Архив rb.ru

Суд над Фарбером стал новым делом Дрейфуса

Архив rb.ru
Дарья

Дарья

RB.ru восстановил хронику обоих дел, а также выяснил, кто может стать новым Золя

Суд над Фарбером стал новым делом Дрейфуса
Интернет-пользователи активно обсуждают приговор сельскому учителю Илье Фарберу. Многие сторонники Фарбера сравнивают его с историческим делом Дрейфуса. RB.ru решил вспомнить, как развивалась история суда над французским офицером, а также выяснить, насколько правомерно его сравнение с делом Фарбера.



Персона: Илья Фарбер, учитель ИЗО в школе

Обвинение: По мнению обвинения, Фарбер в 2010 году переехавший в 2010 году с семьей в село Мошенка, возглавил местный ДК и взял «откат» с подрядчика Юрия Горохова, занимавшегося ремонтом во Дворце культуры. Защита утверждала, что Горохов Фарбера оговорил. Кроме того, Фарбер вкладывал личные средства в ремонт ДК, а деньги которые в момент задержания он получал от Горохова были возмещением трат Фарбера на ремонт.

Предыстория скандального дела: Илья Фарбер – нестандартный учитель, закончив ГИТИС, он устроился учителем ИЗО в селе Рождествено, где организовывал кружки, выигрывал для школы международные гранты и всячески поощрял интерес детей к искусству и творчеству. В 90-х и нулевых Фарбер работал в Москве дизайнером, а в 2010-м году он поехал на Селигер и влюбился в село Мошенка, совершенно не туристическое место, которое и положило начало его злоключениям.

Переехав в Мошенку с детьми, Фарбер устроился работать в местную школу в сентябре 2010 года учителем ИЗО, музыки и литературы. В общем, местные жители отнеслись к нему настороженно, а некоторые и вовсе считали его чудаком.

Фарбер организовывал в местном Доме культуры культурные мероприятия, а вскоре его назначили директором ДК. В 2011 году глава сельской администрации Любовь Валеева попросила Фарбера возглавить ремонтные работы в здании ДК, что и послужило поводом для дальнейшего уголовного преследования.

Показания Фарбера: По словам учителя, ремонт продвигался очень медленно, подрядчик не справлялся и жаловался на недостаток финансирования ремонта. Тогда Фарбер начал вести ремонт на свои деньги, он покупал стройматериалы, а подрядчик (компания «Горстрой-1», возглавляемая Юрием Гороховым – прим. RB.ru) обещал вернуть деньги после окончания работ, составления акта об их приеме и получения оплаты (2,5 млн рублей) из государственного бюджета.

Задержание: По версии обвинения, в июле — августе 2011 года Илья Фарбер получил от Горохова 300 тысяч рублей, а в сентябре того же года потребовал ещё 132 тысячи рублей от него же, за подписание акта об успешном завершении работы. Тогда начальник «Горстроя-1» написал заявление о вымогательстве. После того как акт был подписан, Фарбера задержали с сотрудники Тверского УФСБ в офисе «Горстроя».

Приговор: 10 августа 2012 года Тверской областной суд на основе вердикта присяжных приговорил Илью Фарбера к 8 годам колонии строгого режима и штрафу в размере 3,2 млн рублей. Осенью того же года дело отправили на пересмотр, а 1 августа 2013 года Осташковский городской суд Тверской области приговорил Фарбера к 7 годам и 1 месяцу лишения свободы в колонии строгого режима с выплатой штрафа в 3,1 млн рублей.

Общественный резонанс: За время тяжбы дело приобрело общественное значение, став для правозащитников и оппозиционеров ярким примером предвзятости российской судебной системы. Масла в огонь подливает также тот факт, что Фарбер – еврей, что очевидно, пришлось не по душе прокурору. Например, гособвинитель в ходе разбирательств заявил: «Может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?». А судья попросил присяжных «не обращать внимания на слова подсудимого».

Предвзятость суда, защита интересов подрядчика, подставившего Фарбера и вхожего во влиятельные бизнес-круги Тверской области, а также антисемитский подтекст дела заставили правозащитников, в частности руководителя «Руси сидящей» Ольгу Романову, вспомнить знаменитое дело Дрейфуса.

Дело Дрейфуса



Персона: Офицер французского генерального штаба Альфред Дрейфус

Обвинение: Обвинялся в шпионаже в пользу Германской империи. В частности, его обвинили в передаче секретных документов Генштаба. Основанием для обвинения Дрейфуса послужило письмо, которое начальник внешней разведки полковник Юбер-Жозеф Анри передал в военное министерство. В нем говорилось от лица предателя об успешной передаче секретов Франции немецкому адресату. Анри заявил, что это письмо было найдено в выброшенных бумагах одного германского военного агента. При этом в бумаге не было ни числа, ни подписи. Но эксперты военного министерства признали в письме почерк капитана Дрейфуса, еврея по происхождению. Дрейфус был арестован 15 октября 1894 года, а уже в декабре 1984 года суд, проходивший за закрытыми дверьми, вынес обвинительный приговор, несмотря на отмеченный судьями недостаток улик.

Дело было шито белыми нитками, поэтому с согласия военного министра следователь пошел на должностное преступление и сфабриковал записку, якобы написанную германским послом и изобличавшую Дрейфуса в сотрудничестве с немцами. В результате Дрейфуса приговорили к разжалованию и пожизненному заключению на тюремном Чертовом острове.

Общественный резонанс: Бывшие соратники  Дрейфуса, в числе которых было много его недоброжелателей и яростных антисемитов, в лице лагеря силовиков единодушно поддержали приговор Дрейфусу. Однако после появления в местных печатных СМИ копии письма Дрейфуса, ставшего опорой обвинения, у многих появились сомнения в том, что его действительно написал опальный офицер. Более того, новый начальник разведывательного бюро, полковник Жорж Пикар заявил о том, что почерк в письме очень похож на почерк  другого офицера - майора Эстерхази. Смуту усилило выступление знаменитого писателя и политического деятеля Эмиля Золя.

Как-то за ужином с друзьями Золя сказал: «Вы припоминаете того артиллерийского капитана, который был приговорен военным трибуналом к пожизненной высылке за предательство и разжалован на Марсовом поле?» – «Право, не помню», – признался его друг и композитор Альфред Брюно. «Да как же! – волновался Золя. – Капитан Дрейфус. Так вот, друг мой, он невиновен… Это известно, но его продолжают держать на Чертовом острове, в Гвиане, где он с 1894 года тщетно сражается со своей участью… Один-единственный военный желает его реабилитации: подполковник Пикар. Скажет ли он об этом?.. Я пока не знаю, что сделаю, но непременно сделаю что-нибудь… Как можно не попытаться воспрепятствовать совершению подобной несправедливости?».

«Я обвиняю!»:  После того как Эстерхази был оправдан по обвинению в подлоге, газета «L’Aurore» опубликовала знаменитое открытое письмо Эмиля Золя к президенту республики Феликсу Фору под названием «J’accuse» («Я обвиняю», - прим. RB.ru). В этом письме Золя очень эмоционально и яростно разоблачает заговор Генштаба и военного министерства против ненавистного им Дрейфуса, а также обвиняет самого Эстерхази в пропаже секретных документов. Это письмо взорвало общественность не только во Франции, но и за ее пределами. Самого Золя судиди и приговорили к году заключения, но он успел бежать в Англию.

Реабилитация Дрейфуса: Позже в ходе кассационных разбирательств были выявлены несколько фактов подлогов против Дрейфуса. Полковник Анри, который сыграл в обвинении  Дрейфуса такую же роль, как и Горохов – в обвинении Фарбера, покончил с собой в тюрьме в 1898 года, а в 1903 году Дрейфус был   признан невиновным, восстановлен в звании и награждён орденом Почётного легиона.

Что общего у Фарбера и Дрейфуса?

Глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает, что едва ли сравнение дел Дрейфуса и Фарбера корректно. Однако он выделил два общих места: «В деле Фарбера слишком спорная доказательная база, которую нужно пересмотреть. Также  намеки по поводу фамилии Фарбера, которые позволял себе прокурор, были неправомерны».

Политолог считает, что даже если Фарбер виновен, приговор чрезмерен. Его суровость объясняется тем, что на стороне обвинения, по-видимому, есть влиятельные и заинтересованные в обвинении учителя люди. Также Евгений Минченко считает, что плохую службу Фарберу сыграла его конфронтационная линия поведения по отношению к суду, которую он ведет с самого начала дела.

Отвечая на вопрос о том, есть ли в современном обществе человек, который мог бы взять на себя роль Золя, политолог ответил : «Сейчас нет такого человека, ведь все они (сторонники Фарбера – RB.ru) политически маркированы. Единого морального авторитета среди них нет».




Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Актуальные материалы —
в Telegram-канале @Rusbase

Комментарии

ПРОГРАММЫ И КУРСЫ

23 — 25 сентября 2019

INTR: Основы Hadoop

23 сентября — 21 декабря 2019

Digital Branding

23 сентября — 23 декабря 2019

Тинькофф Финтех- школа