Крематорий в Росгосстрахе

Расскажите друзьям
Лилия
Лилия

Топ-менеджер "Росгосстраха" и рок-музыкант - о выборе между творчеством и работой


Имя Вадима Саралидзе вписано почти во все русские рок-энциклопедии. Именно этот музыкант группы «Крематорий» играл на скрипке в «Мусорном ветре». Думаю, не будет преувеличением сказать, что под эту музыку выросли многие из нас. Office Life поговорил с Саралидзе, ныне заместителем генерального директора OAO «Росгосстрах», о музыке, о бизнесе и просто о жизни.

«Я, наверное, единственный наемный топ-менеджер, у которого осталась сережка в ухе», - размышляет Вадим.

Саралидзе с детства дружит с основателями группы «Крематорий» - Виктором Троегубовым и Арменом Григоряном. Вадим, музыкант с консерваторским образованием, был первым приглашенным музыкантом коллектива. Его скрипку можно услышать на дисках «Кома» и «Двойной альбом». Но имя Саралидзе не фигурирует ни на одной из ранних обложек дисков. Ему приходилось «шифроваться».

«Я не раскрывал своей фамилии до начала 1990-х, - объясняет он. - Если бы в филармонии, где я тогда работал, узнали, что я играю в рок-группе, то у меня возникли бы проблемы. В частности, с зарубежными поездками. В академическом мире не любят людей, играющих рок. Поэтому у нас была договоренность о том, чтобы я помогал группе, но мое имя нигде не мелькало».

В эпоху перемен Вадим пришел в бизнес. Теперь он возглавляет департамент маркетинговых коммуникаций ОАО «Росгосстрах». Необходимость что-либо скрывать пропала в принципе. На недавнем вручении награды «Медиа-Менеджер России» Вадим даже вышел на сцену вместе со старым другом Арменом Григоряном. «Это был единственной раз, когда я выступал в костюме», - смеется Саралидзе.



фото sostav.ru

Он остается верным себе. «Если бы я работал в компании, где бы мне сказали: «Или рок, или работа в компании», то я бы покинул такую компанию, не раздумывая. У нас в коллективе поощряют творчество в любом проявлении - и я это говорю не потому, что интервью даю».

Прямая речь
- о музыке:

Последние года два или три играю в московских клубах, в основном, в акустике. Сейчас в моем появлении на сцене необходимости у группы нет, Армен нашел отличного скрипача, Макса. А я, помимо этого, играю блюз. Сейчас есть идея - собрать коллектив, который играет не для денег. Я же, будучи заместителем гендиректора крупной компании, не для заработка играю, конечно, и не для самоутверждения. Я достаточно реализовался и в музыке, и в бизнесе, мне уже не нужно играть для самоутверждения. Сергей Воронов, лидер Crossroads, предложил сыграть вместе. Я пока не могу сказать, где будем играть и обо всем прочем. Мы пока только договариваемся, и я не загадываю. Нужно много репетировать - мне профессиональная совесть не позволяет играть кое-как.

- о работе:

Времени мало, конечно же, остается. Я ведь не работаю с 9 до 18, у меня так никогда не получается. Да и, кроме времени, работа требует и большое количество душевных сил, энергетики, энергии.

- о «Крематории»:

Никогда из «Крема» не уходил и не уйду, всю жизнь дружил, с детских лет. (...) В «Крематории» нет негатива, - это, скорее, очищение через катарсис, погружение в круги ада, чтобы выйти очищенным; привлечь внимание к проблеме - и есть основная задача творчества. У Сергеича (Армена Григоряна, - Office Life) есть исконная мудрость армянского народа, помноженная на русскую поэзию, - все это и родило тот конгломерат, и я рад и счастлив, что причастен к этой истории.
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
OpenTalks.AI
14 февраля 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase