Архив rb.ru

"Комплекс "мне все должны" может сформироваться у украинских беженцев"

Архив rb.ru
Полина

Полина

Часть мужчин в расцвете сил отказывается работать, сообщают гражданские активисты

"Комплекс "мне все должны" может сформироваться у украинских беженцев"
С момента введения режима чрезвычайной ситуации в Ростовской области из-за большого потока украинских беженцев прошел уже месяц. Как показала практика, российская сторона оказалась не совсем готова принять такое количество людей. Активисты Евгений Машкарин и Александр Топалов публикуют в Facebook свои наблюдения за ситуацией с беженцами и делают выводы.


Евгений Машкарин и Александр Топалов по собственной инициативе оказывают помощь украинцам, волею судеб оказавшимся в лагерях для беженцев в Краснодарском крае и Ростовской области.

Евгений Машкарин в своей статье "Беженцы: 90 дней или навсегда" приводит официальную статистику по Краснодарскому краю, согласно которой с начала 2014 года по 7 июня 2921 граждан Украины обратились в ФМС для оформления разрешения на временное проживание, вида на жительство и гражданства России, и только 47 украинцев обратились за временным убежищем и статусом беженца. "Вот вам "гуманитарная катастрофа" на 47 человек и почти 3 тыс. переезжающих в Россию "по бумагам". Всего же на 7 июня через территорию края прошло около 30 тыс. граждан Украины. Куда они направились и где остановились - это вопрос, учитывая те же 90 дней без регистрации", - пишет автор поста. Напомним, что по закону РФ, гражданин Украины имеет право свободно находиться на территории нашей страны без специальной регистрации в уполномоченных органах в течение 90 дней со дня въезда, а рассмотрение ходатайства на получение статуса беженца по административному регламенту занимает от двух до трех месяцев.

"Беженцы едут к родственникам и друзьям, а уж надолго ли или навсегда, покажет только окончание этих 90 дней со дня въезда. Добавим сюда еще тех украинцев, которые находят возможности разместиться у совершенно незнакомых людей через социальные сети, и потом "появляются" в городах по всей России "мимо кассы" всех пунктов и штабов по размещению. Фактически, все это означает, что сотни тысяч граждан Украины, бегущих от войны, властей, худшей жизни, растворяются на территории России пока без какого-либо официального статуса", - рассуждает Машкарин.


О намерениях и поведении беженцев

Каковы истинные намерения беженцев в России – вопрос довольно серьезный. Очевидцы делают выводы, что некоторые из украинских женщин оставили мужей охранять свой дом и имущество в надежде вместе с детьми "переждать бурю", а затем вернуться назад, но дальнейшая их судьба и срок пребывания в России будет зависеть больше от действий официального Киева. "Другие перебираются через границу сразу всей семьей. Что их ждет? Сначала временное жилье и временная работа там, где получится, потом возможно возвращение назад, но, скорее всего, получение гражданства РФ, потом более выгодная работа и съемное жилье, возможно еще одна миграция по России в сторону региональных центров или городов федерального значения, съемное жилье до конца жизни первого поколения и работа на уже Российское будущее своих детей", - пишет в соцсети Машкарин.

Он напоминает читателям, что в России уже проходил такой сценарий, когда из бывших советских республик начала 90-х на историческую родину высаживались вынужденные переселенцы. "Говоря языком циничной геополитики, процесс вынужденной репатриации русских из Украины - это отложенное на 20 лет близостью славянских народов продолжение распада СССР, поэтому очевиден перевес в статистике поданных заявлений на получение вида на жительство и в будущем гражданства", - считает Евгений Машкарин . По его мнению, социализация в России переселенцев из Украины пройдет безболезненно, и в условиях упрощенного получения гражданства, которое, как утверждает автор, не за горами, безработицы не будет. Тем не менее, единственный большой подводный камень, который уже сегодня имеет место, - это формирование у новых граждан России комплекса "мне все должны". Активист отмечает, что всеобъемлющая помощь, которая осуществляется под влиянием СМИ, создает иждивенческие настроения в кругу переселенцев.

Активист Александр Топалов подтверждает в своем Facebook мысль о том, что  среди беженцев есть проблемные элементы. "Изредка попадаются мужчины в расцвете сил, оставившие семьи на Украине или прибывшие с семьями, но не рвущиеся на работу. Их логика не понятна никому, в конце концов, это не поездка на курорт. Конечно, таких меньшинство, большинство - реально нуждающиеся люди – это женщины и дети прямо из зоны боевых действий", - отмечает Топалов.

Топалов говорит, что процесс приема и размещения беженцев отлажен, и в нем задействовано достаточно людей, но волонтеров среди них не хватает, тем не менее.


 "Несмотря на то, что Ростовская область с приемом справляется - область в итоге не резиновая, и необходимо расселение беженцев по другим регионам. А происходит это достаточно проблематично ввиду либо нежелания, либо затруднения в коммуникации регионов друг с другом. Единственный выход из этого - федеральная инициатива и обязательное квотирование для всех регионов. Народная помощь - это хорошо, но нужна централизация", - отмечает активист.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter