Renault решил спасти корейский автоконцерн SsangYong

Расскажите друзьям
Ольга
Ольга

Французы намерены купить обанкротившегося южнокорейского производителя внедорожников

Стал известен один из главных претендентов на выставленный в этом месяце на продажу корейский автоконцерн SsangYong. Заполучить эту проблемную компанию в числе других семи желающих хочет французский концерн Renault. Между тем, российской компании Sollers, собирающей в России три корейских внедорожника, интересны производственные линии банкрота. Зачем же убыточный SsangYong, производящий одни внедорожники, понадобился Renault, эксперты недоумевают.

Renault подала предварительную заявку на покупку южнокорейского автопроизводителя SsangYong, сообщил Reuters со ссылкой на источники, близкие к Renault. Официально обе стороны не комментируют эту информацию.

SsangYong является самой маленькой из южнокорейских автокомпаний. Причем, вот уже два года как компания показывает одни убытки и пытается отбиться от кредиторов. Только в 2008 году концерн понес $76 млн убытков, его долги по кредитам превысили $1,1 млрд. 51% акций компании принадлежит одному из крупнейших производителей автомобилей в Китае SAIC Motor. Сначала SsangYong пытался добиться финансовой помощи от правительства Южной Кореи, однако ему было отказано.

Самостоятельно справиться со своими финансовыми проблемами концерн не смог, и в январе прошлого года руководство SsangYong начало процедуру банкротства, чтобы защититься от постоянных набегов кредиторов. В мае 2010 года компания была выставлена на продажу. Желание заполучить маленький и проблемный актив выразили уже семь компаний, которые подали заявки, заявил представить концерна. Однако их имена не раскрываются.

Завод SsangYong пришлось брать штурмом

Прошлый год стал для SsangYong очень тяжелым. Концерн оказался в очень затруднительном финансовом положении и решился на жесткие меры для своего спасения. В первую очередь, руководство компании решило уволить 2646 рабочих - это 36% от общего числа сотрудников. Большая часть (1670) добровольно покинули компанию, однако почти тысяче уволенных такое положение дел не понравилось.
 Как писал ранее RB.ru, в середине мая прошлого года они начали забастовку на заводе в городе Пхентхэк, в 75 км к югу от Сеула. Рабочие захватили завод и парализовали его работу на целых два месяца, что принесло еще почти $246 млн убытков производителю, посчитали в SsangYong.

Чтобы вернуть производство, SsangYong потребовалась помощь 300 полицейских и 100 бойцов южнокорейского спецназа, которые взяли автозавод штурмом. В распоряжении стражей порядка были вертолеты и водяные пушки, а в руках бесстрашных бастующих - палки. Некоторые корейские СМИ передавали, что полиция применила гранаты со слезоточивым газом, которые выкидывала с вертолетов. В ответ бастующие стали кидать в полицейских коктейли Молотова и подожженные покрышки. После ожесточенной схватки завод удалось освободить от бастующих, а профсоюзам удалось договориться с рабочими о компромиссном сокращении персонала (видео штурма).

Зачем Renault убыточная маленькая корейская компания

Покупка убыточного SsangYong вполне вписывается в глобальную стратегию Renault. Глава французской компании Карлос Гон неоднократно заявлял о том, что слияния и поглощения станут один из главных трендов нескольких лет в мировом автопроме. Сама Renault активно идет по пути глобализации. Недавно французы вместе со своим партнером Nissan подписали соглашение с немецким Daimler о стратегическом сотрудничестве, обменявшись частью акций, писал RB.ru.

Кроме того, у Renault уже имеется успешный опыт по выводу убыточных автопроизводств из кризиса. Так, из балансирующего на грани разорения румынского автопроизводителя Dacia, купленного в 1999 году, французы создали приносящий прибыль завод. Затем в сентябре 2000 года Renault приобрели активы южнокорейского предприятия Samsung Motors. Теперь Renault владеет тремя успешными марками - Renault, Dacia и Samsung. Кроме того, именно Renault, несмотря на уже имеющийся собственный завод в Москве, прикупила пару лет назад 25% акций "АвтоВАЗа". На завод, правда, эта сделка не оказала какого-то существенного влияния, и в кризисный 2009 год он мог стать банкротом, если бы не денежные вливания российского правительства.

И все же эксперты недоумевают, зачем Renault понадобился SsangYong. Евгений Шаго из "Ренессанс-инвестиций" называет стремление Renault приобрести SsangYong странным. Южнокорейский производитель - это не только убыточное предприятие, у него нет перспективных моделей, специализируется он только на внедорожниках, которые на развитых рынках не пользуются популярностью, - объясняет RB.ru эксперт. У SsangYong есть один седан, но он продается только на местном рынке, добавляет Шаго. Renault могли быть интересны разве что наработки корейцев в сегменте внедорожников, так как у французов линейка SUV отсутствует. С другой стороны, если бы Renault хотела создать линейку внедорожников, то она скорее обратилась бы к своему давнему партнеру Nissan, рассуждает эксперт. В любом случае, SsangYong будет продаваться по чисто символичной цене с обязательным условием погашения долгов компании, полагает Шаго.

SsangYong в России

В России у южнокорейского концерта SsangYong имеется хороший партнер в лице российской компании Sollers (бывшая "Северсталь-авто") Вадима Швецова. По договору о лицензионной сборке Sollers производит в России три внедорожника SsangYong - Rexton II, Kyron и Actyon. Партнеры сотрудничают уже почти 5 лет - с декабря 2004 года. Sollers в прошлом году даже заявила о готовности выкупить у южнокорейской компании права на производство всех этих трех внедорожников, как раз после того, как SsangYong подал иск о банкротстве. В компании в курсе, что идет прием заявок на приобретение SsangYong, отметили RB.ru в Sollers. Российскому концерну эта сделка принесла бы независимость от корейцев, дала бы возможность вносить изменения в конструкцию, да и продавать машины под своим именем.


Комментарии

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Экосистема инноваций
30 ноября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase