Архив rb.ru

"Русского Брейвика" лайкнули 4,5 тысячи человек

Архив rb.ru
Сергей

Сергей

Юрист-убийца как симптом общественного раскола

"Русского Брейвика" лайкнули 4,5 тысячи человек
7 ноября, похоже, планеты выстраиваются в какую-то особенно зловещую для нашей страны конфигурацию. 95 лет назад произошел большевистский переворот, вчера – новое "идеологически ангажированное" преступление. "Аптечный стрелок", он же "русский Брейвик" Дмитрий Виноградов, по последним данным, убил шестерых человек, еще одна жертва находится в реанимации в тяжелом состоянии. Власти сразу же заговорили об ужесточении правил владения оружием. Однако лайки под манифестом убийцы "В контакте" доказывают – не в оружии дело.

Сравнивать сорвавшегося с петель юриста сети аптек "Ригла" с норвежским идейным террористом вряд ли правомерно. Брейвик готовил свой кровавый акт устрашения несколько лет, а Виноградов, судя по всему, действовал довольно спонтанно. Скандинав специально избрал в качестве места своего преступления молодежный лагерь Норвежской рабочей партии. Им двигал ледяной расчет. Россиянин, который, по собственному признанию, несколько дней перед бойней пьянствовал, видимо, о выборе места особо не задумывался и отправился туда, куда привык ездить каждый день – на работу.  И сделал это, судя по всему, по сугубо личным мотивам.

Правда, как и его скандинавский прообраз, кровавый аптечный правовед оставил на память и наставление потомкам некий "манифест" – изложение причин, подтолкнувших к преступлению. Но и здесь 1500-страничный талмуд Брейвика, при всей его хаотичности и сумбурности, имеет хоть какое подобие структуры и доказательной базы. Полуторастраничное оправдание Виноградова, размещенное им за несколько часов до бойни "В контакте", – не более чем выплеск эмоций с одним рефреном - "ненавижу".

Убийца-резонер призывает своих читателей эволюционировать и осознать, что они не более чем  генетический мусор, который возник случайно, в результате ошибки в эволюции и который должен быть уничтожен. Однако остается открытым вопрос, кем считает новоявленный борец с человечеством самого себя.

Ответ на этот и многие другие вопросы, например, насколько вменяемым был "аптечный стрелок", должно дать следствие. Но все же имеется одна очень весомая причина сравнивать Виноградова с Брейвиком. Она заключается в том, что и норвежский убийца и его московский последователь суть симптомы болезней, которые, каждая по-своему, разъедают норвежское и российское общества. Ведь под "манифестом" юриста – каши из вульгарного дарвинизма, замешанного на экологии агрессивного антиконсьюмеризма и убогого ницшеанства - к моменту написания этого текста не постеснялись поставить лайки более 4,5 тысяч человек.

А это значит, что несколько тысяч человек в той или иной мере открыто разделяют ненависть "аптечного стрелка" к себе подобным. А про количество россиян, которые исповедуют агрессивную мизантропию втихую, можно только догадываться. И никакие антиэкстремистские законы не изменят этого положения вещей. Как и очередная инициатива властей по ужесточению правил владения оружием.

Новая имитация заботы об обществе
"Единая Россия" теперь в пожарном порядке готовит новый законопроект, который должен повысить минимальный возраст приобретения оружия, запретить ношение травматики в публичных местах и привнести в отечественное законодательство множество других общественнополезных нововведений. Уже на следующей неделе документ должен быть внесен в Госдуму.

Неясно, правда, насколько он поможет бороться с новым Евсюковым, к примеру, которому оружие полагается по службе. Однако вчерашняя бойня доказывает, что чудовищный расстрел в московском супермаркете, учиненный три года назад обезумевшим от пьянства майором, не столько доказательство тотальной бесчеловечности привыкших к полной безнаказанности представителей российской власти, сколько признак разложения всего российского общества в целом, которое лишь быстрее протекает среди привилегированных сословий.

Уже не в первый и, увы, не в последний раз приходится констатировать: российское общество расколото, чрезвычайно фрагментировано и пропасти между разными социальными, религиозными, национальными и прочими группировками становятся только шире. Агрессией наполнена общественная атмосфера нашей страны, и она снова и снова находит себе самый безобразный способ выплеснуться наружу.

Сто лет назад российские власти пытались задушить эту агрессию с помощью "столыпинского" галстука, теперь то же – все новыми и новыми репрессивными законами. Однако тогда даже выдающиеся дарования и кристальная честность Петра Столыпина не уберегли ни его самого, ни страну от кровавого революционного кошмара. Сейчас в России Столыпиных что-то не видать. А малейшее снижение нефтяных котировок может оказаться почище Первой мировой.

Однако, заметят некоторые, ведь и в Америке происходит то же самое. Взять хоть недавний расстрел в кинотеатре. И в странах Европы случаются ужасные преступления. Но, по крайней мере, пока тамошнее социальное устройство кажется более прочным и спаянным, общество находит силы для консолидации перед подобными бесчеловечными преступлениями. И тот самый приговор Брейвику, который многие считают чересчур "мягким", доказывает, что одинокий психопат не способен подорвать общественные основания. Общество находит в себе силы не уподобиться маньяку. В России же, как писал еще поэт-декабрист, социальный пожар имеет обыкновение разгораться из искры. Спустя почти два века эти слова не утратили актуальности.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ВОЗМОЖНОСТИ

25 октября 2020

30 октября 2020