Москве поручили стать новым финансовым центром мира

Расскажите друзьям

Сделать из Москвы мировой финансовый центр - это и звучит амбициозно, и для экономики полезно

Впервые у российского фондового рынка появилось что-то объединяющее. Сделать из Москвы мировой финансовый центр - это и звучит амбициозно, и для экономики полезно. Надо только количество финансовых показателей превратить в качество, кое-что подправить в законодательстве и достроить в инфраструктуре. Если начинание поддержат не только политики, но и финансисты, то задачу можно считать даже выполнимой. Теоретически.

Каждый третий житель Лондона работает в финансовом секторе. По прикидкам гендиректора ФБ ММВБ Алексея Рыбникова, в Москве это соотношение - 1:5. Это понятно: где больше денег и финансовых активов - и персонала требуется больше. В феврале текущего года, когда Владимир Путин заявил о необходимости развития финансовой инфраструктуры, появилась надежда, что количество финансистов скоро увеличится. «В России должен сложиться один из мировых финансовых центров. Да это естественно при таком объеме золотовалютных резервов», - заявил он на заседании Госсовета. Спустя неделю на V Красноярском экономическом форуме Дмитрий Медведев подтвердил долгосрочную цель, дав понять, что действующий президент не оговорился. По сути, российскому фондовому рынку подарили идею - то, чего у него никогда не было.

Финансисты обещают преобразить облик Москвы уже через 10 лет. «К 2020 г. инвестировать через фондовый рынок будет таким же признаком здорового образа жизни, как поход в спортклуб», - мечтает Алексей Рыбников. На рынок придут подкованные частные инвесторы, строящиеся сегодня терминалы аэропортов заполнятся инвестбанкирами со всего мира, а пробки на дорогах чудесным образом исчезнут. «Все российские активы будут торговаться на национальной бирже, - описывает будущее фондового рынка Рыбников. - Кроме того, размещение в Москве будет считаться престижным и выгодным в глазах зарубежных эмитентов».

Дело за малым - разработать подходящую стратегию и реализовать ее. В долгом ящике у Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) скопилось немало проблем, которые теперь пытаются озвучить на новый лад. Добавив к нерешенным вопросам несколько смелых предложений из доклада Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), ФСФР и создала концепцию развития до 2020 г. В том числе прописав задачу создания глобального финансового центра, которая должна сплотить участников рынка. «Я отношусь к идее становления финансового центра как к объединяющей», - сказал в ходе конференции по рынкам капитала глава ФСФР Владимир Миловидов. В подтверждение своих слов он сослался на недавнее обсуждение с российскими брокерами оптимального времени торговой сессии. По мнению Миловидова, участники не могут договориться по частным вопросам, потому что не ощущают себя сообществом и у них нет долгосрочных планов. Теперь, видимо, все будет по-другому. Но стартовать будущему глобальному центру придется не из самой выгодной позиции.

СТАРТОВЫЕ УСЛОВИЯ

«Если Москва и станет финансовым центром, то не за что-то, а вопреки», - считает управляющий директор ФК «Открытие» Евгений Данкевич. Пока положение российской столицы на мировой финансовой карте остается, мягко говоря, незавидным. Причем динамика тоже не в нашу пользу. В последнем исследовании Z/Yen Group, вычисляющей индекс конкурентоспособности мировых финансовых центров (Global Financial Centers Index, GFCI), Москва не вошла даже в Top-50, хотя в прошлом году держалась на 45-м месте.

Методология оценки включает в себя два подхода. С одной стороны, учитываются 62 объективных фактора на основании независимых исследований и аналитики, например, индекс доступа к капиталу, рассчитанный Milken Institute; совокупная ставка налогообложения по данным Всемирного банка и PricewaterhouseCoopers; сравнительное исследование интернет-связи, проведенное MasterCard. С другой - к расчетным величинам добавляются субъективные мнения профессиональных участников рынка (сотрудников инвестбанков, управляющих и страховых компаний и т. д.), которые оценивают те города, где им доводится работать. Всего для последнего рейтинга было опрошено более 1200 экспертов, которые ответили в общей сложности почти на 19 000 вопросов.

Финансовые центры делятся на несколько категорий. Общемировые - это исторически сложившиеся Лондон и Нью-Йорк. «Ты не можешь называться глобальным игроком, если у тебя нет офиса в этих городах», - говорит один из респондентов исследования Z/ Yen Group. Амбиции Москвы пока меньше - войти в «шестерку». Это значит стать международным центром на уровне Франкфурта, Токио, Гонконга и Сингапура. Два последних города конкурируют за звание глобального азиатского финцентра. Есть еще нишевые - например, Цюрих, Женева или островное государство Бахрейн, представляющее «исламские финансы» (мусульманская религия разрешает не все виды операций на фондовом рынке). Последние категории занимают национальные и региональные центры, такие как Чикаго, Сидней, Шанхай.

Презентуя исследование перед российской аудиторией, старший консультант Z/ Yen Group Марк Яндель пытался сформулировать секрет успеха пяти крупнейших финансовых центров, перефразируя Льва Толстого: «Все успешные города похожи друг на друга, а каждый неуспешный плох по-своему». Действующие мировые центры получают высокие оценки по пяти основным индикаторам: состояние инфраструктуры города, рынок труда, бизнес-среда, доступ к капиталу и обобщающий параметр, включающий в себя имидж, качество жизни и т. д. Практически по всем параметрам российская столица далека от высоких оценок. «Со статистической точки зрения у Москвы есть потенциал», - пытается утешить Марк Яндель. Понижение рейтинга он уклончиво объясняет недостаточным количеством анкет, заполненных профучастниками рынка, работающими в российской столице.


ГАРАНТИИ И НАРОДНОСТЬ

Конечно, простым голосованием статус Москвы не поправишь. Впрочем, в том самом докладе НАУФОР, который использовала ФСФР, все целевые ориентиры, необходимые для построения глобального финансового центра, уже прописаны. По замыслу ассоциации, через 10 лет наш рынок способен достичь капитализации порядка $5,5 трлн и потеснить признанные финансовые центры. Это обеспечит приток инвестиций, увеличение налоговых поступлений, повышение занятости, улучшение имиджа в мире. А для частных инвесторов, число которых должно составить 25 млн человек, появится возможность размещать свои сбережения с помощью инструментов фондового рынка наиболее эффективно.

Зачем так много мелких игроков? Помимо значительного притока инвестиций они способны придать рынку устойчивость. Кроме того, куда еще населению вкладывать, как не в отечественный рынок, где все эмитенты знакомые, хоть и не балуют инвесторов излишней открытостью? «Никогда население не будет так активно инвестировать на зарубежных площадках, как на национальных», - утверждает предправления НАУФОР Алексей Тимофеев. А для того чтобы новоявленные российские рантье не повторили судьбу китайских инвесторов, предпочитающих азарт самостоятельной торговли спокойным вложениям средств в паевые фонды, нужно развивать институт независимых инвестиционных консультантов. Сделать пока не существующую профессию престижной и хорошо оплачиваемой НАУФОР предлагает с помощью освобождения консультантов от налога на прибыль. Для тех розничных инвесторов, которые все-таки выйдут на биржу самостоятельно, ФСФР хочет подстелить соломки - создать систему компенсации по аналогии с механизмом страхования банковских вкладов.

Правда, создать новый механизм инвестирования эволюционным путем, видимо, не получится. Приглашенные НАУФОР консультанты по инфраструктуре фондового рынка из британской компании Thomas Murray нарисовали идеальную модель из трех бирж, специализирующихся на основных видах продуктов: акциях, гособлигациях, деривативах. Промежуточным этапом должно стать создание единой торговой площадки на базе двух существующих под рабочим названием «Биржа "Москва"». Поэтому остаться в разделенном состоянии двум вечным конкурентам - ММВБ и РТС - пока не получается.

Но и сливаться они не хотят, несмотря на то что противостояние крупнейших российских бирж представляется адептам идеи финансового центра одним из отрицательных факторов. «Объединение не должно быть самоцелью: оно не гарантирует повышения ликвидности, - считает предправления РТС Роман Горюнов. - Сокращения издержек можно было бы добиться путем технологической консолидации».

Дело в том, что основная конкуренция происходит за кулисами: у каждой биржи есть свой расчетный депозитарий, их связывает так называемый мост. Такая структура снижает скорость обмена данными и повышает издержки для инвесторов, пытающихся совместить работу с базовыми активами на ММВБ и производными инструментами в FORTS. Центральный депозитарий, несмотря на давно принятые постановления, до сих пор остается на бумаге.

В мировой практике найдутся примеры успешного технологического сотрудничества независимых площадок. Но Алексей Рыбников считает, что такое возможно, если обе биржи (а значит, и их акционеры, в числе которых Банк России) от этого выигрывают.


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВКЛАД

Конкретных предложений по-прежнему не слышно. Затянувшаяся позиционная война грозит одной из площадок бесславным концом. В свое время не удалось добиться слияния Лондонской фондовой биржи (LSE) с Биржей финансовых фьючерсов и опционов (LIFFE), в итоге последняя была продана и слилась с Euronext.

Но единая торговая площадка и привлечение населения на фондовый рынок - это лишь несколько пунктов из амбициозного плана. Войти в «шестерку» можно только с приходом зарубежных инвесторов и эмитентов. На первых порах предлагается сделать ставку на страны Евразийского экономического союза. Глава департамента операций на финансовых рынках ЦБ РФ Сергей Швецов считает, что для тех стран, в которых еще не забыли русский язык, Москва могла бы стать вторым Лондоном. «Конечно, общие корни - это преимущество, - соглашается президент ИГ "Ист Коммерц" Асхат Сагдиев (инвестгруппа является партнером Казкоммерцбанка). - Но есть еще политический климат, из-за которого компаниям из стран бывшего СНГ комфортнее размещаться в Лондоне». По его словам, на LSE эмитент может рассчитывать на более высокую оценку своих бумаг, да и ездить в Лондон приятнее.

Дверь в клуб финансовых столиц для Москвы может открыться через налоговые послабления. Хрестоматийный пример - Дубай, который стал финансовым центром благодаря нулевому налогообложению и расчетам в долларах. В российском случае под сокращение попадают налог на доходы (прибыль) по операциям с ценными бумагами, а также налог на дивиденды и проценты от финансирования. ФСФР предлагает ввести нулевую ставку налога на доходы от продажи ценных бумаг для физлиц. Чуть позже индульгенция может затронуть и инвесткомпании.

По расчетам аудиторско-консалтинговой группы «Финэкспертиза», федеральный бюджет может лишиться около 20 млрд руб. поступлений от физлиц и 16 млрд руб. - от организаций, что составляет 0,25 и 0,2% от общего объема доходов (запланированная величина на текущий год - 8 трлн руб.). Замглавы Минэкономразвития Станислав Вознесенский считает, что эти потери не будут ощутимы для бюджета. Однако в Минфине с ним не согласны. На прошлой неделе представители министерства заявили, что не готовы одобрить налоговые льготы. Возможно, они правы: если частных инвесторов будет 25 млн человек, то и потери бюджета вырастут не меньше чем в 50 раз. Кроме того, напоминает Алена Талаш, руководитель проектов департамента общего аудита «Финэкспертизы», последнее повышение ставок налога на дивиденды было вызвано применением налоговых схем, когда зарплата выплачивалась в виде дивидендов. И любые налоговые послабления чреваты еще более масштабными уходами в серую зону.

Кроме Минфина концепцию-2020 пока отказываются поддержать и другие профильные ведомства. Например, Банку России не понравилась идея объединения бирж. Не помогло даже недавнее предложение Владимира Миловидова отдать банковскому регулятору контроль за всей отчетностью финансовых компаний. В итоге документ, который должны были рассмотреть в правительстве, вернули разработчикам в ФСФР. Другое дело, что задачу по построению глобального финансового центра никто уже не отменит - себе дороже. Хотя даже в России у нее нашлись свои противники. «Ставить целью создавать финансовый центр именно в Москве - это географическая глупость», - считает руководитель некоммерческого учреждения «Проект национального развития» Андрей Черепанов. По его мнению, при нынешних условиях глобализации эта идея выглядит пережитком тех времен, когда купцы приезжали на ярмарку, чтобы показать свой товар: «Это же торговля через Интернет - так какая разница, где находится склад?»

Автор - Екатерина Самородова,
Опубликовано 21 апреля 2008 года в журнале «SmartMoney»


Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
EMERGE
31 мая 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase