Архив rb.ru

Сделает ли государство харакири, отделив чиновников от бизнеса?

Архив rb.ru
Дина Богдашова
Дина Богдашова

Автор RB.ru

Дина Богдашова

Сыновья знакомых Путина занимают важные посты в госкомпаниях, пока оттуда пытаются вывести их отцов

Сделает ли государство харакири, отделив чиновников от бизнеса?
Стремящийся всем видом своего iPad к модернизации президент Дмитрий Медведев приказал вывести высокопоставленных чиновников из управления госкомпаниями. Теперь на это место претендуют сыновья союзников премьера Владимира Путина. Мы наблюдаем попытки государства сделать харакири, потому что по-другому разделить в России бизнес и политическую власть сегодня не представляется возможным. Впрочем, Россия - страна надежд. На чудо.

В конце апреля Медведев сделал практичный ход для улучшения корпоративного управления, приказав заменить чиновников в советах директоров госкомпаний на профессионалов. Первый вице-премьер Игорь Шувалов пообещал: до начала октября будет сделано. Но радоваться переменам рано: у друзей Путина есть взрослые дети, которые смогут пересесть в кресла своих отцов и их союзников.

Дети чиновников больше, чем дети

Сергей Иванов-младший до апреля занимал высокий пост в «Газпромбанке», структуры святая святых России - «Газпрома». Потом он стал «путинским кандидатом» на смену первого заместителя премьер-министра Виктора Зубкова как главы наблюдательного совета «Россельхозбанка». Правда, с родственными связями в этом банке вышел перебор: председателем правления является Дмитрий Патрушев, старший сын секретаря Совета безопасности и экс-главы ФСБ Николая Патрушева. По-видимому, это единственный факт, который вызывал недовольство Кремля.

Советник президента Аркадий Дворкович, однако, замечал, что Кремль «не удовлетворен» всеми кандидатами на смену высокопоставленных чиновников на 17 вакансий в советах директоров.

Есть и другие примеры «власти в бизнесе». Брат Сергея Иванова-младшего, Александр, является директором департамента структурного и долгового финансирования Внешэкономбанка. Петр Фрадков, заместитель председателя ВЭБа, -  сын директора Службы внешней разведки, которая пришла на смену службе внешней разведки КГБ.

Исследованием семейных связей в структурах власти занимается политическая активистка Марина Литвинович. Ранее она опубликовала доклад, из которого следует, что в России управляют 50 семей. «По сути, мы имеем дело примерно с 50 семьями высших чиновников и бизнесменов, которые подмяли под себя не только нефть и другие полезные ископаемые, но и выстроили финансовые потоки так, чтобы они попадали в карман семьи, своеобразный «общак», - пишет она в предисловии.

Дело госкомпаниями не ограничивается. Есть посмотреть список депутатов Госдумы, легко найти в нем детей действующих и отставных министров, губернаторов и так далее. Формируются чиновничьи династии и среди судей, военных, силовиков. Этот феодальная схема получения должностей была еще и в СССР, когда родственники номенклатурных работников получали неплохие должности.

Готово ли государство сделать харакири?

В свете такой ситуации решение убрать чиновников из советов директоров госкомпаний выглядит бессмысленным: они все равно превращаются в частную собственность политиков через их родственников, считает блоггер и миноритарный акционер ряда госкомпаний Алексей Навальный.

Сыновья политической элиты не всегда плохо квалифицированны. Майкл Карт, партнер в московской Marshall Spectrum, характеризует Иванова-младшего как «умного парня, с хорошим прошлым». Правда, добавляет: «Было бы очень полезно продвинуть кого-нибудь за пределами внутреннего круга. Государственная компания не должна смотреться, как семейный бизнес» (цитата по Businessweek).

Кланы российских политиков играют роль, похожую на то, что происходит в Азии, Африке и Латинской Америке,  говорит Елена Панфилова из Transparency International. Она замечает, что особенно заметна эта практика в регионах, где дети губернаторов часто занимают высокие должности в местных предприятиях.

О том, что полное сращивание бизнеса и власти - это беда всего постсоветского пространства, говорит и Алексей Малашенко из Центра Карнеги. «То, что политические элиты начали осознавать, что госкапитализм ведет в тупик, - это хорошо. Но бизнес и власть у нас даже не переплелись, а срослись, поэтому сегодня мы наблюдаем попытки государства сделать харакири. Выводить семьи чиновников из бизнеса сегодня надо быстро и хирургическим методом. Только кто на это пойдет? Нынешнее решение Медведева - это фактически заявка на передел существующего режима. Бывают, конечно, на свете чудеса, но я считаю, что момент упущен еще в 2002 году», - говорит RB.ru политолог.

Россия вообще - страна надежд, соглашается Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. Решение вывести чиновников из госкомпаний он считает правильным, напоминая, что эту идею еще в 2003 году Сергей Степашин предлагал. «А за 8 лет наличие чиновников в бизнесе стало традицией и нанесло немалый вред, - замечает собеседник RB.ru. - Да и таланты наших миллиардеров и миллиардерш, как правило, проявляются только при наличии поддержки административного ресурса». Одну из основных проблем Кабанов видит в отсутствии качественного контроля, которого, в свою очередь, нет из-за отсутствия политической конкуренции.

Срочно приватизировать

Если должностное лицо представлено в той или иной компании, то его действия на посту менеджера хотя бы можно объяснить интересами государства. А если менеджером компании является родственник или знакомый крупного чиновника, то бизнес зачастую сталкивается с лоббированием уже частных интересов, говорит RB.ru ведущий эксперт «Инжиниринговой компании «2К» Сергей Воскресенский. По его мнению, разрывать прямые связи бизнеса и государства необходимо, и ускорению этого процесса должна способствовать, в частности, массовая приватизация, запланированная государством на ближайшие годы.

Приватизировать давно пора: в стране рост доли частного сектора в ВВП сменился устойчивым ростом госсектора. При этом поступления федерального бюджета по дивидендным выплатам в 1 квартале 2011 года, по данным Счетной палаты, составили 303 млн рублей, или 0,4% от плана.

Впрочем, если отбросить все мысли о коррупции и новой российской аристократии, то чиновники, действительно, не всегда эффективны в качестве управленцев. Хотя бы потому, что у них нет времени в силу основной работы на элементарное ознакомление с документами. Ведь Герман Греф еще в прошлом году на процессе по делу Ходорковского признавался, что в начале 2000-х входил в советы директоров стольких компаний, что уже не помнит каких. Поэтому наличие «профессионалов» в совете директоров, которые бы представляли интересы акционеров, необходимо.

Кирилл Кабанов считает, что здесь надо ориентироваться на международную практику, когда нанимается конкурсный управляющий, заработная плата и бонусы которого зависят от эффективности компании.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в свою очередь говорит, что количество работников госкомпаний, являющихся родственниками чиновников, мало, да и все они должны сначала зарекомендовать себя с профессиональной стороны.

Что, впрочем, не мешает Businessweek сделать вывод: сыновья союзников Путина начали занимать важные позиции в российской корпоративной структуре власти.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter