировать, писать посты, ждать обратной связи в русле неофициальных заявлений, а живого общения, и поняли, что с интернет-аудиторией эти приемы как раз и работают. К примеру, относительно недавнее заявление Обамы о том, что Россия потеряла в 19 веке некие земли и сейчас пытается их вернуть, можно изложить с сарказмом только на страницах соцсетей, но не на сайте официального ведомства. И аудитория сама видит, кто и в каких заявлениях был прав, а кто нет.


Фото: RED APPLE 

Сейчас на нас обрушивается масса обвинений, что мы агрессор, что мы напали на Украину, что мы аннексировали Крым, что наши танки бороздят украинскую территорию. На это мы не оправдываемся в соцсетях и не пытаемся доказать обратное, потому что это бесполезно. Мы не обвиняем нашего информационного противника в ответ, мы используем на страницах соцсетей определенные тактики и инструменты (например, юмористические иллюстрации как способ  достойного троллинга оппонента), которые позволяют нам быть выше этих обвинений.

Когда НАТО выложило в своих сетях скриншоты компьютерной игры вместо реальных снимков, которыми они пытались доказать присутствие военной техники России на территории Украины, наши ребята из посольства с достоинством ответили, что эти игрушечные танки – это последнее и самое важное доказательство присутствия России на Украине. Пользователи соцсетей поддержади наш стеб.

Украинский кризис стал поворотным моментом для нашего ведомства, при этом именно в этот период аудитория Facebook выросла у нас в пять раз. Так произошло, потому что мы подошли к ситуации кризиса во всеоружии. Кризис – это вообще некий чрезвычайный показатель, который способен проверить ваш ресурс на прочность, и мы оказались очень подготовленными к информационной войне, которая происходит сегодня.

Когда была эпопея принятия решений по Крыму, началась волна блокировок сайтов, кибер-атак, и это было очень серьезным испытанием. С этим ничего нельзя было сделать, мы не могли работать в обычном режиме, потому что сайт МИД РФ блокировался. Если бы не аккаунты в соцсетях, мы бы распространяли информацию путем рассылки факсов, писем и звонков, потому что нас профессионально закрывали от глаз аудитории.



Фото: RED APPLE 

Когда в разгар информационной войны канал CNN опубликовал рейтинг самых уродливых памятников мира, и туда попал монумент защитников Брестской крепости, это выглядело дико. После того, как этот материал мы выложили в наши соцсети с указанием первоисточника, гнев прочитавших его людей не знал предела. Люди писали, комментировали, в итоге они создали такую ситуацию, что CNN был вынужден не только убрать этот сюжет, но и извиниться за свою неправоту.

История с каналом EuroNews тоже была показательна. Представители канала взяли фото оскверненного памятника и опубликовали его как главное фото аккаунта Facebook. Схема была аналогичная. Пользователи сети придали это огласке, и фото было удалено. Раньше мы бы писали официальный комментарий, публиковали бы заявление на нашем сайте, а сейчас пользователи сами нам помогают решать подобные спорные вопросы.

Мы публикуем ироничные материалы, не делая из этого основу контента . Сейчас нам не до шуток. Мы работаем в режиме чрезвычайной ситуации.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 Цифры дня. 1,4 триллиона Барака Обамы
  2. 2 Twitter купил приложение для групповых чатов Sphere. Вот чем оно интересно
  3. 3 VK ввела должность директора по информационной безопасности экосистемы
  4. 4 Продуктивность как источник для контента: как интернет-инфлюенсеры продвигают Evernote, Notion и Asana
  5. 5 Дональд Трамп создаст соцсеть только для «правдивых новостей»