Архив rb.ru

Шведский девелопер Norrland о работе в России: "Каждый день удивляешься"

Архив rb.ru
Анна

Анна

RB.ru выяснил, как работается иностранцам в России и чем наш рынок недвижимости отличается от западного

Шведский девелопер Norrland о работе в России: "Каждый день удивляешься"
Шведская компания Norrland строит экологичный загородный поселок на новорижском направлении Подмосковья. Общая стоимость проекта составляет $66 млн. Дома в нем будут из дерева, стоить они будут недешево, а вместе с ними шведы хотят продавать россиянам и здоровый, "экологичный" образ жизни. Антон Тажиев, партнер компании и гражданин Швеции, предпочитает называть свой поселок городком и рассчитывает на то, что в России можно построить частичку Скандинавии. RB.ru решил пообщаться с Тажиевым и выяснить, что влечет инвесторов из одной их самых лучших стран для ведения бизнеса в одну из худших, и является ли экологичность жилья в России столь же важным критерием выбора, как на Западе?   
 
- В России этот проект для вас первый. А в мире?
 
- В мире – нет. У нас есть реализованные проекты в Швеции. Те проекты, по которым мы строим дома в Подмосковье, уже опробованы там. А в России мы собираемся работать и дальше, сейчас выбираем площадку для нового поселка в Московской области.
 
- А в другие российские регионы не планируете выходить?
 
- Вообще, изначально мы заходили в Россию с Нижнего Новгорода. Нас туда пригласили, у нас были комфортные условия для работы. Но во время кризиса 2008 года мы поняли, что рынок там очень сильно обвалился, и строить не целесообразно. В Москве рынок тоже упал, но это как раз для нас было положительным фактором, цены на землю стали  адекватными, и мы купили участок в Подмосковье. В итоге оказалось, что за те же деньги, что в Нижнем Новгороде до кризиса, после него мы смогли сделать такой же проект в Москве.
 
- А в принципе иностранным инвесторам в России, кроме Москвы, что-нибудь интересно?
 
- Теоретически, конечно, интересно – люди везде живут. Но мы, например, пока не видим, каким образом в регионах можно зарабатывать деньги. Хотя я уверен, что есть инвесторы, которые это видят и, в общем-то, работают. Мы точно не одни здесь. Например, англичане – более смелые, немцы – более смелые…
 
- А ваши соотечественники из "Икеа" заявляли о том, что сворачивают инвестиционную программу в России…
 
- Просто условия, которые администрации предоставляют в регионах, не очень комфортны. Я могу сказать конкретно по Нижнему Новгороду – случается, что местные власти, что называется, вставляют палки в колеса.
 
- А что, в Москве комфортные?
 
- Ну, Москва – большой город, здесь все немного по-другому. Конечно, от власти и здесь инвестор зависит. Мы, поскольку работаем в Подмосковье, все время сталкивается с разными администрациями. Перед тем как принять инвестиционное решение, мы прощупываем почву, чтобы определить, насколько та или иная администрация адекватна, и насколько с ней будет удобно работать. В принципе, точно также можно прощупывать почву и в других регионах и работать. Но нам кажется, что пока это не очень выгодно.
 
- Доходность низкая?
 
- Будет ли она вообще, доходность… Не время пока. Хотя постепенно администрации меняются, страна более современной становится. И бюрократии становится меньше, это уже чувствуется. Мы в России с 2006 года, за это время очень много чего изменилось, в том числе, в лучшую сторону.
 
А вообще, я слышал, что Московская область радикально отличается от Москвы. Я не знаю конкретно насчет администрации Собянина, не знаю, что она делает для того, чтобы привлечь инвесторов, но с рядом администраций Московской области мы дружим, они понимают, что мы приносим в регион деньги, а значит делам хорошее дело. 
 
- Если бы у всех так хорошо было…
 
- Ну, если говорить об "Икеа", то она, в общем-то, сама в чем-то была виновата. Эта компания решила здесь делать все по-своему. В итоге, наступила на эти грабли. Ну, помогли ей, конечно… А мы пытаемся понять российскую действительность и найти какой-то компромисс. Кстати, могу сказать, что Швеция – страна не менее бюрократическая, а даже более. На ту же работу, что мы здесь проделываем с землей, там придется потратить гораздо больше времени.  
 
- Еще руководители "Икеа" жаловались на коррупцию в РФ и говорили, что взяток давать не будут. А вы сказали, что пытаетесь найти компромисс. Что вы имели в виду?
 
- Я не про взятки говорю, мы тоже не даем, у нас общественный фонд и нет денег не на банковском счете. Фонд контролируется Министерством финансов Швеции, за любой контракт мы обязаны отчитываться перед ним. Я имел в виду, что "Икеа" сюда привезла свой менеджмент, который стал вести бизнес, как в Швеции. Но здесь ведь не Швеция, здесь другие реалии, и необходимо это учитывать. 
 
- Когда вы собрались в Россию, вас не пугало все то, что он ней на Западе пишут? Россия постоянно признается одной их худших стран для ведения бизнеса, Швеция – одной из лучших… Зная это, почему вы все-таки сюда пришли?
 
- Просто здесь есть возможность реализации крупного проекта. А в Швеции уже, кажется, все построено. Там практически невозможно взять и построить целый городок. А в России работать интересно, потому что здесь пока еще много чего нет. 
 
Что касается коррупции и бюрократии… Мы сразу пытаемся объяснить подмосковным властям, что мы не ходим с мешком денег. Если то или иной администрации неинтересно работать на таких условиях, то мы просто не заходим в этот район, а все вопросы стараемся решить без единой копейки. Я знаю, конечно, что люди работают и по-другому, но я считаю, что в России тоже есть альтернатива. Не знаю как в других сферах, а в девелопменте точно есть. 
 
- А какие еще из развивающихся стран западным инвесторам потенциально интересны?
 
- Ну, Индия и Китай, плюс вся Восточная Европа. Вот Китай создал очень комфортные условия для инвесторов, поэтому все туда стремятся. В Пекине иностранных архитекторов принимают на "ура", любое бюро с радостью берет их на работу, платят хорошие деньги, а сами учатся.
 
- Чем работа девелопера в Швеции отличается чем-то от работы в России? 
 
- Швеция очень демократическая страна, и демократические процессы тормозят развитие любого проекта, принятие ключевых решений. Пока народ не проголосует за то или иное здание, его не начнут строить.
 
- А есть ли какие-то особенности российского рынка, которые могут удивить иностранца?
 
- Здесь каждый день чему-нибудь удивляешься… Ну, если говорить о рынке недвижимости – он не очень развит пока. Кроме того, здесь не очень качественные проекты. Мы пытаемся найти партнеров, предлагаем что-то делать вместе. Хороший продукт стоит денег, но каждый раз начинается: нет, давайте на этом сэкономим, это заменим… И в итоге мы в России видим то, что видим: то, что настроено в Подмосковье, за редким исключением, очень плохого качества. Архитектура надуманная и безответственная, без мыслей об окружающей среде – как эстетически, так и экологически. Хороших проектов единицы.
 
-  Наши, российские игроки рынка недвижимость говорят, что на Западе первое, чем люди интересуются при покупке жилья, это его экологичность…
 
- На этот вопрос можно ответить, во-первых, на примере среднего размера дома в Швеции и России. В Подмосковье распространены дома площадью 500 кв. м на одну семью, это предполагает очень большие энергозатраты. В Швеции не покупают таких домов: там покупают ровно столько метров, сколько нужно на одну семью - около 200 кв. м. Отапливать такие дома намного дешевле.  
 
Во-вторых, на примере строительного материала. Дерево – самый экологически чистый материал, самовосстанавливающийся. Но в России почему-то все решили строить из камня. В Швеции это невозможно, потому что час работы кирпичеукладчика стоит 100 евро, и в других странах Западной Европы так же. А в России, где используют дешевую рабочую силу – гастарбайтеров, можно позволить себе укладывать высоченные кирпичные стены. 
 
- И вы будете предлагать в России прогрессивные западные идеи для загородной жизни? Но есть ли в России покупатель на небольшие деревянные дома бизнес-класса? Ведь, похоже, дерево не ассоциируется у россиян со статусностью, а больше – с дешевыми дачами…
 
- Наверное, сейчас действительно не ассоциируется. С другой стороны, исторически дерево было основным строительным материалом, дореволюционные усадьбы строились из дерева… Экологичность – это мировой тренд, и здесь она тоже входит в моду. Магазины "Зеленый перекресток" и LavkaLavka – индикаторы того, что людям не безразлично, что они едят, а значит им, наверное, не все равно и где они живут. Наши клиенты – это люди с доходом выше среднего. Это люди из бизнеса, из творческой среды. Мы ведем переговоры с несколькими известными режиссерами, известными дизайнерами, которые видели, как живут на Западе.
 
Нам кажется, что потенциальных покупателей экологичного жилья в России с каждым годом становится все больше.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

18 — 20 ноября 2019

INTR: Основы Hadoop

18 ноября 2019 — 18 января 2020

Основы работы с цифровыми правами