"В Москве есть все!"

Расскажите друзьям

RB.ru продолжает заглядывать в гости к иностранцам, живущим в Москве

- А если иностранец здесь долго живет, то подходит? И с русской женой если?
- Да, если он готов к съемкам! А он откуда?

-  Не знаю, это мне тут пишут. Еще предложили англичанина.
-  Бери всех! Я разберусь!


Примерно так происходит поиск героев для проекта, который RB.ru начал полгода назад. Эта процедура  всякий раз напоминает  мне рассказ Довлатова «Компромисс» - о подборе новорожденного в кандидаты на четырехсоттысячного жителя Таллинна.  
 

Звоню в редакцию. Подходит Туронок.

     - Слушаю вас... Туронок.

     - Генрих Францевич, только что родился мальчик.

     - В чем дело? Кто говорит?

     - Это Довлатов. Из родильного дома. Вы мне задание дали...

     - А, помню, помню.

     - Так  вот,  родился мальчик.  Большой,  здоровый...  Пятьдесят  восемь

сантиметров. Вес - четыре двести... Отец - эфиоп.

     Возникла тягостная пауза.

     - Не понял. - сказал Туронок.

     - Эфиоп,  - говорю, - родом  из Эфиопии... Учится  здесь... Марксист, -

зачем-то добавил я.

     - Вы пьяны? - резко спросил Туронок.

     - Откуда?! Я же на задании.

     - На  задании... Когда вас  это останавливало?! Кто  в  декабре облевал

районный партактив?..

     - Генрих Францевич,  мне неловко подолгу занимать телефон... Только что

родился мальчик. Его отец - дружественный нам эфиоп.

     - Вы хотите сказать - черный?

     - Шоколадный.

     - То есть - негр?

     - Естественно.

     - Что же тут естественного?

     - По-вашему, эфиоп не человек?

     - Довлатов,  - исполненным муки голосом произнес Туронок, - Довлатов, я

вас  уволю...  За  попытки дискредитировать все самое  лучшее...  Оставьте в

покое своего засранного эфиопа! Дождитесь нормального -  вы слышите меня?  -

нормального человеческого ребенка!..

     - Ладно, - говорю, - я ведь только спросил...

     Раздались частые гудки. Теппе сочувственно поглядел на меня.

     - Не подходит, - говорю.

    - У меня сразу же возникли сомнения, но я промолчал. 

После выбора героев следующей трудностью становится напроситься в гости: то ли потому, что, в принципе, мало кто настроен пускать в дом посторонних, то ли потому, что западный менталитет строго стоит на страже максимы «мой дом - моя крепость». «Крепость» всякий раз приходится брать практически приступом.  Помните, как в фильме «Интердевочка» шведский муж укоряет героиню  Елены Яковлевой за то, что она легко впускает в дом «посторонних» - на что она в запале отвечает ему: «Знаешь, что?! У тебя свои национальные традиции, а у меня свои! Мне бы в Ленинграде и в голову не пришло не приглашать кого-то в гости!»  Но в этот раз все происходит легко и просто (даром, что наш герой тоже из Швеции), и мы с фотографом попадаем в старый московский дом в центре города.

 

Мэтт (Швеция), финансовый контролер, Microsoft, в Москве 2,5 года



Мэтт живет в Брюсовом переулке в огромной трехкомнатной квартире, аренду которой оплачивает работодатель, из его окон открывается вид на  Храм На Успенском Вражке. «В Швеции я жил в более скромной квартире», - улыбается хозяин.

Во время беседы Мэтт убирается – я хожу за ним «хвостиком» по дому, пока он раскладывает вещи по местам: «Меня удивляет то, что в России люди не держат свои квартиры в порядке: в них очень мало свободного места». Я понимаю, почему он так думает: его собственную квартиру можно назвать скорее пустой, чем полной. Все очень аскетично и, по всей вероятности, по-скандинавски (по правде говоря, я никогда не была в гостях ни у шведов, ни у финнов, ни у норвежцев, ни у датчан). Довершает полноту  образа мебель из «Икеи».

О планах на жизнь

Мэтт хорошо говорит по-русски -  выучил  язык сам. Среди кучи книг на искусственном камине замечаю «Мастера и Маргариту» на английском – хозяин поясняет, что на русском читать пока все же тяжело. Кроме русского, он знает шведский, хорватский, английский, немного тайский и немецкий. В прихожей стоит большой чемодан – хозяин любит путешествовать, почти каждые выходные куда-то улетает. Он успел побывать более чем в пятидесяти странах: «Я хочу пожить везде, где это возможно». Из российских городов был ещё в Смоленске.

Moscow never sleeps

«Мне очень нравится в Москве. Вообще есть два города, в которых я жил и которые я очень люблю – Москва и Бангкок. Это очень динамичные города. Москва мне нравится больше, чем Нью-Йорк и Лондон. Здесь есть все, здесь большой выбор ресторанов, открытых в любое время суток. Мои любимые места в городе  – «Кофемания» на Большой Никитской и  Коломенское. Ещё я обычно играю в сквош в Крылатском,  неподалеку от офиса.

Единственное, что в Москве плохо — это пробки. Но они на меня несильно влияют. Я езжу на работу на такси против основного движения – из центра в Крылатское и по вечерам наоборот».

Ему, как и большинству иностранцев, очень нравится московское метро: «Но оно ужасно неудобное – разговаривать в вагонах невозможно. Я не понимаю, почему власти не могут инвестировать во что-то, чем пользуется 10 миллионов человек ежедневно?!»

Про быт

Спрашиваю, как он справляется с классикой российского лета – отключением горячей воды. Оказывается, что уже привык: «С этим ничего не сделаешь, а вот интернет почему-то оказалось очень трудно провести. Ещё я заметил, что в России все стараются обмануть систему, заработать немного денег. Я заказывал мебель в «Икее» и оплатил доставку – грузчики привезли ее к подъезду, а дальше отказывались поднимать ее в квартиру. Мне пришлось заплатить им дополнительно 1000 рублей, чтобы они занесли ее. Причем сперва они донесли ее до дверей».


Комментарии

  • Ильдар Исхаков 11:35, 13.08.2010
    0
    Действительно, в Москве есть всё - и иностранцы тоже...
Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
FinCon
25 октября 2017
Ещё события


Telegram канал @rusbase