"Мартышкин труд. Уолл-стрит изнутри"

Расскажите друзьям
Юлия Судакова
Юлия Судакова

Джон Рольф и Питер Трууб приоткрыли окно в мир инвестиций


Инвестиционный мир – совсем не такой, как кажется многим из нас. Как выжить начинающему банкиру? Авторы книги о «Мартышкином труде…», преодолевшие долгий путь от младших ассоциатов до бизнес-воротил, делятся собственной историей успеха.

Авторы знают, о чем говорят. Одна из главных мыслей, которую они хотели бы донести до читателя, заключается в том, что описываемый бизнес – не более, чем джунгли. Внизу притаились свирепые тигры и ядовитые пауки, зато наверху висят гроздья сочных фруктов. Чтобы до них добраться, нужно не так много – всего-то усердно карабкаться по деревьям. Но это еще не все. В один прекрасный момент, вспоминают авторы личный опыт, они поняли, что руки полны разных вкусностей, но насладиться ими времени нет.

«Чем больше мы прыгали с ветки на ветку, тем больше уставали наши руки, и это был единственный результат движения. Так что мы решили слезть с этих веток. Мы срубили дерево, выдолбили из него пирогу и поплыли по реке прочь из джунглей. Мы вырвались на свободу. В джунглях осталось много прыгающих с ветки на ветку парней, чьи руки заняты фруктами. Некоторым из них нравится прыгать, но мы предпочли ходить по земле. Иногда мы думаем, что было бы, если бы мы остались. Когда вы оставляете позади то, чему вы посвятили много времени и сил, вы невольно снова и снова возвращаетесь к этому решению».

В течение всей книги авторы делятся историями, случившимися на самом деле. Да, некоторые детали, вроде имен и названий, остались за кадром, на разве дело в именах? Разве не интересно, как, например, HBS (здесь авторы решили раскрыть тайну имени) нанимает сотрудников? А ведь процесс интервьюирования длится три дня! Уже имеющий в этих делах опыт Джон Рольф говорит:

- Сам я рекрутерам всех банков говорил примерно одно и то же: «Я был аналитиком в Kidder и знаю, что это за работа. Но я готов, хочу и могу за нее взяться. Я смогу приступить к работе без раскачки. Вашу компанию я считаю одной из тех, где я хотел бы работать. У вас отличная репутация, и для меня будет честью стать членом вашей команды. Я хорошо разбираюсь в инвестиционных банках, потому что уже работал на Уолл-стрит и знаю, что ваша компания хорошо подошла бы мне. Мне нравилась работа аналитика, и я на самом деле хочу вернуться в инвестиционный банкинг в качестве associate такой первоклассной компании, как ваша».

Неплохая фраза-заготовка, не правда ли? Их будет еще много!

А то, сколько времени банкиры проводят на встречах? Да только обсуждению регистрации выпуска ценных бумаг посвящена целая глава! Кто и для чего присутствует на встречах – отдельный разговор.  Какие темы поднимаются в ходе этих встреч, для чего все это надо и, главное, как закончить обсуждение? Очень просто: 

 «Старший банкир принимает решение о том, что редакционную сессию надо заканчивать. Это решение не основано на объективных показателях   Банкир из управляющего сделкой банка использует свои внутренние критерии продуктивности, выработанные годами опыта общения с людьми, а также способностями адвокатов вставлять в счета максимальное количество оплаченных часов. Он понимает, что дальнейшие затраты времени уже не окупятся. Он встает и говорит: "Пора идти в типографию"».

А из следующей главы можно будет узнать, почему, по мнению авторов, поход в типографию «это классическое инвестиционно-банковское сумасшествие». Это будет очередная история, написанная все в том же ироничном стиле. В общем, вы хотели учебник по инвестиционному бизнесу, но такой, чтобы его было интересно читать? Вы его получили.
 
 "Мартышкин труд. Уолл-стрит изнутри", Джон Рольф и Питер - "Манн, Иванов и Фербер", 2011.
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
Say Future: Security
24 октября 2018
Ещё события


Telegram канал @rusbase