Архив rb.ru

Реакция армян на убийство в Гюмри: чувство "горечи, несправедливости, попранного достоинства"

Архив rb.ru
Екатерина

Екатерина

Российский военнослужащий Валерий Пермяков подозревается в убийстве семьи Аветисянов из шести человек (в числе жертв - двухлетний ребенок), убитой в Гюмри в понедельник, 12 января.

Реакция армян на убийство в Гюмри: чувство "горечи, несправедливости, попранного достоинства"

Российский военнослужащий Валерий Пермяков подозревается в убийстве семьи Аветисянов из шести человек (в числе жертв - двухлетний ребенок), убитой в Гюмри в понедельник, 12 января. Семимесячный младенец чудом выжил и доставлен в реанимацию. Военнослужащий был задержан на границе с Турцией, сейчас он находится на территории российской военной базы. В Армении прошли несколько акций протестов в Гюмри и Ереване - демонстранты требуют выдать военнослужащего и судить его по армянским законам.


Фото: Twitter, столкновения в Гюмри 15 января


Пермякову предъявлены обвинения по статьям Уголовного кодекса Армении и России в убийстве и дезертирстве, он признал свою вину. Пятый гарнизонный военный суд РФ в Ереване избрал в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу, сообщает "Интерфакс". 


В четверг, 15 января, перед зданием прокуратуры Ширакской области в Гюмри прошла  массовая акция протеста. Демонстранты требуют привлечения Пермякова к ответственности по армянскому законодательству и выдачи его с территории базы. 


В результате столкновений с полицией в больницу поступило 14 пострадавших, из которых пятеро - полицейские.


В Ереване прошли стычки с полицией - люди собрались на площади Свободы, чтобы выразить солидарность с участниками акции протеста в городе Гюмри. Всего в обеих акциях было задержано 59 человек, все они освобождены на данный момент.

 

Стелла Татинцян:


"У нас в стране сейчас очень напряженная ситуация. Для тех, кто был против Таможенного союза, этот случай оказался очень кстати... Все только требуют Пермякова, чтобы следствие вели армяне и судили его по нашему законодательству. Я так думаю, не надо подливать масло в огонь: да, он убийца, и это очевидно, но не надо эту тему на государственном уровне поднимать. Покажите мне страну, где нет таких уродов! Ради Бога, пусть его судят по корейскому законодательству - мне все равно, но преступник должен быть наказан. Ведь нашего водителя КАМАЗа судили в Москве, одели в женский халат и выставили на посмешище".

 

Марк Григорян, журналист:


"Военная база находится в Армении, она не обладает принципом экстерриториальности. Есть договор между Россией и Арменией, по которому судопроизводство в таких случаях должно вестись по армянскому законодательству. Но я так понимаю, что мы находимся в политическом поле: статья 61 Конституции РФ не допускает выдачу российских граждан.

 

Люди, которые выходили на улицы, на акции протестов, не доверяют российской судебной системе. На это накладывается история с армянским водителем, все вспоминают, как его унизили, надели на него женский халат и в таком виде привезли в суд. У людей нет полной уверенности, что этот военнослужащий понесет наказание. В Армении правоприменительная практика тоже далека от идеала, здесь тоже нет стопроцентного доверия системе. В тюрьме его могут просто убить - как это бывает на постсоветском пространстве. Оппозиция ведет свою игру, но сегодня все гораздо спокойнее - потому что вчера, после похорон, эмоциональный фон был очень высок.

 

Если его не выдадут, я не думаю, что проблема выйдет на межгосударственный уровень и это отразится на отношениях двух стран, но на человеческом уровне могут возникнуть проблемы: армяне испытывают чувство горечи, несправедливости, попранного достоинства".

 

Ара Назинян, исполнительный директор ASBA Foundation:


"Людям непонятно, почему это произошло, какая была мотивация. Сейчас два требования: чтобы его выдали, как обещал генпрокурор, и расследование мотивов преступления.

 

Если его не выдадут, это чревато новой волной протестов. Очень многое сейчас зависит от реакции простых россиян, СМИ, их позиции. Во Франции недавно была похожая трагедия, я не говорю о сопоставимости, но в гуманитарном смысле ситуация хуже".


Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter