Архив rb.ru

Вспоминая кризис-1998

Архив rb.ru
Елена

Елена

Они выжили в августе 1998-го. Поэтому им ничего не страшно сегодня

Вспоминая кризис-1998
Бизнесмены понимают, что сегодня ситуация намного серьезней, чем в 1998 году: тогда кризис был локальным и касался только России, сейчас он общемировой, затяжной и непредсказуемый. Тем не менее, сегодня они чувствуют себя гораздо спокойней: тем, кто пережил тот дефолт, уже ничего не страшно.

По прошествии десяти лет об августе 1998 года многие вспоминают даже позитивно. "Кризис закаляет сильных людей", - считает генеральный директор сети "Кофе Хауз" Владислав Дудаков. Дефолт по внутреннему долгу (подробнее - в дополнительном материале) не только обрушил рубль, стал причиной оттока иностранных инвестиций и увеличил внешний долг страны. Он поставил людей в ситуации, из которых им было необходимо выкарабкиваться. А для этого - мыслить, крутиться, работать. "Все, кто прошел 1998 год, обрели понимание ситуации, спокойствие, - говорит владелец компании Next Demand Consulting Дмитрий Неткач. - А тогда мы совершенно не понимали, что происходит, не знали, что делать, нервничали и суетились".

Из наемника в собственники

"Кризис 1998 года застал меня в позиции наемника, я работала в группе компаний "Арес" директором по HR и PR, - рассказала Office Life управляющий директор, владелец PM Team Марина Вишнякова. - Естественно, реакция собственника на кризис была "резать косты", поэтому данные подразделения были сведены практически в ноль - как по людям, так и по бюджету. Тогда я предложила ему сделать их хозрасчетными единицами, используя тему трансфертных цен".

"Арес" тогда представлял собой совокупность бизнесов с самостоятельными бюджетами. "Соответственно, для того, чтобы существовать, наше подразделение должно было быть востребованным, - продолжает Марина. - Для того, чтобы получить заказ, нам надо было предоставлять услуги лучше и дешевле, чем на рынке. Вот эту задачу я и решала в течение 98-99 гг. В результате подразделение стало самоокупаемым в короткие сроки, а через полгода - прибыльным".

Сейчас у Вишняковой собственная консалтинговая компания PM Team. Марина не расценивает дефолт 1998 года как время потерь, скорей - наоборот: для нее этот период стал временем, позволившим впоследствии успешно раскрутить свой бизнес. "Было нелегко, конечно, в первую очередь потому, что пришлось расстаться с собственными излюбленными стереотипами, - говорит она. - Но кризис тем и хорош, что заставляет думать. Я бы считала большим временем потерь сытый период высокой цены на нефть, потому что мозги - продукт скоропортящийся. А самые неприемлемое условие для хранения этого "продукта" - сытость".

Евгений Чичваркин: "Через 40 дней после обвала у меня родился ребенок"

 В 1998 году "Евросеть" только начинала существовать. Тогда у бизнес-партнеров, Евгения Чичваркина и его друга Тимура Артемьева, было около пяти тысяч долларов на аренду помещения. Свой первый магазин они открыли по соседству от дома (Чичваркин и Артемьев выросли в одном дворе), а телефоны и аксессуары к ним покупали в кредит. Видео, в котором Евгений рассказывает о том, как он начал заниматься коммерцией, можно посмотреть здесь.

"У меня 27 сентября 1998 года родился первый ребенок, - рассказал Чичваркин Office Life. - Через сорок дней после обвала". По его словам, в 98-м, как и всегда, он "занимался работой, продавал телефоны". "Только ценники едва успевали менять", - добавляет он. Для "Евросети" главным тогда было выжить, и она выжила. Даже вполне успешно: в 1998-м году сеть открыла еще одну точку продаж. Взлет компании произошел в 2000 году, когда она объявила себя дискаунтером. А в сентябре 2008 года, в разгар нового кризиса, Чичваркин продал свой бизнес Александру Мамуту: компания была отягчена долгами, существовал шанс, что она не сможет расплатиться за новогодние поставки.

Сегодня Чичваркин решил на время оставить бизнес ради политики, потому что "пока рынок падает, начинать что-либо в бизнесе непродуктивно". Бизнесмен будет работать над продвижением бренда созданной в ноябре 2008 года праволиберальной партии "Правое дело".

Как щенка в воду

Для творческого директора и совладельца агентства креативных стратегий и коммуникаций "Рекламафия" Константина Гаранина дефолт оказался благом. "Меня как щенка бросили в воду и заставили научиться плавать", - рассказал он Office Life.

В 1998 году Гаранин работал копирайтером в дизайн-бюро "Паровоз" и учился по вечерам на журфаке МГУ. "Как наимладшую творческую единицу меня тогда сократили одним из первых, - вспоминает он. - Я активно занялся поиском работы и очень быстро нашел более высокую позицию, правда не на агентской, а на клиентской стороне - стал руководителем рекламного отдела агентства поддержки малого и среднего бизнеса".

Константин проработал там полтора штормовых года. За это время он поработал на выборах, позанимался копирайтингом, организацией рекламных процессов и полиграфии, общением с прессой, регионами, интернетом... "В общем, я набрался богатейшего рекламного опыта и потом снова ушел на агентскую сторону", - подытоживает он. Сегодня Гаранин проводит семинары, на которых учит маркетологов адаптироваться к текущему кризису: эффективно использовать сократившиеся рекламные бюджеты, задействовать механизмы средового маркетинга и арт-коммуникаций.

Фокус на семье

"Дефолт в какой-то мере меня воспитал, - говорит Владислав Дудаков. - Заставил понять, что экономический кризис - это не самое страшное, что может случиться. Я начал осознавать, что семья для меня гораздо важнее. В такие периоды жизнь возвращается в дом, к истинным ценностям".

Генеральный директор сети "Кофе Хауз" в 1998 году работал в Макдональдсе. "Я был управляющим шестью ресторанами, - вспоминает Дудаков. - Дефолт сказался на Макдональдсе позитивно, потому что в кризис там стало питаться большее количество людей". "Конечно, с зарплатами стало хуже, но была их постоянная индексация, - продолжает он. - Макдональдс не закрывал точки, однако сократил некоторые затраты и больше перешел на российскую продукцию, меньше стал работать с Западом".



Однако по кошельку самого Дудакова дефолт ударил сильно. Как Владислав рассказал Office Life, у него на тот момент был большой долларовый кредит в банке - на него он купил квартиру. "Когда рубль грохнулся, мне стало очень сложно его обслуживать, - говорит он. - Моей жене пришлось пойти работать, мы затянули пояса и стали экономить на всем". "Но это мобилизовало нас еще больше, - уверен Дудаков. - В результате, кредит мы вернули за короткий период".

Хэппи-енд вслед за полным крахом

"В 98-м я работал в США и сильно пострадал от кризиса", - начинает свой рассказ владелец компании Next Demand Consulting Дмитрий Неткач. В то время Дмитрий был совладельцем компании Russian Entertainment Network (REN), занимавшейся продвижением российской кино- и ТВ-продукции в США. В частности, обеспечивал маркетинговую поддержку фильму Павла Чухрая "Вор", выдвигавшемуся на Оскар.

"В числе инвесторов REN были частные лица, небольшие американские компании, - говорит Неткач. - Когда начался кризис, все они "отвалились". Я остался один с большими обязательствами и без финансовой поддержки".

"Меня успокаивало лишь то, что у меня на руках был билет на Москву с открытой датой, и в любой момент я мог улететь, - вспоминает он. - Но я стал думать, как вытянуть компанию". В итоге решение нашлось: в России тогда многое продавалось за бесценок. REN выкупила права на большое количество документальных материалов про российский космос. В США REN совместно со своим партнером на основе этих материалов сделали фильм о российско-американском космическом соперничестве и взаимодействии. "Проект был успешным, - говорит Неткач. - Это нас спасло. В итоге получился хэппи-енд, хотя поначалу был полный крах".

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Материалы по теме

  1. 1 7 шагов для тех, кто рискнет начать продажи на маркетплейсах, когда рынок замер
  2. 2 «Я три раза оказывался в предбанкротном состоянии и каждый раз выигрывал»