Шаблоны дауншифтинга: йога, Гоа и книга о своем пути

Расскажите друзьям
Елена
Елена

Почему разные люди, бросающие высокие должности ради новой жизни, выбирают в результате одно и то же

Бывший совладелец консалтинговой фирмы Константин Ангелов рассказал Office Life, почему он ушел из бизнеса и о чем написал книгу, а психолог Анна Карташова объяснила, из-за чего люди, прошедшие путь дауншифтера, начинают непременно увлекаться йогой, фотографией, съемками кино и написанием книг, а уехать хотят исключительно в Гоа.

Office Life не раз писал про дауншифтеров. Истории всегда интересны: человек, добившись успеха в карьере, резко меняет свою жизнь, отказывается от социальных благ, начинает все заново. Однако со временем стало ясно, что эти истории на удивление похожи одна на другую: если философия, - то восточная, если хобби, - то фотография или кино, если занятие жизни, - то писательская деятельность, если книга, - то про свой собственный путь к просветлению, если рай на Земле, - то Гоа.

Так, бывший топ-менеджер PriceWaterHouseCoopers (PwC) Владимир Романенко, про которого мы писали ранее, рассказал о том, как бросил работу, стал жить на накопления, и написал книгу "Жди, за тобой придут" в новом, по его мнению, литературном жанре. Очень похожей историей, но с другими вводными, поделился с нами бывший бизнес-тренер Константин Ангелов.

Увлечение работой сменяется увлечением свободой от нее

"Типичный дауншифтер до этого, скорее всего, был трудоголиком, - рассказала Office Life руководитель Психологического Центра на Волхонке Анна Карташова. -  То есть, у него была не просто работа - его увлеченность ей была похожа на алкоголизм, и он долгое время ничего, кроме работы, вокруг себя не замечал".

"Как говорил мой непосредственный босс: человек, ставший партнером PwC, это человек, полностью отдавший свою жизнь фирме, - говорит Владимир Романенко. - Когда у тебя есть какие-то другие ценности и они важны для тебя, отдать полностью свою жизнь карьере нельзя".

"Были случаи, когда я прилетал в Москву, и у меня было буквально 4-5 часов, чтобы закинуть домой чемодан с грязным бельем, взять другой - с чистым, и - в другой аэропорт, другой город, - вспоминает про свою карьеру специалиста по консалтингу Константин Ангелов. - Когда ты отсюда вылетаешь, прилетаешь в другой город и, не спавши, ведешь тренинг - это тоже норма для тех времен бурной деятельности".

"Тогда я жил по определенной программе, - продолжает он. - Когда освобождаешься от этих программ, открывается возможность воспринимать мир таким, какой он есть. Начинаешь замечать простые вещи, можешь любоваться листом с дерева и испытывать от этого счастье". Полностью беседу с Константином Ангеловым можно прочитать в нашем дополнительном материале.

"В чем минус трудоголизма - человек перестает иметь контакт с реальной жизнью, ее радостями, - говорит Карташова. - Он чувствует и видит очень мало простых вещей, от которых бывает счастье. У среднего человека есть несколько заполненных долей в жизни: семья, работа, хобби, друзья. У трудоголика работа замещает все остальные доли жизни. Природа пустоты не терпит - в какой-то момент происходит переполнение, и человек резко переключается. Включается механизм компенсации: когда у человека было что-то преувеличено с одной стороны, ему надо скомпенсировать это с другой - причем это должно быть не просто компенсацией, а гиперпроявлением новых увлеченностей".

Мечта детства, подавлявшаяся всю жизнь

Романенко сделал карьеру, переехал в Голландию, посмотрел мир и вспомнил о своей детской мечте: писать книги.

Приблизительно то же произошло с Константином Ангеловым: нетворческая работа перестала приносить удовольствие, финансовый вопрос был решен, и он решил воплотить мечту детства: стать писателем. Его книга задумывалась как бизнес-учебник, но в процессе написания переросла в нечто большее. Недавно появилась на полках магазинов: "Закрытый мужской клуб, или сказка о счастливых мужчинах".

Мечта детства, по мнению психолога, - именно тот пласт жизни, который подавлялся в течение долгих лет карьеризма. Поэтому, освобождая себя от обязательств прошлой жизни и обретая свободу, дауншифтер приступает к тому, о чем мечтал еще маленьким: начинает книгу, занимается вокалом, пишет картины, или просто наблюдает за миром вокруг себя - фотографирует.

"Мне захотелось себя попробовать как художника, заняться кинематографом, фотографией, йогой, и - писать книги, - рассказывает Константин. - По всем дисциплинам я закончил курсы и получил сертификаты. Я могу работать инструктором по йоге, могу заниматься сценарным мастерством, могу - профессиональной фотосъемкой, могу снимать фильмы. Из всего этого мне больше всего понравилось писать книги. Поэтому, если у меня в дальнейшем будет возможность, я буду писать книги".

Потребность поделиться опытом

У Константина получилась книга о личном опыте. Это первая часть трилогии - сейчас он работает над второй, на очереди - часть третья. Похожий подход и у Романенко: вторая книга в процессе написания, герой в ней тоже похож на автора. Оба писателя выпустили романы за свой счет. "Потребность написать книгу про свой переход из одного состояния в другое вполне объяснима: когда у человека происходит переоценка ценностей, естественно, он свой жизненный опыт хочет передать другим, - говорит Анна Карташова. - Для него этот жизненный опыт самый значимый, он этим и делится: как я неправильно жил раньше, и почему я правильно живу сегодня".

"То, что я сделал - жанр, который я не встречал в литературе, я сам бы хотел, чтобы так кто-нибудь писал, - рассказывает Ангелов о своей книге. - Я совместил научную книгу, некие журналистские расследования и художественное произведение. В таком стиле я и дальше собираюсь писать - чтобы человек не просто читал книгу, а получал какую-то дополнительную информацию, на основе которой мог бы размышлять" (отрывок из "Закрытого мужского клуба, или сказки о счастливых мужчинах" - здесь).

Владимир Романенко тоже уверен в том, что создал новый жанр. "Я считаю конструкцию своего романа уникальной, - говорит он. - По крайней мере, я сам не видел, чтобы так делал кто-то еще. Вместо глав в романе серии. Всего их 25 штук. Это как бы некий художественный фильм, который демонстрируется на экране, в зале сидят люди, эти люди просматривают каждую серию, я выступаю в роли ведущего, и после каждой серии я прошу людей в зале обсудить то, что они уже увидели".

Отрицание материального

Писательскую деятельность Константин рассматривает как хобби, доходы с продаж книг получать не рассчитывает, и уверяет, что даже не интересуется тем, как его первая книга продается в магазинах.

Зимой Ангелов собирается уехать в Гоа, позаниматься йогой и, если ему там понравится, - купить домик. Это тоже часть детской мечты - иметь дом у моря и писать в нем книги. "Я сторонник жизни здесь и сейчас, - говорит он. - Я не в системе. Я живу совершенно другими понятиями: философии, духовности, нематериального мира. Материальный мир мне уже неинтересен. Я в нем нахожусь только потому, что у меня есть физическая оболочка, и она должна питаться и что-то делать".

Владимир пошел дальше: он занимается практиками "познания необычного в обычном" уже несколько лет, у него было несколько Учителей, и он утверждает, что умеет делать то, что делают герои в его романе, в частности, читает мысли.

"На этом этапе социальные ценности отрицаются ярко, - подтверждает Карташова. -У человека было очень много социальных ценностей в то время, когда он был успешным. Он жил для достижения определенной степени благосостояния. Он уже доказал себе, что может быть успешным, и сразу начинает их отрицать. Опять-таки идет дисбаланс, выкидывание этого куска из жизни, потому что мир материален, и для современного мира абсолютно нормально - стремиться к тому, чтобы получить признание, или получать заработок от того, что ты делаешь".

Почему именно йога и именно Гоа

"Йога, Гоа - это ценности восточные, - продолжает она. - К этому пути людей приводит как раз потребность в отрицании социальных ценностей. Хочется уехать в Индию, но все-таки в ее более цивилизованную часть, какой и является Гоа. Гоа возникает у многих еще и потому, что у человека есть потребность в том, чтобы принадлежать к обществу себе подобных. Там уже сформировалось определенное сообщество, и люди едут туда в поисках поддержки, они едут туда, где найдут таких же, как они".

Из крайности в крайность в поисках середины

Ангелов сейчас не видит никаких минусов в своей новой жизни: любой опыт, даже отрицательный, он рассматривает как полезный. По мнению Анны Карташовой, такая крайность - скорее всего, не истинный путь каждого дауншифтера, это необходимая ему стадия для того, чтобы найти свою середину, свое место. "Когда они насыщаются свободой так же, как до этого насытились работой, они обычно находят середину, которая будет для них комфортной", - считает психолог.

Читайте также: Жизнь после Гоа. Как бывшим дауншифтерам безболезненно вернуться к работе
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter


Комментарии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии и получить доступ к Pipeline — социальной сети, соединяющей стартапы и инвесторов.
EMERGE
31 мая 2019
Ещё события


Telegram канал @rusbase